Коротко

Новости

Подробно

"Мы найдем способ заткнуть ему рот"

Свидетель вспомнил об угрозах Леонида Невзлина

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

В Мосгорсуде на заочном процессе по делу бывшего акционера ЮКОСа Леонида Невзлина, обвиняемого в организации убийств и покушений (о начале слушаний "Ъ" сообщал 20 марта), в качестве свидетеля выступил директор управления "Росгосстраха" Александр Хохлов. Он сообщил, что слышал, как господин Невзлин грозился "заткнуть рот" управляющему австрийской фирмой East Petroleum Евгению Рыбину. Последний является потерпевшим по данному делу: девять лет назад в него стреляли из пистолета-пулемета, а затем пытались взорвать. Адвокат подсудимого усомнился в искренности как самого потерпевшего, так и выступившего свидетеля Хохлова.


53-летний Александр Хохлов с трибуны свидетеля заявил, что слышал, как Леонид Невзлин угрожал Евгению Рыбину. Правда, господин Хохлов не смог уточнить, в каком году это было: свидетель помнит лишь, что телефонный разговор с угрозами состоялся уже после второго покушения на господина Рыбина, совершенного в 1999 году. Бывший оперативник угрозыска Хохлов работал тогда начальником службы безопасности возглавляемой Евгением Рыбиным австрийской фирмы East Petroleum. Как-то раз, когда они вдвоем приехали в офис адвоката господина Рыбина Александра Добровинского, тот, по словам свидетеля Хохлова, рассказал, что ему звонил Леонид Невзлин, задавал вопросы и должен перезвонить еще раз. Когда же зазвонил телефон, господин Добровинский, по словам свидетеля, сказал: "Это Невзлин", включил громкую связь, и господин Хохлов услышал голос, который идентифицировал как голос подсудимого: "Ты с Рыбиным поговорил? Передай Рыбину: если он сам не заткнется — мы найдем способ заткнуть ему рот".

Вместе с тем свидетель Хохлов отметил, что когда он ранее в качестве оперуполномоченного угрозыска Западного округа пытался раскрыть первое покушение на Евгения Рыбина, то "рассматривалась версия, что Рыбин организовал покушение на себя сам". По словам Александра Хохлова, в конфликте ЮКОСа с господином Рыбиным из-за выполнения его фирмой совместных контрактов с "Томскнефтью" на разработку двух месторождений "руководители ЮКОСа занимали оборонительную позицию, а он пытался привлечь внимание и в прессе, и в правоохранительных органах". "У руководителей ЮКОСа желание заткнуть ему рот, думаю, было",— резюмировал свидетель Хохлов.

Следующий свидетель, бывший первый замминистра энергетики РФ 55-летний Гурам Авалишвили, сообщил суду, что ЮКОС в 1998 году оставил его давнего друга Евгения Рыбина "за бортом", не позволив продолжить работу по упомянутым контрактам на разработку месторождений. "Причины первого покушения нам поначалу были непонятны,— сказал свидетель,— так как время тогда было смутное. Однако после второго покушения стало очевидно, что все это исходит от руководства ЮКОСа. Я сам, будучи в 1998 году одним из управляющих "Томскнефти", дважды вызывался в Москву, где в службе безопасности ЮКОСа от меня в ультимативной форме требовали сообщить, сколько мы ("Томскнефть".— "Ъ') наворовали и куда сложили деньги".

По другому эпизоду дела, об убийстве в 1998 году директора ТОО "Феникс" Валентины Корнеевой, в организации которого также обвиняется подсудимый Невзлин, суд допросил бывшего замдиректора "Феникса" 53-летнюю Веру Чеканову. "Сейчас я не сомневаюсь,— сказала она,— что убийство Валентины Александровны было выгодно банку МЕНАТЕП (Леонид Невзлин работал в банке первым зампредом правления, а председателем был Михаил Ходорковский.— "Ъ"). К нам неоднократно приходили Женя Назаренко и Сергей Горин, называвшие себя представителями МЕНАТЕП (в штате банка они не состояли.— "Ъ") и просили продать помещение нашего магазина "Чай " на Покровке, предлагали здания взамен". Валентину Александровну, считавшую предлагаемые варианты неравноценными, запугали. Последние две недели перед убийством она была сама не своя. Как-то за чаепитием она сказала нам, что ее, "наверное, скоро убьют".

Впрочем, свидетель Чеканова призналась, что у возглавляемой госпожой Корнеевой фирмы "Феникс" был еще один крупный конфликт с владельцем 20-процентной доли в ее уставном капитале неким Тарахтелюком: "Валентина Александровна хотела вывести его из состава "Феникса" за то, что он заложил свою долю под кредит в банке, тогда как остальные учредители имели преимущественное право на покупку этой доли. Но примечательно, что на наших судах с господином Тарахтелюком присутствовали сотрудники МЕНАТЕП. И они в итоге добились своего ("Феникс" продал в 2003 году спорное помещение офшору МЕНАТЕП.— "Ъ")".

Екатерина Ъ-Заподинская



Комментарии
Профиль пользователя