Коротко

Новости

Подробно

Работный дом

Журнал "Коммерсантъ Секрет Фирмы" от , стр. 40

Свободные агенты продолжают перекраивать жизненные пространства. Начав с собственного жилища, они разносят идеологию мобильных офисов повсюду, порождая коворкинг-клубы, офис-кафе и фрилансерские коммуны.


Текст: Дмитрий Черников


"Пять лет назад мы с двумя партнерами решали, каким совместным проектом заняться. Посмотрели направо — голову потеряешь, налево — здоровье поломается, прямо — смысл жизни навернется. И пошли тогда в Крым, купили земельки и начали строить гостиницу, которая постепенно трансформировалась в центр удаленной работы для фрилансеров",— рассказывает Максим Погорелый. Основанная им "Итака" — крымская компания, которая предлагает удаленным работникам за $600 в месяц комнату для жизни, питание, фитнес и рабочее место.

"Мы рассчитываем на успешных людей — таких как мы,— объясняет Максим принцип работы "Итаки".— Лузеры или полулузеры нам не интересны ни как люди, ни как гости. Представьте фрилансера, имеющего хотя бы однокомнатную квартиру в Москве или Питере. Переехав к нам, он сдает ее за 700-900 евро и тратит деньги, зарабатываемые удаленно, на жизнь. И параллельно избавляется от города, пробок, шума, грязи, холодных зим. В ходе контактов с потенциальными клиентами нарисовалась занятная аудитория: веб-дизайнеры, программисты, писатели, несколько фотографов и художников". Фрилансер, о котором говорит Погорелый, может, конечно, и просто снять квартиру в Крыму. Но работать дома скучно. "Когда много интересных людей собираются вместе, работа приобретает новое качество и появляются новые проекты",— объясняет Погорелый.

"Свободные агенты" давно перестали быть замкнутой кастой "вольных художников". Сегодня почти каждый офисный работник хотя бы часть времени работает вне офиса. По данным The Yankee Group, 38% работоспособного населения США относится к "мобильным служащим", то есть тем, кто минимум 20% рабочего времени проводит вне офиса. Один из них — 46-летний миллиардер-филантроп Николас Берггрюен, который и вовсе обходится без офиса, работая в кафе и гостиничных номерах, где проживает, продав свой последний дом.

Британская аналитическая компания Career Innovation Group провела опрос 2 тыс. работников из 32 стран об отношении к дистанционной работе. 45% респондентов заявили, что предпочли бы работать вне офиса. Каждые четверо из десяти опрошенных собираются в ближайший год расстаться с работодателем, а 50% — пойти на снижение зарплаты, лишь бы им разрешили перейти на более гибкий график. По прогнозам экспертов, к 2010 году в Европе уже почти 100 млн человек будут работать удаленно. Похожая тенденция прослеживается в России, а значит, офисы для мобильных работников уже сегодня могут рассчитывать на миллионы потенциальных клиентов.

Работа на "Новом уровне"


Проекту "Итака" как рабочему месту для свободных агентов за будущих клиентов придется сражаться не с обычными офисами, а с коворкинг-центрами. В таком центре каждый может снять рабочее место на несколько часов, суток, месяцев (см. СФ N15/2008). Сегодня в России и на Украине мини-бум коворкингов — около 10 таких центров открылось только за последний месяц в Москве, Киеве, Санкт-Петербурге и Екатеринбурге.

"Фрилансеры крымскую благодать не потянут. 100 евро на питание, 50 евро на фитнес плюс бассейн. В общем, я платил бы 300 за месяц максимум, и то не евро, а долларов. Надо быть практичнее",— комментирует 25-летний программист Станислав Заярский, вместе с тремя коллегами разместившийся в киевском коворкинге "Вулык". Образовав вместе с приятелями девелопмент-центр западной компании, они поняли, что по домам работать им неудобно — не хватает "живого" общения. В Киеве взять в субаренду офис по $200 с человека за офисное место нереально. "Я как раз искал офис для субаренды и нашел у друзей, которые сдают помещения под офисы, обычный офис по $500 за место. А тут по $200 и качество офиса лучше. Для фрилансеров коворкинг — лучший вариант",— говорит Заярский.

24-летний Александр Юркин решил основать "Вулык", когда узнал о популярности этого феномена во всем мире, от Швеции до Аргентины. А 21-летний петербуржец Алексей Найден 2 июня открыл свой коворкинг New Level на Лиговке. Деньгами на проект помогли родственники, одолжившие ему 1 млн руб.

От задумки до "открытия дверей" прошло всего полтора месяца. Торопились в погоне за звание первопроходцев — этим летом конкуренты откроют коворкинги на Новочеркасской и Удельной. "Я с удовольствием бы целую сеть спланировал, но пока непонятна ликвидность бизнеса. В идеале окупимся за 14-16 месяцев. В худшем случае — года за три". Найден исходил из следующих соображений. Фрилансеров в Питере несколько тысяч. Из них хотя бы 2 тыс., по его мнению, зарабатывают достаточно, чтобы платить за место в New Level 8-10 тыс. руб. в месяц. Из этих 2 тыс. человек проекту достаточно полусотни. "Даже если "богатых" фрилансеров только 1 тыс. человек, нам все равно хватит 0,5% от их числа, чтобы жить. То есть этот бизнес не массовый, это не гипермаркет",— говорит Алексей.

Офис на ходу


Местом для работы "свободных агентов" вполне может стать жуткого вида заброшенное здание или склад. Голландское креативное агентство Nieuwe Garde запустило в этом году проект SpareSpace Foundation, цель которого — создание временных офисов на пустующих площадях. Мобильным командам, например дизайнерам и программистам, за скромную комиссию (около 150 евро в месяц с человека, чтобы компенсировать затраты на электричество и воду) предлагается свободное помещение и набор мебели, из которого можно за 24 часа соорудить полноценный офис с баром и стеной для рисования — и так же быстро его разобрать.

Канадская сеть "для мобильных профессионалов" Coffee Office состоит сегодня из четырех точек, комбинирующих в себе офисы, конференц-залы и кафе. Основатель и глава компании Джон Миллсон хотел совместить приятное с полезным, чтобы навсегда уйти от одномерности пространства традиционных офисов. За $89 в месяц члены клуба Coffee Office получают право круглосуточно использовать беспроводной интернет и прочие офисные услуги, а также 25 чашек кофе с булочкой. Дополнительные опции — VIP-кабинеты, спальные комнаты — оплачиваются отдельно. Например, если вам захочется вздремнуть часок на уютном диване, то это обойдется в $9,86.

Лила Сесил и Джой Паризи встретились на курсах креативного письма. Устав творить факультативно на своих давно опротивевших работах и отчаявшись найти тихое место для писательства, они решили обустроить центр для пишуших нью-йоркцев и "гостей города". В Paragraph, открывшийся в 2005 году, допускаются не только корифеи пера, но и просто те, у кого есть внутренняя или деловая потребность в работе со словом: поэты, драматурги, журналисты, технические писатели, стендап-комедианты, ученые, блоггеры. Клуб вмещает 38 столиков, комнату отдыха, библиотеку, кухню с холодильником и микроволновкой. Месячная абонентская плата составляет от $80 до $132. Сейчас Paragraph насчитывает около 150 участников. "Когда ты пишешь дома, то тебя постоянно отвлекает куча вещей, не говоря уже о творчестве в офисе",— объясняет привлекательность проекта Джой Паризи.

Сны Хэнди и Друкера


Основателям питерского "Офис-кафе" — вольному маркетологу Владимир Терещенко и бывшему директору небольшой телекоммуникацинной компании Феликсу Питке — около сорока, и оба считают своим главным козырем опыт. Но и пройдя жесткую школу 1990-х, приятели не чужды авантюрам. Любимый автор Терещенко, который сам пишет книги по маркетингу,— Питер Друкер. Проснувшись однажды утром, Владимир "словил инсайт", сложив идею Друкера о перспективности бизнесов, основанных на долгосрочной тенденции, и мысль известного футуролога Чарльза Хэнди о растущем тяготении работников к свободному распоряжению собственным временем. Сегодня "Офис-кафе" предлагает все услуги продвинутого офиса, включая видеоконференцсвязь, ноутбуки, факс, уничтожитель бумаг и обширную деловую библиотеку. Для удобства клиентов на каждом столе расположена кнопка вызова офис-менеджера. Или официанта — в кафе можно полноценно пообедать или слегка подкрепиться, заодно воспользовавшись неплохой картой вин.

"Мы ни в коем случае не хотели делать общепит,— говорит Терещенко.— Главная составляющая — офис, а бутерброды, кофе и салаты — факультативный компонент". Для реализации своей идеи партнеры заручились поддержкой ($1,2 млн) иностранного инвестора, имя которого держат в секрете. "В будние дни около 20 человек заходят к нам специально, чтобы поработать несколько часов в спокойной обстановке или провести встречу с партнерами. Обычно это консультанты, юристы, менеджеры, которые помимо наемной работы имеют собственные проекты, поэтому встречаться в своем офисе с клиентом им неудобно. Заглядывают программисты. Рассчитывали и на медийщиков, например журналистов в командировках, но напрасно. Чем-то мы им не угодили. А вот несколько бизнесменов из регионов продежурили у нас пять суток безвылазно",— рассказывает Терещенко.

Кафе на 20 посадочных мест пустует только в выходные, поскольку и дельцы, и фрилансеры предпочитают в это время отдыхать. Студентов же, для которых придумали уик-эндовские скидки, отпугивает "дорогой" хайтековский облик заведения. В будние дни ему вполне соответствуют цены: час комплекса офис-услуг варьируется от 250 руб. до 1500 руб. в зависимости от зала. Можно приобрести и абонемент. Терещенко исходит из того, что постоянный посетитель кафе (один-два визита в неделю) должен за месяц тратить в нем не больше 6 тыс. руб., что составляет треть от минимальной цены аренды офиса в городе — 20 тыс. руб.

Башнервущий бизнес


Алексей Глазков и его партнер Станислав Бодягин, задумывая екатеринбургскую "Башню", не хотели взимать с коворкеров комиссию за оргуслуги, рассчитывая на другой бонус — синергетический.

Если представить коворкеров "Башни" узлами одной сети, то между ними видны мощные связи. У каждого не менее двух собственных проектов (как минимум в стадии стартапа) и какое-то количество сторонних заказов. Для работы над всем этим коворкеры легко объединяются в произвольные команды. "Например, Пьер с женой — начинающие бизнесмены, владеющие фирмой по оказанию брэндинговых услуг для малого бизнеса. С Пьером тут же сошелся Паша, веб-разработчик, и помогает ему в создании "виртуального офиса", внешним видом которого занимается Маша — наша девушка-дизайнер. Я помог Пьеру в нескольких юридических вопросах,— рассказывает Глазков.— У нас есть прототип дактилоскопического датчика, который создал еще один участник, Антон. Сейчас мы с ним составляем бизнес-план для поиска стратегического инвестора. И когда дело дойдет до разработки упаковки и рекламы в Рунете, у нас будет к кому обратиться".

Глазков и Бодягин привлекли людей в свой коворкинг по объявлению. Обитатели "Башни" совместно оплачивают только расходы на содержание дома. Основной доход, на который рассчитывает Глазков,— синергия множества работающих рядом людей. Именно в этом смысл нового офисного пространства: освободившись от "принудительного соседства" коллег по офису, "свободные агенты" создают новый стиль совместной работы, в котором физическое соседство начинает по-новому цениться. Скорость создания связей в этом пространстве возрастает даже по сравнению с самой продвинутой удаленной работой: не надо тратить время на телефонные звонки и переговоры по чату, нужно просто открыть дверь в соседний кабинет.

Комментарии
Профиль пользователя