Коротко

Новости

Подробно

Джаз для освященных

Ал Джерро спел в Москве

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 21

Концерт джаз

Семикратный лауреат Grammy Ал Джерро в компании пианиста Джорджа Дюка и басиста Стенли Кларка показали в Московском международном доме музыки (ММДМ) джазовое шоу высочайшего класса, от которого долго не мог прийти в себя БОРИС Ъ-БАРАБАНОВ.


Трек-лист концерта стал доступен корреспонденту "Ъ" еще накануне. Особых сюрпризов в нем не обнаружилось: "Agua De Beber", "Mas Que Nada", "My Funny Valentine", "Autumn Leaves", "Take Five" и другие джазовые стандарты плюс кое-что из альбомов Джорджа Дюка и Стенли Кларка. Сюрпризом был, скорее, сам состав музыкантов, собравшийся на сцене в этот вечер. Это только так кажется, что в американском джазе все так или иначе друг с другом повязаны. Господа Дюк и Кларк впервые сыграли вместе более четверти века назад, а вот Ал Джерро, как выяснилось, с ними никогда всерьез не играл и не гастролировал. Они впервые встретились на сцене на фестивале "Парламент-джаз" в Москве в 2003 году, пересеклись здесь же двумя годами позже на 50-летии Ларисы Долиной. Теперь по инициативе московских промоутеров произошла мировая премьера суперквартета — четвертым в этом ансамбле был молодой барабанщик Рональд Брунер-младший.

Судя по трек-листу, публику ожидало размеренное салонное исполнение хорошо знакомых вещей. Но с первых же секунд шоу напоминало ураган: 68-летний Ал Джерро вылетел на сцену, пританцовывая, словно Мик Джаггер, и с ходу оглушил зал вокальной импровизацией, в которой наряду с обыгранным на все лады словом "Moscow" и именами музыкантов был слышен звук отсутствующей на сцене электрогитары. Подражание звучанию инструментов — один из любимых трюков господина Джерро, на концерте ММДМ он поимпровизировал на эту тему вволю. Певец схватил бутылку с минералкой, отпил немного и сбрызнул сцену, словно окропил ее святой водой и таким образом благословил новый альянс.

Квартет начал с блока классики босса-новы. Во время первой же песни открылась дверь около сцены и в зал вошел немолодой темнокожий мужчина с длинными разноцветными волосами и в африканской рубахе до пола. Этот господин скромно уселся где-то в шестом ряду и с ходу стал поддерживать музыкантов хлопками и короткими вскриками. Возможно, появление на концерте живой легенды фанка Джорджа Клинтона, которому на следующий день предстояло выступить в клубе "Б1 Maximum", привлекло бы больше внимания зрителей, но это если бы музыканты на сцене были другие. А так — оторваться от действа хоть на секунду было невозможно.

"У нас тут сегодня лаборатория",— заявил Ал Джерро и запел "My Funny Valentine". Публика встречала восторженным воем каждую строчку, каждый акцент клавишных, а господин Джерро с удовольствием вступал с залом в диалог, заставляя пропевать вслед за ним все более замороченные музыкальные фразы. Потом певец удалился, а микрофон перешел к Джорджу Дюку. Он поиграл немного фанка, а потом вернулся к бразильской теме — подпел собственной игре в "Brazilian Love Affair". "Когда-то я так любил бразильскую музыку, что пытался по максимуму использовать ее мотивы в каждой своей записи",— комментировал пианист. Ал Джерро вернулся на сцену, медленно произнося: "Радость. Эксперимент. Лаборатория". Он катал на языке каждое слово, смакуя его и на ходу меняя краски в голосе.

Когда дело дошло, кажется, до "Autumn Leaves", джазмен заметил девочку лет семи, сидевшую в первом ряду на самом крайнем месте. Девочка с самого начала вечера хлопала и топала в такт ритм-секции и ни разу не ошиблась. Она была настолько слита с музыкой, которая звучала на сцене, что не обратить на нее внимание было невозможно. Старик посылал ей воздушные поцелуи, она трогательно приседала в реверансе и смущенно закрывала глаза руками. Закончив петь про осенние листья, он словно специально для нее изобразил голосом, как именно они шуршат под ногами. Когда гармонию нарушил собиратель автографов, господин Джерро расписался на CD, медленно приговаривая: "Ла-йо-нел Рич-чи. Вот, наслаждайтесь".

И снова пел Джордж Дюк. И вокал его был прекрасен, при этом лишен приторной сладости, свойственной упомянутому господином Джерро певцу. А потом Ал Джерро вывел за руку на сцену Ларису Долину, а Джордж Дюк сказал: "Нужны ли здесь слова? Я недавно спродюсировал для этой леди альбом и могу сказать, что среди всех женщин в шоу-бизнесе она самый большой трудоголик". Главное, что требовалось в эту минуту от госпожи Долиной, не испортить праздник. Она справилась. Несколько раз продемонстрировала мощь связок, но тягаться с Ал Джерро не пыталась.

Следующим номером была потрясающая пьеса Стенли Кларка — он играл фламенко на контрабасе. Вы видели когда-нибудь, чтобы фламенко играли на контрабасе? Зал ревел от счастья, и казалось, что один лишь басист может удерживать эту публику сколько угодно долго. Потом он представил барабанщика: "Я познакомился с Рональдом, когда ему было 15, а сейчас он уже старик, ему 25". Ритм-секция выдала потрясающую фанк-роковую вещь с мотивами AC/DC, но господин Брунер-младший на этом не успокоился, и когда Ал Джерро вышел петь романтическую балладу, неожиданно перетянул одеяло на себя и завершил ее разрушительным барабанным соло. В этом было максимум спонтанности, свободы, максимум "здесь и сейчас". В ответ Ал Джерро сначала изобразил какие-то ближневосточные мелизмы, а потом стал по очереди имитировать находящиеся на сцене инструменты, наглядно показывая, что ритм и мелодия — это не барабанные палочки и клавиши пиано, а то, что у тебя в голове. Оставалось только согласиться.


Комментарии
Профиль пользователя