Коротко

Новости

Подробно

А вам Джозеф Кей кем приходился?

Прямая речь

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

Владимир Познер, президент Академии российского телевидения:

— Я с ним несколько раз сталкивался на ОРТ, когда Бадри Шалвович был там фактически руководителем. У меня сложилось сугубо отрицательное к нему отношение, но не могу сказать, что оно чем-то обосновано. Интуитивно он у меня вызвал чувство полного недоверия, казалось, что это человек, которому не стоит доверять и с которым лучше не иметь дела. И меня всегда поражало, что Бадри Шалвович — человек, проницательный, разбиравшийся в людях, вдруг приблизил Кея. Я этого не мог понять.

Иосиф Пригожин, продюсер, в 1997-1999 годах исполнительный директор "ОРТ-рекордс":

— С Джозефом я познакомился в 1995 или в 1996 году, когда был директором у Вахтанга Кикабидзе. После создания "ОРТ-рекордс" я стал наемным менеджером у Джозефа. Вместе мы проработали два года, и у меня никаких проблем с ним не возникало. Джозеф — человек слова, сказал, сделал. Он настоящий конструктивный бизнесмен. И никакой не проходимец, как некоторые сейчас говорят. Бадри ему очень доверял, и я не удивлюсь, если Джозеф знал об активах Бадри больше, чем его семья. Уверен, что все средства, которые заработал Бадри, Джозеф сейчас хочет сохранить в семье. Он способен правильно распределить семейные активы.

Инна Гудавадзе, вдова Бадри Патаркацишвили:

— У меня с ним не было особо тесных отношений. Семья моего мужа и семья Кея не виделись 20 лет: те жили в Штатах, а семья Бадри (он и его родители) жила в СССР. После развала Союза, когда Бадри поехал в Штаты, они вновь познакомились. Я бы охарактеризовала его как человека беспринципного и не имеющего представления о морали. Мне даже не хочется говорить больше об этом человеке.

Игорь Шабдурасулов, президент фонда "Триумф", в 1998-1999 годах гендиректор ОРТ:

— Я знал Кея по работе на ОРТ. Но мы не настолько тесно общались, чтобы давать ему сейчас какие-то оценки. Но позиция, которую Джозеф или его приближенные сейчас заняли, как минимум некрасивая в отношении семьи Бадри, только что прошли сороковины.

Борис Березовский, бывший совладелец ОРТ:

— Я его знаю приблизительно с начала 90-х годов, когда он был мелким торговцем ювелирными изделиями и представлялся как сводный брат Бадри. В конце 90-х годов он работал у Бадри на ОРТ, но его оттуда выгнали. А теперь он входит в группу мошенников Зельцера и Фишкина, которые сфальсифицировали документы по "Имеди". Кстати, я всегда говорил Бадри, чтобы он подальше держался от своего сводного брата.

Кирилл Игнатьев, председатель совета директоров компании "Русские инвестиции", в 1995-1998 годах первый заместитель гендиректора ОРТ:

— Я работал с Джозефом с основания ОРТ и ручаюсь, что это честный, корректный и порядочный человек. Он не может быть мошенником. Наоборот, во время кризиса 1998 года, когда надо было погашать кредиты и Сергей Лисовский отказался платить, Кей погасил долг. За всем этим скандалом стоит Березовский, который, видимо, хочет наложить свою руку на активы Бадри. Кей мешает Березовскому, поэтому тот пытается его очернить.

Сергей Лисовский, член Совета федерации, в 1995-1998 годах гендиректор "ОРТ-реклама":

— Я настолько далек от этой ситуации, что комментировать мне просто нечего.

Андрей Луговой, депутат Госдумы, экс-сотрудник ФСБ:

— Я знаком с Джозефом с 1996 года, мы вместе работали на ОРТ. Он тогда был заместителем коммерческого директора и доверенным лицом Бадри, выполнял массу его конфиденциальных поручений. С 2001 года мы с ним виделись только однажды — пару лет назад на юбилее Бадри выпили вина. Нас всегда связывали только деловые отношения, поэтому в личном плане не могу сказать про него ничего ни хорошего, ни плохого. Он не был публичным человеком и вел закрытый образ жизни.


Комментарии
Профиль пользователя