Коротко

Новости

Подробно

Россия и Хорватия испортили финал

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 34

Неделю назад в Австрии и Швейцарии завершился чемпионат Европы по футболу — как подчеркивали его организаторы, третье по масштабу спортивное событие в мире после Олимпиады и мирового футбольного первенства. Как и зачем организуют подобные глобальные спортивно-массовые мероприятия, попытался изучить специальный корреспондент ИД "Коммерсантъ" Михаил Зыгарь.


Праздник вместо битвы


Своей настоящей кульминации чемпионат Европы достиг в день финала, но не вечером на венском стадионе Эрнста Хаппеля, а после полудня на центральной площади, у собора Святого Штефана. В решающем поединке сошлись около 10 тыс. испанских и немецких болельщиков. В арсенале у немцев был оркестр с двумя трубачами и тремя барабанщиками. Основным оружием испанцев был надувной целлофановый бык, летавший над площадью и символизировавший корриду, пришедшую на главную площадь Вены. Два, а может, три часа немцы и испанцы пытались перепеть и переплясать друг друга.

Испанцы танцевали со своим быком, а еще, видимо призывая себе на помощь силу побежденной ими российской команды, пели "Калинку-малинку". Правда, на русскую музыку были положены испанские слова. "Yo soy espanol, espanol, espanol ("Я испанец, испанец, испанец!")",— хором орала часть площади, одетая в красные футболки.

Немецкий оркестр трубил в трубы и бил в барабаны, а бело-черная подтанцовка исполняла почти балетные па — под вкрадчивую музыку группа болельщиков танцевала на полусогнутых, изображая незаметное наступление на стан врага. А потом, когда оркестр начинал играть в полную силу, танцоры выпрямлялись и делали несколько стремительных и динамичных прыжков.

Решающий бой на площади Святого Штефана испанцы, конечно, выиграли. В целом в городе немецких болельщиков было гораздо больше (40 тыс. приезжих из Германии, согласно официальной статистике, против всего 15 тыс. испанцев). Но тысячи испанских фанатов сконцентрировались на главной площади и переиграли противников слаженностью кричалок, песен и танцев.

Ближе к матчу праздник поутих, болельщики разбрелись кто на стадион, кто в фан-зоны, а кто-то по барам. После матча у туристов, измотанных дневной жарой, пивом и пляской, уже не было сил ни горевать, ни радоваться. Испанцы с трудом добрели до Святого Штефана, чтобы прокричать: "Victoria!" — а немцы в основном разбрелись спать по отелям.

Футбол вместо оперы


Еще до рассвета на перекрытые для транспорта улицы Вены вышли грузовики и мусоровозы, которые несколько часов собирали пивные банки, окурки, дудки и флаги. А уже утром австрийские и городские власти объявили, что чемпионат оказался грандиозным успехом для экономики. "Большая победа для нашей страны. Впервые за долгое время мы получили такое внимание в мировой прессе",— восторгалась столичная газета Wiener Zeitung.

Вене чемпионат Европы был действительно очень нужен. Городские чиновники и бизнесмены в течение последних нескольких лет констатируют, что туристический интерес к австрийской столице стал падать. Когда-то Вена наряду с Парижем, Прагой, Лондоном и Римом была одной из самых популярных точек культурного отдыха в Европе. За несколько десятилетий в городе была создана грандиозная туристическая инфраструктура с тысячами отелей экономического класса, кафе и ресторанами, размещенными на первом этаже едва ли не каждого здания в историческом центре, и самой высокой в Европе плотностью музеев на квадратный метр. Однако по мере роста спроса на экзотический туризм интерес к Вене начал стихать. Отели стали простаивать, а приток туристических миллионов сокращаться.

Падение спроса на Вену и ее устаревающие аттракционы — оперу, кофейни, Моцарта, Штрауса, Габсбургов — наложилось на застарелые комплексы австрийцев. Жители бывшей империи, в которой в XVI веке никогда не заходило солнце, уже привыкли объяснять американцам, что Австрия — это не Австралия, а самым популярным туристическим слоганом стало "No kangaroos in Austria" ("В Австрии нет кенгуру"). Австрии в целом и Вене в частности была крайне необходима качественная и дорогостоящая реклама, которая могла бы вернуть им хотя бы туристический интерес. Именно такой рекламой и стал футбольный чемпионат Европы с финалом в Вене. Директора венских театров по ходу чемпионата наперебой жаловались журналистам на то, что Евро-2008 отбивает у них зрителей, которые стали менее активно ходить в оперу. И эти жалобы, конечно, тоже были действенным и лукавым пиаром самих театров. На самом деле на открытом концерте Пласидо Доминго и Анны Нетребко в Шенбрунне за два дня до финала чемпионата Европы был аншлаг. И даже накануне финала Германия--Испания "Лебединое озеро" гастролирующего в Вене Мариинского театре собрало полный зал.

Гостиница важнее стадиона


Непосредственно к чемпионату властям Вены в общем-то даже не нужно было усиленно готовиться. Главное — туристическая инфраструктура — было готово и так, поэтому оставалось только подготовить спортивную. Для этого реконструировали довоенный стадион Эрнста Хаппеля, доведя численность зрителей до 52 тыс. А еще достроили ветку метро, ведущую к главной спортивной арене. Новый суперсовременный стадион строить не стали, рассудив, что самое сильное впечатление на туристов все же производит качество отелей, ресторанов и кафе, а также городские достопримечательности, а вовсе не стадион. В конце концов, лишь малая доля болельщиков приезжает, чтобы посмотреть игру вживую, сидя на трибунах. Большинству европейцев, как ни странно, достаточно просто погулять по городу, выпить пива, подудеть в дудки и ощутить атмосферу вселенского праздника.

Вопрос о том, что важнее — спортивные объекты или туристические, оказывается чуть ли не главнейшим для всех городов, проводящих спортивные чемпионаты. Такой же выбор, как и австрийцы, сделали два года назад немцы во время чемпионата мира по футболу. Финал проходил на древнем Olympiastadion, 1936 года постройки, зато огромные деньги были вложены в новый суперсовременный берлинский вокзал. Примерно так рассудили и китайцы, готовящиеся сейчас к Олимпийским играм. Главным приоритетом при подготовке к Олимпиаде компартия Китая объявила строительство бюджетных отелей и реставрацию достопримечательностей в Пекине и его окрестностях. До олимпийских объектов руки дошли в последнюю очередь, поэтому они сейчас едва закончены. По мысли китайского руководства многочисленные стадионы — обязательное условие для проведения Олимпиады, однако не самое главное.

Если воспринимать Олимпиаду или футбольный чемпионат как часть бизнес-проекта, то сам турнир является лишь его начальной рекламной стадией. Весь расчет организаторов в том, что тысячи болельщиков, однажды приехав в город ради футбольного матча, потом захотят приехать туда вновь и посоветуют это же своим знакомым. В маркетинге это называется эффектом повторной покупки — поверив рекламе, потребитель может купить товар один раз, но никогда не приобретет снова, если будет им разочарован.

То, насколько деловая составляющая важнее спортивной, без стеснения демонстрировали и хозяева венских магазинчиков. Большинство из них искренне горевали из-за проигрыша российской сборной, уверяя, что мечтали о финале Россия--Хорватия.

"Самые лучшие команды — российская и хорватская. Потому что самые лучшие болельщики — русские и хорваты,— разъяснял владелец кондитерской на Ринге (венском бульварном кольце).— Потому что, когда русская или хорватская команды выигрывают, фанаты сразу начинают тратить много денег. Ничего не жалеют. Это вы в любом ресторане спросите. Испанцы и турки совсем другое дело. Но хуже всего немцы: мало того что скупые, так еще стоит им выиграть, потом четыре года рот не закроют — будут кричать, какие они великие".

Туалет важнее полицейского


Для того чтобы сделать пребывание болельщиков максимально комфортным, венские власти прибегли к нескольким странным уловкам. Во-первых, на улицах совсем не было видно полиции. Тысячи торжествующих фанатов не встречали никакого противодействия — очевидно, потому, что никто из них не был агрессивен. Однако это не значит, что стражей порядка не было вообще. Они появились из ниоткуда, когда, к примеру, в день финала группа нетрезвых немецких болельщиков начала задирать испанцев. В ответ на неприличные жесты немцев обиженные испанцы не придумали ничего лучше, как крикнуть: "Хайль Гитлер!" Немцы были так оскорблены, что развернулись и гордо ушли. Десять полицейских, вынырнувшие из переулка, молча понаблюдали за этой сценой, а потом немедленно исчезли.

Вдобавок к отсутствию полиции венские власти ничуть не ограничили продажу пива. Другие алкогольные напитки, по крайней мере в фан-зонах, не продавались. Зато безусловной находкой венцев стало повсеместное обилие временных туалетов. Причем центр города был заставлен не только стандартными кабинками. Хитом венских парков и фан-зон стали причудливые писсуары — сооружения, похожие на огромные цветочные горшки, разделенные высокой перегородкой на четыре части и, следовательно, способные даровать облегчение одновременно четырем болельщикам.

В и без того чистом городе не было видно нищих и бомжей, очевидно заранее эвакуированных специальными службами. Исключением оказался довольно недружелюбный, но явно авторитетный русский бродяга, которому удалось занять стратегическое место у фонтана на главной венской торговой улице Грабен. Этот легендарный дедушка, как утверждают болельщики со стажем, весь чемпионат ездил за российской командой туда, где она проводила свои матчи. Он посетил Инсбрук, Зальцбург, Базель и, наконец, добрался до Вены. Повсюду, раздевшись до трусов (на которых были изображены гениталии античного Давида), он вставал в центре города и, к восторгу туристов, распевал русские песни. В день венского полуфинала Россия--Испания он обернулся в российский флаг и оглашал Грабен строками: "Дни и ночи у мартеновских печей не смыкала наша Родина очей". И лишь в день финала он сменил российский флаг на испанский, однако репертуар не сменил, а также патриотично надел бейсболку футбольного клуба "Томь". В ответ на любые попытки туристов бесплатно сфотографировать его поющий дедушка бросался на европейцев с дубинкой. Попытки заговорить на родном языке он также не поощрял, отвечая: "Ты сначала деньгу брось, а потом рот разевай".

Наконец, главным испытанием для жителей Вены должен был стать тот факт, что ради прогулок фанатов была полностью перекрыта почти половина исторического центра. Впрочем, и это не стало особым шоком для венских автолюбителей, потому что все центральные улицы города и так являются пешеходными, а проехать по Вене можно, и минуя центр.

Турист важнее футболиста


Еще накануне финала спортивные чиновники и болельщики начали говорить о том, что сложившейся модели футбольных чемпионатов как удобных туристических аттракционов может прийти конец. В субботу, 28 июня, глава UEFA Мишель Платини провел пресс-конференцию, на которой говорил в основном о следующем чемпионате Европы, который должен пройти в 2012 году в Польше и на Украине. Основная мысль Платини сводилась к тому, что, если до сентября в Киеве и Варшаве не начнут строить хотя бы стадионы, на которых должны пройти финал и матч открытия, эти страны лишатся права проводить европейское первенство.

Хотя сложности со строительством спортивных объектов возникают у организаторов почти всех крупных турниров, столь строгих предупреждений еще никто не получал. В других странах нехватка спортивной инфраструктуры почти всегда компенсировалась хорошим развитием туристической. Но на Украине с этим еще сложнее. В 2005 году во время киевского "Евровидения" организаторы пытались решить проблему отсутствия гостиниц, соорудив палаточный городок на Турухановом острове. Однако "Евровидение" и чемпионат Европы по футболу — события несопоставимые, на футбольное первенство приезжает в десятки, а то и в сотни раз больше туристов, чем на конкурс эстрадной песни. Помимо гостиниц инспекторы из UEFA обратили внимание и на качество украинских дорог, а также на то, что между польскими и украинскими городами, которые должны принять чемпионат, нет прямого авиа- или железнодорожного сообщения. Таким образом, даже если европейские футбольные сборные и смогут провести свои матчи в Польше и на Украине в июне 2012 года, комфортного праздника европейским туристам никто пообещать не сможет.

После пресс-конференции Платини европейские газеты уже начали обсуждать, кто получит Евро-2012, если его отберут у Украины и Польши. Британские СМИ уверяют, что UEFA уже предупредил футбольную федерацию Шотландии, чтобы она на всякий случай готовилась. Другими кандидатами называют Испанию и Италию — там и гостиницы, и дороги, и стадионы давно построены.

Тем временем в российской делегации заговорили о том, что неудача Украины на Россию особенно не повлияет, а косвенно может даже увеличить шансы последней заполучить чемпионат мира по футболу 2018 года. После мировых первенств в ЮАР в 2010 году и в Бразилии в 2014-м по принципу ротации наступит очередь Европы. В этом случае основных соперников будет два — Англия и Россия. Причем перемещение Евро-2012 в Шотландию может ослабить позиции Англии (два турнира на одно государство с разницей в шесть лет), а Восточная Европа в этом случае, наоборот, окажется обиженной, что сыграет на руку России.

Правда, это только по логике, которая была бы приятна России. По европейской же логике Россия гораздо больше похожа на Украину, чем на Австрию. Никакой развитой туристической инфраструктуры, бюджетных гостиниц, дорог и транспортных развязок. Московские спортивные мероприятия организуются по сценарию, противоположному венскому: максимум милиции, а также — для пущего устрашения — грузовики с солдатами, минимум туалетов и никакого пива. Пешеходная фан-зона внутри Бульварного кольца может привидеться только в страшном сне.

Наконец, если UEFA лишит Украину и Польшу европейского чемпионата, это, конечно, не станет юридическим прецедентом, но наверняка станет моральным — в преддверии Сочи-2014, где с туристическими объектами все тоже не лучше, чем со спортивными. Корейский Пхенчхан, естественно, не получал никаких предупреждений от Международного олимпийского комитета. Однако, как и обещали корейские власти, в прошлом году проиграв Сочи на голосовании в Гватемале, строительство объектов ведется согласно намеченному плану. Просто так, на всякий случай.

Комментарии
Профиль пользователя