Коротко

Новости

Подробно

Разделение законом

"Business Guide (Лесная промышленность и упаковка)". Приложение от , стр. 31

До конца этого года правительство должно утвердить долгосрочную программу развития российского лесопромышленного комплекса до 2020 года. Сейчас чиновники и предприниматели пытаются договориться о приоритетах этой концепции. По мнению лесопромышленников, решения одного вопроса — о строительстве дорожной инфраструктуры в труднодоступных местах для освоения новых территорий — недостаточно. Государство должно определить, какая продукция из лесного сырья будет наиболее востребована как на внутреннем, так и на международном рынках.


Углубление


Как реализовать на практике все нормы Лесного кодекса, направленные на привлечение инвестиций в отечественную лесную индустрию, становится для правительства главной задачей. После принятия базового закона и постановлений в его развитие главной целью второго этапа должно стать создание максимально благоприятных условий для появления деревообрабатывающих производств. Без этого повышение экспортных пошлин на необработанную древесину не даст положительного эффекта. Для этого в правительстве готовится концепция, где будут записаны условия для организаций современных деревообрабатывающих производств, заявил заместитель министра промышленности и энергетики России Денис Мантуров. По его словам, проект такой концепции находится в центре внимания как президента, так и правительства, под эгидой которого создан Совет по лесу и лесопереработке. Концепция должна быть утверждена до конца этого года. А в ближайшие дни ее должны рассмотреть на заседании Лесного совета под руководством премьер-министра.

Сегодняшнее состояние российского ЛПК выглядит удручающим. "Расчетная лесосека осваивается всего на 22% процента, на долю лесопромышленной продукции приходится всего около 1% ВВП, около 4% общего объема производства промышленной продукции",— напомнила председатель комитета Госдумы по природным ресурсам Наталья Комарова. При этом емкость внутреннего рынка сравнительно невелика: ассортимент переработанной из древесины продукции мал, да и уровень качества невысок. В результате, в Россию импортируется много бумаги, мебели, строительных материалов. И приоритетом в новой концепции должны стать меры, позволяющие нарастить объемы выпуска продукции глубокой переработки древесины, что приведет к расширению сферы применения лесных товаров, например, позволит развивать биоэнергетику с использованием древесного сырья. То есть ключевым вопросов развития ЛПК является расширение внутреннего спроса на продукцию из лесных ресурсов, уверена депутат. С ней согласен генеральный директор ФГУП "Государственный научный центр лесопромышленного комплекса" Владимир Кондратюк, по данным которого, рост внутреннего потребления в России обеспечен только на 50% ростом отечественного производства, другую половину составляет рост импорта лесобумажной продукции. Сейчас в Россию импортируется продукции на $6,8 млрд, это 40% от всей потребляемой продукции у нас. К тому же, из-за ограниченности внутреннего рынка продукция деревообработки, особенно лесопиление, экспортируется более чем на 75% от объемов производства продукции лесопиления. Взамен импортируются, как правило, высококачественные сорта бумаги, картона, мебель, древесные плиты, рассказал господин Кондратюк.

Главной проблемой, не позволяющей российскому лесопромышленному комплексу стать по-настоящему привлекательным для инвесторов, является отсутствие дорожно-транспортной инфраструктуры для доступа и освоения новых территорий. "Количества лесовозных дорог для круглогодичного использования недостаточно",— сказал Денис Мантуров. По его словам, другими сдерживающими развитие лесной промышленности факторами являются: низкий технический уровень производства, высокая степень износа основных промышленных и производственных фондов.

Иными словами, в России недостаточно мощностей по глубокой переработке древесины. Для их создания требуются серьезные инвестиции.

Чего хочет лесопромышленник


После того как был принят Лесной кодекс, в правительстве был подготовлен документ "О приоритетных инвестиционных проектах в области освоения лесов". Именно этим постановлением закреплялся механизм привлечения инвестиций в леспром: к приоритетным проектам отнесены те, которые касаются модернизации объектов лесной и лесоперерабатывающей инфраструктуры. Объем капитальных вложений такого проекта — не менее 300 млн руб. Инвестору предлагаются льготы: предоставление лесного участка без проведения аукциона, размер арендной платы — 50% от суммы минимального размера на срок окупаемости всего проекта. По словам господина Мантурова, в министерство поступило уже более 190 заявок из регионов на сумму около 139 млрд руб., по семи выпущены приказы, то есть эти проекты уже включены в перечень приоритетных. Два крупнейших приходятся на Красноярский край: строительство целлюлозно-бумажных комбинатов (ЦБК) в Богучанском районе (инвестор — ОАО "Ангара Пейпа") и "Енисейский фанерный комбинат" в Енисейском районе, третий реализуется в Республике Коми — модернизация производства на базе Сыктывкарского ЛПК (инвестор — "Монди Пейпа").

Лесопромышленники приветствуют начавшуюся в правительстве работу. Директор по взаимодействию с органами государственной власти и местного самоуправления ОАО "Группа "Илим"" Дмитрий Чуйко признает, что принятие первых решений о реальных преференциях потенциальному инвестору всколыхнуло инвестиционную активность. "Сегодня надо говорить уже не о недоиспользовании доступного лесного фонда, а по ряду регионов о проблемах нехватки участков, к которым имеется полноценный, экономически оправданный доступ",— отметил господин Чуйко.

Однако промышленники, довольные первыми мерами, уже сформировали перечень замечаний к сложившейся практике. Представитель Архангельского ЦБК сожалеет, что вместо создания единой, сбалансированной, всесторонне продуманной концепции развития отрасли сейчас министерства и регионы хватаются за разрозненные проекты строительства новых комбинатов. "А мониторинг того, насколько реалистичны эти проекты, насколько будет востребована рынком их продукция после завершения длительного (не менее 5-6 лет) цикла строительства и создания соответствующей инфраструктуры, нет",— говорит предприниматель. В итоге, по его словам, преобладает порочный "ресурсный" подход: исходят лишь из наличия в регионе "невостребованного" запаса древесины. Между тем выгоднее создавать новые мощности по производству бумаги и картона на промплощадках уже действующих предприятий, способных увеличить собственное производство в разы.

Дмитрий Чуйко предлагает изменить порядок и сроки рассмотрения заявок на инвестпроекты: так, в Красноярском крае заявка рассматривается в течение пяти рабочих дней, а в Архангельской области — в течение 30 рабочих дней. С многочисленными пробелами сталкивается порядок согласования особых условий аренды лесного фонда, если перерабатывающие мощности инвестпроекта расположены в одном субъекте Федерации, а сырьевая база захватывает соседние субъекты Федерации. По словам господина Чуйко, в этом случае один субъект теряет реальные средства: он вынужден отдать соседу за 50% от минимальной цены право лесопользования, вместо того чтобы выставить на аукцион и получить 5-7 минимальных размеров арендной платы. "Очевидно, что такой субъект откажет в утверждении инвестиционного плана",— отметил представитель "Илима". Он предлагает правительству разработать порядок предоставления субвенций региону, предоставляющему лесной фонд и фактически отрывающему от себя часть дохода.

Другой критической ситуацией для региональных властей становится выбор между несколькими заявками внутри региона. По каким критериям отбирать лучшего инвестора, за которого затем нужно поручиться в министерстве, неясно. По словам Дмитрия Чуйко, система таких критериев — по объему инвестиций, по глубине переработке и т. д. — должна стать основополагающей в федеральной концепции развития.

Что касается отсутствия мониторинга по объектам в инвестпроекте, то предприниматели видят в этом источник новых проблем. "Сейчас неясно, к какой площади лесных участков относятся преференции: ко всей, в том числе используемой ранее, или только к дополнительной потребности лесного фонда?" — размышляет представитель "Илима". По его опыту, в разных регионах эта ситуация трактуется по-разному. Но если поставить два предприятия, одно из которых строится заново, а второе — реконструируется, то на практике выйдет недобросовестная конкуренция: с одной стороны плата за сырье за полцены от минимальной ставки, с другой — плата за сырье по аукционной цене. А Юрий Клочков, директор по лесозаготовкам лесопромышленной компании "Союз", пожаловался на то, что законодательством не решен вопрос о том, кто и за чей счет должен выполнять лесовосстановление на лесных участках по вырубкам, произведенным до передачи этого участка в аренду.

Взаимопонимание


Региональные власти готовы поддержать эти замечания. Председатель Комитета по природным ресурсам и экологии Законодательного собрания Красноярского края Александр Симановский подтвердил прецеденты, когда на одни и те же лесосырьевые участки подают заявки и два и три претендента на включение в перечень приоритетных проектов. "Подзаконные акты ответа на вопрос, в чью пользу решать вопрос, не дают, а это приведет к спорам в судебном порядке",— прогнозирует он. А глава департамента ЛПК в минпромэнерго Республики Коми Александр Мариев представил наглядный пример: есть инвесторы, которые работают в Коми уже очень давно и ясно понимают картину, но вкладывают инвестиции до 1 млрд руб. Но есть также и приходящие инвесторы, не имеющие большого опыта работы с лесной отраслью, но они более амбициозны, готовы вкладывать 40-70 млрд руб. Однако как на самом деле будут реализовываться их проекты, сложно прогнозировать.

К тому же есть проблема и с теми инвесторами, кто раньше получил лесной участок, а теперь формирует заявку на получение статуса "приоритетного инвестиционного проекта". "К нам участились обращения таких лесопромышленных предприятий, у них есть достаточные средства с объемом инвестиций свыше 300 млн рублей",— поделился депутат Красноярского Законодательного собрания.

Но, помимо замечаний, требующих доработки, эксперты в лесной промышленности предлагают также добавить преференций лесопромышленникам. Председатель комитета ТПП России по развитию лесной промышленности и лесного хозяйства Александр Беляков считает, что необходимо разрешить банкам брать в залог право аренды. "Сегодня лес уже почти весь — 80% — в аренде, но инвестиций нет",— уверен он. "Если банки будут принимать в залог лесные площади, появится вторичный оборот участков, и тогда появятся инвестиции",— предложил господин Беляков.

Вопрос с экспортными пошлинами также остается актуальным. Владимир Кондратюк напомнил, что экспорт продукции лесопиления в январе 2008 года снизился по сравнению с январем 2007 года в 5 раз и составил всего 500 тыс. куб м, в прежние годы объем экспорта составлял более 3 млн куб м лесопродукции. Но с введением запретительных пошлин на экспорт круглого леса внутри России появятся дополнительно 35 млн куб м круглого леса, который нужно переработать. По оценке господин Кондратюка, потребуется 100 млрд руб. только на организацию лесопиления, еще 100 млрд руб. — на организацию переработки отходов лесопиления. Однако в 2007 году инвестиции в лесопромышленный комплекс составили 47 млрд руб, значит в течение года нужно пятикратное увеличение инвестиций для переработки леса, который останется в стране. Заместитель губернатора Вологодской области Виктор Грачев подчеркнул, что инвестор, вкладывающий в производство крупные инвестиции, должен развивать заготовку древесины под объем ее переработки. Например, для целлюлозно-бумажного комбината это 4-5 млн куб м сырья: потребуются объемы заготовки на 4-5 лет из расчета освоения хотя бы по 1 млн куб в год. "При включении крупных инвестпроектов в перечень приоритетных по освоению лесов необходимо предусмотреть возможность экспортных поставок заготовленной лиственной и балансовой древесины до момента пуска производства в эксплуатацию с компенсацией уплаченных предприятием вывозных таможенных пошлин за счет федерального бюджета",— заявил Виктор Грачев. Впрочем, принятие такого решения вряд ли можно будет дождаться. Глава Рослесхоза Валерий Рощупкин признался, что "к этому предложению у него душа не лежит". "В этом случае можно и 10 лет строить ЦБК",— раскритиковал он идею.

Однако в других вопросах чиновники готовы поддержать предпринимателей. "Сегодня, чтобы инвестиционные средства пошли в лесной бизнес, надо принять экстраординарные решения",— считает господин Рощупкин. "Например, леса в зонах недоступности, где они все равно пропадают, здесь можно сделать нулевые ставки по арендной плате для бизнеса",— предложил он. По его мнению, государство сможет компенсировать расходы "на втором-третьем переделе продукции, на поставке этой продукции, на налогах и т. д". Он также предлагает изменить подход к ценовой политике, связанной с продажей лесных ресурсов. Он против того, чтобы на российский лес устанавливались цены, близкие к "мировым". "В мире сегодня доля леса на корню в рыночной цене продукции — 38-62%, в России сегодня — не более 7%, если не поднимать наши цены в несколько раз, как это сейчас предлагается, это станет нашей преференцией для инвестиционного блока",— подсчитал руководитель Рослесхоза.

"Мы предлагаем включить требования по устойчивости лесопользования в качестве условий или преимущества для реализации инвестпроектов. Это снимет конфликты и противоречия с международными требованиями к сертификации",— уверен директор по природоохранной политике Всемирного фонда дикой природы Евгений Шварц.

Отсутствие инвестиционной привлекательности объясняется несколькими причинами: неурегулированными вопросами с арендной платой, себестоимостью заготовки древесины, а также переводом предприятий на независимые источники тепловой и электрической энергии, так называемое "древесное топливо". Но камнем преткновения является недоступность лесных участков. По словам главы Рослесхоза Владимира Рощупкина, "вопрос инфраструктуры самый болезненный". Он привел расчеты, на основании которых для получения дополнительных 130 млн куб леса понадобится 6 тыс. км новых дорог. А исполнительный директор финской компании "Руукки Групп" Матти Виккула привел данные о том, что при реализации крупного инвестпроекта на сумму в €1 млрд около €100 млн потребуется на строительство железнодорожных и лесных дорог и проведение газовых и электрических сетей. А на строительство дорог вокруг комбината, например, на 300 км требуется порядка €200 млн. "Для нас важно, чтобы местная администрация принимала участие в строительстве инфраструктуры, так как в дальнейшем ею будут пользоваться не только мы, но и все остальные",— подчеркнул господин Виккула. Александр Симановский из Красноярского края, считает, что необходимо принять срочно федеральную программу по лесовозным дорогам. По его словам, обеспеченность в Сибири лесовозных дорог в 100 раз меньше, чем в Европе. Виктор Грачев из Вологодской области предложил дополнить Лесной кодекс разделом о строительстве сетей лесных дорог в форме государственно-частного партнерства с частичным финансированием из федерального бюджета. Рослесхоз не возражает. Господин Рощупкин, ссылаясь на мировую практику, заявил, что "в Австрии и Канаде каждый третий километр дороги, строящейся на частные деньги, оплачивает государство". А пока дороги не построены, государство должно искать другие стимулы для лесозаготовки, считают бизнесмены. Так, директор по лесозаготовке компании "Союз" Юрий Клочков предложил изменить действующие ставки на заготовку древесины. Сейчас эти ставки закреплены в постановлении "О минимальных ставках за древесину, отпускаемую на корню", по нему ставки дифференцированы в зависимости от качества древесины. Но, считает господин Клочков, важнейший документ не регулирует стоимость древесины на корню в зависимости от расстояния заготовки. Он пояснил, что сейчас с ближайшей железнодорожной станции не всегда можно отгрузить свою продукцию, так как попросту не хватает вагонов. На практике для лесозаготовителей это означает большие издержки: хранение, погрузочно-разгрузочные работы, транспортировка лесопродукции. При этом перевозить древесину по железной дороге дороже автоперевозок в разы. Исходя из этого, Юрий Клочков считает, что тарифы на древесину должны устанавливаться в зависимости не от местонахождения погрузки, а от пункта переработки и реализации сырья. Что касается энергообеспечения предприятий, то лесопромышленники намерены инициировать дополнения в энергетическую стратегию России на период до 2020 года положениями о том, чтобы использовать низкосортную древесину, древесные отходы как один из источников энергии. Денис Мантуров отметил высокую энергозависимость всех лесоперерабатывающих производств, прежде всего ЦБК. Использование низкосортной древесины — это и более экономичный источник, и не менее эффективный. Основными направлениями использования древесины в энергетических целях является прямое сжигание в котельных ТЭЦ, производство высококалорийного твердого топлива — пеллета, производство древесного угля и биотехнологическая переработка древесного сырья в жидкое топливо.

Арина Шарипова


Комментарии
Профиль пользователя