Коротко

Новости

Подробно

Сергей Папенко

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 20

начальник департамента инвестиций и производственной эффективности ОАО "Газпром нефть"

"От каких-то лицензий мы вообще можем отказаться"


— Какими будут инвестиции "Газпром нефти" в добычу в 2008 году?

— В добычу мы планируем инвестировать 67,8 млрд руб., еще около 0,9 млрд руб.— в утилизацию попутного нефтяного газа. По сравнению с 2005 годом в 2007-м инвестиции выросли в два раза, в 2008-м увеличение составит еще около 40% к 2007 году.

— Чем объясняется рост инвестиций?

— В первую очередь повышается сложность разработки месторождений в традиционных регионах. Сокращается количество скважин для проведения низкозатратных геолого-технических мероприятий, усложняется и растет стоимость бурения. Также увеличивается цена строительства инфраструктурных объектов. Темпы роста цен у сервисных организаций выше инфляции и достигают 30-40%, а иногда и 50% в год. При этом возможности увеличения добычи связаны либо с выходом на сложные участки существующих месторождений — краевые зоны, скважины с большим отходом, пласты малой мощности и так далее, где инвестировать в пересчете на тонну добычи нужно все больше. Либо с выходом в новые географические зоны, где нет инфраструктуры.

— Какую долю в общем объеме инвестиций занимает бурение?

— Около 80% и рост цен в этом сегменте — проблема отраслевая. Начало реализации новых крупных проектов создает на рынке дефицит сервисных мощностей в краткосрочной перспективе. И подрядчики воспользовались этим для увеличения своей маржи. Хотя во многом ситуация объясняется недостатком инвестиций в основные фонды самих сервисных компаний, и сейчас они компенсируют отставание. С другой стороны, стоимость материалов растет быстрее, чем инфляция. В первую очередь это касается металлических конструкций.

— С этим можно бороться?

— Для этого рынки, на которых действуют сервисные компании, должны стать более прозрачными и конкурентными. Необходимо открывать доступ не только западным, уже традиционным для Сибири компаниям, таким как Schlumberger или Halliburton, но и другим подрядчикам — китайским, компаниям из соседних регионов. Нужна более качественная организация тендеров. Если заключать договор с подрядчиками не на один, а на три-четыре года, битва на тендере становится ожесточеннее.

— То есть компании могут контролировать рост капзатрат?

— В основном применяя более жесткие требования при отборе инвестпроектов. Нужно делать упор не на то, как скажутся на увеличении добычи те или иные инвестиции, а на то, какой возврат от этих денег мы получим. Если мы видим, что существующие регионы приносят все меньше отдачи, а инвестиции растут, возможно, это сигнал для перераспределения средств в другие регионы. Необходимо внедрять методы проектного управления для повышения эффективности, качества и сокращения сроков строительства. Если при увеличении инвестиций проект реализуется на 20-40% быстрее или мы повышаем качество добычи, то даже при росте капиталовложений отдача будет больше. И, наконец, приходится привлекать партнеров для разработки крупных проектов, разделять с ними риски и финансовые обязательства.

— Есть проекты, которые стали неэффективными?

— Проанализировав весь портфель инвестпроектов, мы получили несколько с отрицательными показателями. Чаще всего это месторождения, находящиеся на третьей или четвертой стадиях разработки. В них мы сокращаем инвестиции, оставляя только те, что необходимы для выполнения лицензионных обязательств. Я не исключаю, что от каких-то лицензий мы вообще можем отказаться, хотя пока таких случаев не было. Из крупных новых проектов поддержка в будущем будет нужна при разработке месторождений вязкой нефти в НАО. Есть участки, которые мы только приобрели в других регионах и сейчас думаем, как их разрабатывать: анализ показывает, что это не всегда рентабельно из-за больших инвестиций в инфраструктуру, а геологические риски в новых регионах более высокие.

— Но компании уже получили льготы по НДПИ.

— Размер льгот очень ограниченный, у нас есть только одно месторождение, на котором они могут применяться, второе — приближается к этой границе. Но это настолько незначительная экономия, что пока льготы не стали фактором, который бы определял наши инвестиционные решения. Для выхода в новые регионы, на шельф, для освоения новых технологий добычи необходимы значительные инвестиции. Но средства, которые генерирует компания при существующей налоговой нагрузке, не позволяют осуществлять такие проекты.

— Компании получат снижение НДПИ на 100 млрд руб., этого недостаточно?

— "Газпром нефть" получит в лучшем случае 5-10% от этой суммы. Пусть даже это будет 10 млрд руб. в год, но наша инвестпрограмма на 2008 год — почти 70 млрд руб. В разработку крупных проектов мы вложим около 55 млрд руб. за три года, а выход в новые регионы увеличит эту сумму от 50% до 100%.

— Где гарантия, что сэкономленные на налогах деньги будут реинвестированы?

— Конечно, выработка подхода к налоговым льготам должна включать механизмы контроля. Можно делать точечную экспертизу проектов, можно применять более гибкий подход. Допустим, инвестпрограмма составляет некую сумму Х, а должна быть Х+30%. И эти 30% примерно совпадают по сумме, которую мы получаем от льготы по НДПИ. А в какие проекты ее направлять, это уже бизнес-решения. Но если не принимать каких-то мер, то мы вернемся к эпохе "коротких" инвестпроектов, которых, во-первых, становится все меньше, а во-вторых, это политика подбирания остатков, а не выхода в новые регионы и реального расширения возможностей в будущем.

Интервью взял Денис Ъ-Ребров



Комментарии
Профиль пользователя