Коротко

Новости

Подробно

55 лет без Сталина

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 10

Из воспоминаний маршала Г. К. Жукова


Меня вызвал Булганин — тогда он был министром обороны — и сказал: "Садись, Георгий Константинович". Он был возбужден, даже не сразу поздоровался, только потом подал руку, однако не извиняясь. Помолчали. Затем Булганин, ни слова не говоря по существу дела, сказал: "Поедем в Кремль, есть срочное дело".

Поехали. Вошли в зал, где обычно проходят заседания Президиума ЦК партии. Потом я узнал, что в тот день было назначено заседание Совета министров. И министры действительно были в сборе. На заседании информацию должен был делать Берия. И он готовился. Я оглянулся. В зале находились Маленков, Молотов, Микоян, другие члены Президиума. Берии не было. Первым заговорил Маленков — о том, что Берия хочет захватить власть, что мне поручается вместе со своими товарищами арестовать его. Потом стал говорить Хрущев, Микоян лишь подавал реплики. Говорили об угрозе, которую создает Берия, пытаясь захватить власть в свои руки.

— Сможешь выполнить эту рискованную операцию?

— Смогу,— отвечаю я.

Знали, что у меня к Берии давняя неприязнь, перешедшая во вражду. У нас еще при Сталине не раз были стычки. Достаточно сказать, что Абакумов и Берия хотели в свое время меня арестовать. Уже подбирали ключи... Поймите после этого, что я охотно взялся его арестовать. За дело. Решено было так. Лица из личной охраны членов Президиума находились в Кремле, недалеко от кабинета, где собрались члены Президиума. Арестовать личную охрану самого Берии поручили Серову. А мне нужно было арестовать Берию. Маленков сказал, как это будет сделано. Заседание Совета министров будет отменено, министры отпущены по домам. Вместо этого он откроет заседание Президиума. Я вместе с Москаленко, Неделиным, Батицким и адъютантом Москаленко должен сидеть в отдельной комнате и ждать, пока раздадутся два звонка из зала заседания в эту комнату. Меня предупредили, что Берия физически сильный, знает приемы джиу-джитсу (рукопашной схватки). "Ничего,— говорю,— справлюсь, нам тоже силы не занимать".

Уходим. Сидим в этой комнате. Проходит час. Никаких звонков. Я уже встревожился. Уж не произошло ли там что без нас, не перехитрил ли всех Берия, этот изощренный интриган, пользовавшийся доверием Сталина? Немного погодя (было это в первом часу дня) раздается один звонок, второй. Я поднимаюсь первым... Идем в зал. Берия сидит за столом в центре. Мои генералы обходят стол, как бы намереваясь сесть у стены. Я подхожу к Берии сзади, командую: "Встать! Вы арестованы". Не успел Берия встать, как я заломил ему руки назад и, приподняв, эдак встряхнул. Гляжу на него — бледный-пребледный. И онемел. Ведем его через комнату отдыха в другую, что ведет через запасной ход. Тут сделали ему генеральный обыск. Да, забыл. В момент, когда Берия поднялся и я заломил ему руки, тут же скользнул по бедрам, чтобы проверить, нет ли пистолета. У нас на всех был только один пистолет. Второй взяли уж не помню у кого. Нам же не говорили, зачем вызывают в Кремль. Поэтому приехали невооруженными. Но и Берия, оказывается, не взял пистолета. Когда Берия встал, я смахнул его набитый бумагами портфель, и он покатился по длинному полированному столу.

Итак, посадили в эту комнату. Держали до 10 часов вечера, а потом на "ЗИСе" положили сзади, в ногах сиденья, укутали ковром и вывезли из Кремля. Это затем сделали, чтобы охрана, находившаяся в его руках, не заподозрила, кто в машине. Вез его Москаленко. Берия был определен на гауптвахту, вернее в тюрьму Московского военного округа. Там находился и во время следствия, и во время суда, там его и расстреляли.*

*Подробнее о том, как собирали компромат на арестованного Лаврентия Берию, см. на стр. 58.

ПРАВДА

25 июня 1953 года

Сегодня публикуется постановление Совета Министров СССР о выпуске Государственного займа развития народного хозяйства СССР (выпуск 1953 года). Постановление правительства ясно и четко определяет назначение нового займа: он выпущен в целях привлечения средств населения для финансирования мероприятий по осуществлению пятого пятилетнего плана. Сразу же после объявления этого постановления по радио в городах и селах нашей страны началась подписка. Со всех концов советской земли идут вести об успехе нового займа, о дружной и организованной подписке среди всех слоев населения. Отдавая взаймы государству свой двухнедельный заработок, трудящиеся выражают твердую уверенность в том, что новый заем будет способствовать успешному осуществлению планов мирного строительства, что средства, полученные от этого займа, будут потрачены на благо Родины, в интересах народа.

КРАСНАЯ ЗВЕЗДА

28 июня 1953 года

Вопрос этот не новый. Возник он еще в 1947 году. Известно, что офицеру наряду с походным снаряжением установленного образца совершенно необходимы такие предметы обихода, как чемодан, несессер и походная постельная принадлежность.

Встал вопрос о реализации выдвинутого предложения. Поначалу дело пошло вперед и сулило радужные перспективы. Главное интендантское управление само занялось разработкой образцов необходимых предметов. В 1948 году были изготовлены образцы офицерского чемодана, несессера, и даже в двух вариантах. И вот началась волокита... Военторг затянул решение этого важного вопроса на долгие годы.

КОМСОМОЛЬСКАЯ ПРАВДА

28 июня 1953 года

— Мы — накануне огромного события в жизни: совсем скоро нам, выпускникам естественно-географического отделения вручат диплом — путевку в самостоятельную жизнь. Мне выпало большое счастье — работать на Дальнем Востоке...

Чувства, которые испытывает Владимир Леднев из Смоленского педагогического института, разделяют тысячи выпускников советских вузов. Инженер, агроном, юрист, прощаясь с родным институтом, ищет сейчас на карте незнакомую точку — за Уральским хребтом и в долине Узбекистана, в приволжских степях и залитых зеленой краской черноземных полях. Там ждет тебя Родина. Там начнется твой самостоятельный труд.

Твой священный долг, воспитанник советского вуза,— отплатить сторицей родной стране, родному народу.

Рубрику ведет Евгений Жирнов


Комментарии
Профиль пользователя