Коротко


Подробно

Рейтинг в полный рост

«Секрет фирмы» представляет свой рейтинг топ-20 бизнес-школ России. Впервые в отечественной практике оценку школам давали сами выпускники.


Бизнес-образование — по сути потребительский рынок. А рейтинги бизнес-школ — важнейший инструмент, дающий слушателям возможность сравнивать учебные заведения между собой. Популярных и авторитетных рейтингов в мире несколько, например, рейтинг The Financial Times (основной показатель — прирост зарплаты выпускников через три года по окончании школы). У The Wall Street Journal другая методика — она выясняет мнение работодателей о выпускниках. Журнал Forbes оценивает возврат на инвестиции — где выгоднее учиться с финансовой точки зрения.
«Секрет фирмы» провел свое исследование и выяснил, какие из российских бизнес-школ — лучшие. В прошлом году Российская ассоциация бизнес-образования (РАБО) наложила временный мораторий на участие своих членов в рейтингах, мотивируя это тем, что объективной методики оценки в России пока не существует. Но нам этот запрет не помешал. Более того, участие бизнес-школ в исследовании мы свели к минимуму и составили рейтинг, базируясь на оценках выпускников. В поиске респондентов нам помогали десятки компаний, рекрутинговые фирмы, студенческие ассоциации и т. п. Некоторые школы сами предоставили контакты своих выпускников.
В рейтинге мы учитывали два основных фактора: мнение слушателей и стоимость обучения. Последний показатель, на наш взгляд, в достаточной степени коррелирует с качеством обучения. Кроме того, мы планировали использовать такой показатель как наличие / отсутствие российской аккредитации программы MBA. Однако ситуация в этой сфере оказалась довольно запутанной, и от идеи пришлось отказаться. Но все остальное реализовать удалось. Результаты исследования мы вам и представляем.

Редакция благодарит за помощь в подготовке рейтинга: AntalInt., Cornerstone, JTI, Manpower, Transearch/ TopHuntInternational, Verysell, «Илим Палп», «Ситроникс», «Уралсиб», «Открытые технологии», коммуникационное агентство «Полезные связи», «Михайлов и партнеры. Управление стратегическими коммуникациями», некоммерческий фонд «Наши таланты», российскую лигу МВА.

Вы довольны полученным бизнес-образованием?

Сергей Козловский, президент компании «Инком-недвижимость», выпускник ВШКУ АНХ:
— Благодаря бизнес-школе я получил не только новые знания, но и приобщился к бизнес-среде. Это, пожалуй, наилучшее приобретение, ведь в бизнесе нужны и знания, и связи. Надеюсь, что дети пойдут по моим стопам и тоже будут учиться в школе бизнеса.

Галина Ильяшенко, генеральный директор компании «Седьмой континент», выпускница ВШМБ АНХ:
— Очень довольна. В школе было достаточно и фундаментальных дисциплин, и практических знаний, что выгодно отличало ее от других бизнес-школ, где, как я слышала, есть перекос в сторону теории. Весь преподавательский состав был очень профессиональным, а предметы адаптированы к российской реальности, учитывали наше законодательство и уровень корпоративного развития в стране. Большое внимание уделялось новым направлениям развития бизнеса. Наша компания и сейчас работает с этой школой, многие сотрудники получают там второе образование по специальности «торговля».

Максим Ноготков, президент группы компаний «Связной», выпускник МИРБИС:
— В целом доволен. Правда, после выпуска в 1999 году я занялся самообразованием: читал профильные книги, посещал семинары. Поэтому можно сказать, что полученного в бизнес-школе образования мне не хватило, причем не практических знаний (их я набирал в ходе работы), а именно теоретических.

Николай Красилов, президент корпорации «Галактика», выпускник ВШКУ АНХ:
— В целом да, хотя некоторые преподаватели сами не дотягивали до тем, которым пытались учить нас. Создавалось впечатление, что они всю жизнь читают лекции и абсолютно не знают реалий жизни и бизнеса. Еще мне не понравилось, как была организована обязательная поездка в Германию. Я рассчитывал, что мы пообщаемся с немецкими бизнесменами, а нам устроили встречу с представителями баварского правительства. Впрочем, обучение все же полезная вещь, тем более если оно происходит без отрыва от производства. Именно из-за этого я не стал учиться в иностранной школе: в Москве я всегда мог выкроить несколько часов на свое образование.

Сергей Бешев, директор макрорегиона Москва компании «Мобильные телесистемы», выпускник МИРБИС:
— Мои ожидания полностью оправдались. Я закончил бизнес-школу в 1996 году. До этого у меня был собственный бизнес, но я хотел управлять большими, мощными компаниями, для чего нужно иметь хороший кругозор и понимать законы экономики и бизнеса. Своих детей я обязательно направлю в подобную бизнес-школу. Сначала в российскую — для лучшего понимания российской специфики, а потом в европейскую.

Как мы считали

Участниками рейтинга стали бизнес-школы Москвы и Санкт-Петербурга, соответствующие следующим требованиям:
— количество выпусков — не менее трех;
— наличие программы МВА, по окончанию которой выдается российский диплом;
— осуществляется набор на 2007 год.
Основной целью исследования стала оценка качества бизнес-образования по следующим критериям:
1. Сложность испытаний при поступлении.
2. Преподавание теоретических знаний.
3. Приобретенные практические навыки.
4. Уровень преподавательского состава.
5. Отсутствие повторов в программах разных курсов.
6. Управленческий опыт одногруппников.
7. Польза установленных связей с одногруппниками.
8. Динамика карьерного роста после получения МВА.
9. Рост зарплаты в течение трех лет после окончания обучения.
При этом вес критериев (степень влияния на итоговую оценку школы) определяли сами респонденты.
Хотя оценки выпускников — один из важнейших показателей, они могут быть субъективными. В конце концов, выпускник заканчивает только одну бизнес-школу и не имеет возможности сравнить уровень образования в разных учебных заведениях. Поэтому к оценкам выпускников мы решили добавить еще один — объективный — критерий: стоимость образования, как показатель баланса спроса и предложения.
Итоговый бал для каждой школы рассчитывался по формуле:

Итоговый балл = (А_i / A_max)*0,75 + (B_i / B_max)*0,25

где
А — коэффициент оценки выпускников, вес = 0,75;
В — коэффициент стоимости образования, вес = 0,25.
Оба коэффициента рассчитывались как отношение текущего значения переменной (балл или стоимость обучения) к максимальному значению этой переменной среди всех школ.
Коэффициент А вычислялся на основе анализа анкет выпускников по формуле:

где
х — итоговый балл по анкете;
n — количество анкет.

где
g — оценка, поставленная респондентом по критерию;
k — вес критерия, вычислялся как среднее арифметическое весов, назначенных этому критерию всеми опрошенными респондентами вне зависимости от их школы.
За четыре месяца (май-август) с помощью бизнес-школ, ассоциаций выпускников МВА, а также резюме, размещенных в интернете, мы отыскали 2056 выпускников с дипломом МВА. 684 из них согласились заполнить нашу анкету, 88 анкет по различным причинам было отбраковано. В итоге в оценке бизнес-школ приняли участие 596 респондентов, получивших диплом МВА не ранее 2000 года. В ходе подведения итогов мы были вынуждены сократить количество критериев. Из нашего рейтинга выпали №8 и №9 — большинство респондентов отказались отвечать на эти вопросы. Ряд школ (например, МИМБ, ФАПО АНХ) пришлось исключить из рэнкинга, так как мы не смогли найти более 10 их выпускников. Таким образом, в рейтинге приняло участие 20 школ. Минимальное количество заполненных анкет — у ВАВТ и ИМЭБ РУДН (по 12 анкет), максимальное — у ВШМБ (63).

Лидеры в лицах

Высшая школа бизнеса МГУ
Декан: Виханский Олег Самуилович
Форма обучения по программе MBA: вечерняя
Выпускников MBA: более 500
Иностранные партнеры: Graduate School of International Management, Aoyama Gakuin University (Япония); Guanghua School of Management, Peking University (Китай); The Kaizen Institute (Япония); The London School of Economics (Великобритания) и др.

Санкт-Петербургский Международный институт менеджмента (ИМИСП)
Ректор: Мордовин Сергей Кириллович
Форма обучения по программе MBA: модульная
Выпускников MBA: около 1 тыс.
Иностранные партнеры: Euromed Marseille (Франция), SDA Bocconi (Италия), IEDC-Bled (Словения), Henley (Великобритания), EM Lion (Франция)
Западная аккредитация: AMBA

Высшая школа менеджмента ГУ-ВШЭ
Декан: Филонович Сергей Ростиславович
Форма обучения по программе MBA: вечерняя, модульная
Выпускников МВА: 563
Иностранные партнеры: Cranfield School of Management (Великобритания)

Высшая школа финансового менеджмента (ВШФМ) АНХ при правительстве РФ
Декан: Лобанова Елена Николаевна
Форма обучения по программе MBA: вечерняя, модульная
Выпускников МБА: около 300
Иностранные партнеры: Harvard Business School (США), Cambridge Judge Institute of Management (Великобритания), German Management Academy of Lower Saxony (Германия), IESE Business School (Испания) и др.

Институт бизнеса и делового администрирования (ИБДА) АНХ при правительстве РФ
Ректор: Мясоедов Сергей Павлович
Форма обучения по программе MBA: вечерняя, модульная
Выпускников МBА: около 800
Иностранные партнеры: Luton BS (Великобритания), Higher School of Economics in Rotterdam (Нидерланды), Ecole Superieure de Commerce de Paris (Франция), UAMS (Бельгия) и др.
Западная аккредитация: AMBA

Московская высшая школа социальных и экономических наук (МВШСЭН) АНХ при правительстве РФ
Ректор: Каспржак Анатолий Георгиевич
Форма обучения по программе MBA: модульная
Выпускников МВА: 190
Иностранные партнеры: Kingston University (Великобритания, диплом)
Западная аккредитация: AMBA

Институт бизнеса и экономики (ИБиЭ) АНХ при правительстве РФ
Ректор: Гойзман Эдуард Исакович
Форма обучения по программе MBA: вечерняя
Выпускников МВА: нет данных
Иностранные партнеры: CSU East Вау (США)
Западная аккредитация: AACSB

Высшая школа международного бизнеса (ВШМБ) АНХ при Правительстве РФ
Ректор: Евенко Леонид Иванович
Форма обучения по программе MBA: дневная, вечерняя, модульная
Выпускников МВА: около 4 тыс.
Иностранные партнеры: Shanghai University of Finance & Economy (Китай), DMAN (Германия)
Западная аккредитация: AMBA

Высшая школа корпоративного управления (ВШКУ) АНХ при Правительстве РФ
Ректор: Календжян Сергей Оганович
Форма обучения по программе MBA: вечерняя, модульная
Выпускников МВА: нет данных
Иностранные партнеры: IEMI (Франция, выдается диплом); University of Toronto, Rotman School of Management (Канада); Schulich School of Business, York University (Канада); SBS Swiss Business School (Швейцария) и др.

Международный институт менеджмента ЛИНК
Ректор: Щенников Сергей Александрович
Форма обучения по программе MBA: очно-заочная
Выпускников МВА — более 400
Иностранные партнеры: Open University Business School (Великобритания, диплом)
Западная аккредитация: AMBA

Пробуждение MBA
«Роза MBA снова в цвету»,— говорит Дэйв Уилсон, президент Graduate Management Admission Council (GMAC) — организации, которая занимается статистическими исследованиями бизнес-школ. По данным GMAC, в прошлом году 65% американских бизнес-школ отметили увеличение потока соискателей по сравнению с 2005 годом. Рост интереса к MBA в первую очередь связан с потоком новых абитуриентов со всего мира. Соискателей не пугают ни сложные вступительные испытания, ни высокая стоимость диплома MBA — так, двухлетнее обучение в Harvard Business School вместе с проживанием обойдется в $150 тыс.
Растет и число бизнес-школ по всему миру. Если в США с 1999 по 2006 годы число бизнес-школ выросло всего на 10% (с 846 до 927), то, например, в Индии за тот же период — в полтора раза (с 639 до 953). В Европе в 1999 году было 181 MBA-программ, а прошлом году их стало уже 658. Рейтинги бизнес-школ тоже отражают тенденцию к их интернационализации. Если в 1999 году в первой двадцатке рейтинга The Financial Times было всего три неамериканских школы, то в этом году их уже девять, причем впервые в топ-20 попала шанхайская Ceibs.
Бизнес-школы не только пользуются плодами растущего спроса на MBA, но и сами пытаются привлечь новую аудиторию. Cейчас в линейках бизнес-школ все чаще появляются укороченные программы. В этом году пять из 15 ведущих мировых бизнес-школ предлагали MBA-программы короче, чем традиционный формат длительностью 20 и 24 месяца.
По информации The Financial Times

Тотальный MBA
Российские бизнес-школы далеко не лучшие в мире. Но нынешние выпускники выражают недовольство не только качеством преподавания — они разочарованы и теми, с кем пришлось сидеть за одной партой. Как ни странно, от решения именно этой проблемы зависит будущее российских бизнес-школ.

«Преподаватели — тройка, практика — двойка, одногруппники — кол». Такие оценки поставил выпускник одной из российских бизнес-школ своей альма-матер. Другой выпускник не поскупился на двойки, сдобрив их едким комментарием: «Для корочки школа годится, для знаний — нет». «Почти отсутствуют преподаватели-практики. Стоимость обучения завышена»,— заявил третий.
«Секрет фирмы» оценил качество обучения в российских бизнес-школах. Впервые в российской практике мы составили рейтинг программ MBA не по косвенным данным, а на основе мнений самих выпускников. Собрав и обработав 684 анкеты, мы взглянули на бизнес-школы глазами их учеников.
Потребитель у российских программ MBA один — слушатели. У западных бизнес-школ есть еще одна целевая аудитория — работодатели. Самые престижные западные MBA — дневные, где студенты учатся с отрывом от производства, а потом ищут новую работу. И школы кровно заинтересованы «продать» своих выпускников лучшим компаниям. Но подавляющее большинство российских слушателей MBA учатся без отрыва от производства: они не хотят терять нынешнюю работу и далеко не всегда жаждут найти новую. Поэтому работодателей как потребителей услуг бизнес-образования можно пока в расчет не принимать.
Да и большинство компаний пока не доверяют российским программам MBA. Цифры, полученные СФ, говорят сами за себя: 7,46% опрошенных выпускников не нашли у своих боссов поддержки в стремлении получить MBA, а 28,65% руководителей отнеслись к их желанию безразлично. Безоговорочно поддержали подчиненных только 36,11% работодателей. Правда, некоторые сделали это лишь на словах: лишь 26,3% участников нашего исследования полностью или частично обучались за счет своих компаний.
Все это означает, что на сегодняшний день самые главные и требовательные оценщики программ MBA — сами слушатели. И вот их вердикт.

Мечты о будущем
«Обучение на программе MBA полностью себя оправдало,— уверен выпускник ВШМБ, генеральный директор компании „АМ-инвест” Сергей Нуриджанов.— Может быть, потому, что изначально у меня были трезвые ожидания». Нуриджанов на момент поступления уже имел опыт руководства компаниями, и его интересовали только знания, а не карьера или рост зарплаты. Подобные же мотивы преобладают у многих выпускников: большинство студентов приходят получить новые знания или систематизировать уже имеющиеся.
Однако, как и на Западе, многие решили пройти курс MBA в расчете на рост карьеры. Дамир Сибгатулов пошел учиться в МИРБИС, когда понял, что повышение по службе ему не светит. «Максимум, на что я мог рассчитывать,— должность ведущего специалиста, потому что у меня не было специального образования,— признается Сибгатулов.— Получение MBA было отчасти вынужденной мерой». Но уже в процессе обучения Дамир сменил работу — компания МТС пригласила его возглавить отдел маркетинговых исследований.
А вот на радикальное повышение зарплаты в связи с получением российского диплома MBA слушатели уже не рассчитывают: за последние годы градус финансовых ожиданий заметно понизился. По данным последнего исследования Begin Group, лишь 9% респондентов--слушателей MBA мечтают увеличить свои доходы вдвое. Большинство же (32%) надеется на рост 25–50%, еще 20% — не более чем на 25%. При этом ожидания по поводу увеличения дохода реализуются у 43% выпускников. Многие готовы терпеливо трудиться и ждать, пока их инвестиции в обучение окупятся. «Я поставил себе задачу достичь уровня годового дохода $60–70 тыс.»,— делится ожиданиями выпускник «Классической бизнес-школы» Олег, просивший не называть его фамилию. На момент поступления в школу он работал ведущим аналитиком в крупной пищевой компании. Бизнес-школу закончил шесть лет назад, но желанной планки пока не достиг.

Суровое настоящее
Российские бизнес-школы традиционно ругают за устаревшие методики преподавания и не самых квалифицированных преподавателей. Участники нашего исследования не обошли вниманием обе проблемы.
«Один преподаватель приходил в аудиторию и четыре часа читал нам лекцию про Гражданский кодекс. Другой рассказывал, как они в Советском Союзе строили гидроэлектростанции,— вспоминает Руслан Данилевич, выпускник ВКШ.— Кому это нужно?» «Многие курсы читались по учебнику»,— вторит ему выпускник МИРБИС Дамир Сибгатулов. Еще один обладатель диплома MBA и вовсе высказал мысль, что вполне достаточная альтернатива бизнес-школе — бакалавриат в экономическом вузе: «Я рекомендовал бы свою школу только тем, у кого нет экономического образования. А у кого есть профильный диплом и богатый управленческий опыт — никогда».
Несмотря на критику, выпускники в целом настроены лояльно: полученные практические навыки они оценили в 3,8 балла (по пятибалльной шкале), преподавателям и вовсе поставили твердую четверку (4,1 балла).
Зато намного больше претензий у студентов накопилось друг к другу, и это четко отразилось на средних баллах соответствующих критериев. Так, управленческий опыт одногруппников наши респонденты оценили в 3,7 балла, а приобретенные связи — в 3,1.
«Состав студентов российских школ недопустимо разнообразен» — это еще корректное высказывание. «В одной группе со мной учились и закоренелые практики, которые хотели подтянуть теорию, и мелкие клерки, пытающиеся поймать удачу за хвост и найти новую работу». «В моей группе учился человек, который торговал стройматериалами на рынке. Зачем ему MBA?» «Когда обсуждали кейсы, все молча слушали, работали только преподаватель и два студента».
Такие комментарии иллюстрируют, пожалуй, главную проблему: российские бизнес-школы всеядны. Вступительные испытания, которыми они пугают абитуриентов, зачастую не более чем фикция.
Корреспонденты СФ позвонили, представившись потенциальными студентами, в одну из топ-20 школ, где стоимость обучения превышает 300 тыс. руб. за двухгодичный курс. Нам сообщили, что для поступления придется выполнить два довольно серьезных теста. Но тут же обрадовали, сказав, что результаты ни на что не влияют,— просто преподавателю нужно понимать уровень группы. Вспомнилась фраза одного из ректоров, который признался, что готов взять человека на руки и нести его в кассу, если тот в состоянии заплатить за учебу.

Сито для героя
Идеальная модель бизнес-образования (по крайней мере, ее пытаются воспроизводить лучшие бизнес-школы мира) выглядит так: студентов нужно научить думать по-новому, вооружив передовыми знаниями и опытом. Но важно не только чему и как учить, но и кого. Мировые лидеры бизнес-образования тратят как минимум полгода, чтобы отобрать лучших абитуриентов, но их усилия окупаются — слушатели MBA учатся и у преподавателей, и у своих сокурсников. Как философски заметил выпускник ВШБ МГУ Ерлан Кожасбай, «прежде чем найти хорошего учителя, надо стать хорошим учеником».
В России пока не так. Многие преподаватели честно стараются улучшить качество своих программ, в школы потянулись преподаватели-практики, пришедшие из бизнеса,— за последние несколько лет их число увеличилось в разы. А вот с качеством слушателей прогресса пока не видно. Такой парадокс: для наших бизнес-школ легче сделать хорошую программу, чем собрать на нее действительно лучших студентов.
И это как раз главная угроза для репутации всего российского бизнес-образования. Бизнес-школы вынуждены бороться за выживание и зачисляют всех, кто готов заплатить за MBA от 200 тыс. до 700 тыс. руб. Но пока спрос растет, даже высокие расценки не могут отсечь недостойных. «Слишком многие могут позволить себе такое образование. Если бы оно стоило в три раза дороже, то и диплом был бы ценнее»,— полагает выпускник ВШМ ГУ-ВШЭ Сергей Саяпин.
С другой стороны, зарабатывая деньги, школы теряют из виду долгосрочную перспективу, выпуская специалистов, не всегда способных принести дополнительную ценность своим работодателям. Легко догадаться, какое у последних формируется отношение к такому бизнес-образованию.
Одна из участниц нашего опроса умудрилась попасть на курс MBA сразу после университета, даже не имея опыта работы, и рассчитывала по окончании занять вакансию линейного менеджера в отделе продаж мобильного оператора «Мегафон». Но ей предложили лишь должность секретаря на ресепшн. «Когда я напомнила о своем MBA, мне ответили, что другой работы для меня нет»,— возмущается выпускница. Позиция работодателя понятна: опыт работы ценится выше, чем наличие бумажки. А вот позиция бизнес-школы, принимающей на свои программы молодежь без опыта работы, выглядит недальновидной: пытаясь заработать деньги сегодня, школа обрекает себя на выпуск «некачественной продукции», что не пройдет даром как для ее репутации, так и для репутации программ MBA в целом.
И дело, безусловно, не в ценовом пороге, как полагает выпускник Саяпин. Можно задрать цены до небес, но получить на курс всего лишь состоятельных неучей. Есть лишь один способ повысить качество слушателей MBA — проводить строгий отбор абитуриентов.
Простой пример: стоимость обучения в бизнес-школе INSEAD (Франция) в прошлом году составляла почти 49 тыс. евро за 10-месячный курс. В Harvard Business School — свыше $92 тыс. за двухлетний курс обучения. Однако это не мешает заведениям устанавливать высочайший образовательный ценз для поступающих. Средняя прошлогодняя оценка по тестам GMAT при поступлении в оба эти заведения (и не только в эти) превышала 700 баллов. Заметим, что еще 10–15 лет назад такая оценка считалась неслыханным достижением, но рост конкуренции среди поступающих сделал такой уровень привычным ориентиром.
Все это позволяет сделать вывод: окрепшим и нагулявшим «жирка» российским бизнес-школам пора переходить на новую диету и заняться «прополкой» своих слушателей. Нужно привлечь людей, которые приходят не только получать знания, но и сами могут чем-то поделиться. Те школы, которые сумеют этого добиться, станут признанными заведениями для выращивания управленческой элиты. Остальные рискуют деградировать до уровня захолустных учебных центров.

Модельный ряд
Российский рынок бизнес-образования имеет в активе два тренда — плохой и хороший. Плохой: реальной конкуренции еще не видно. Хороший: в бизнес-школы уже пошли деньги государства и частных инвесторов.

Частные инвесторы
В начале сентября бизнес-школа МИРБИС переехала в новый учебный корпус. Ректора Станислава Савина поздравляли друзья и партнеры, и в разгар торжества гости узнали важную новость: весной этого года МИРБИС стал самостоятельным учебным заведением. Материнский вуз — РЭА им. Плеханова — вышел из состава учредителей МИРБИС, и ректор «Плешки» Виталий Видяпин поздравил коллег с «новым этапом развития».
Российские бизнес-школы традиционно открывались при академических вузах, а независимые учебные заведения до сих пор можно пересчитать по пальцам. Появление новой независимой школы — серьезное событие для рынка бизнес-образования. Но это еще не все. На образовательном рынке всерьез заговорили о продаже МИРБИС, называли даже примерную сумму сделки: несколько десятков миллионов долларов. Покупателем называют финансовую корпорацию «Уралсиб». Ее президент Николай Цветков в свое время заканчивал МИРБИС, и именно он разрезал ленточку, открывая новый учебный корпус.
В пресс-службе «Уралсиба» слухи о покупке МИРБИС опровергли и заявили корреспонденту СФ, что сотрудничают с бизнес-школой исключительно в рамках социально-благотворительных программ. Правда, назвать объем финансовой помощи отказались. В самой МИРБИС тоже утверждают, что ее никто не покупал. «Мы решили сделать большой шаг вперед и понимали, что без серьезной поддержки нам не обойтись»,— рассказывает Станислав Савин. С «Уралсибом» школу связывают давние отношения, и у партнеров родилась идея — создать бизнес-школу нового поколения с соответствующей инфраструктурой. Ее главная площадка будет находиться в Москве, еще одна — в Подмосковье.
«В рамках нашего сотрудничества компания профинансировала ремонт и оборудование главного учебного корпуса МИРБИС,— продолжает Савин.— Еще „Уралсиб” предоставил именные стипендии для студентов и гранты для преподавателей, а сотрудники компании будут принимать участие в учебном процессе». Но на вопрос, зачем «Уралсибу» МИРБИС, Савин тоже ответил вопросом: «А зачем Рубену Варданяну „Сколково”? Чтобы повышать уровень квалификации управленческих кадров в стране».
МИРБИС и сейчас является одним из крупнейших негосударственных учебных заведений. Он предлагает программы первого и второго высшего образования, MBA, Executive MBA и другие. Если же совместные планы с «Уралсибом» реализуются, то МИРБИС сделает серьезный рывок. Но для остальных игроков это тоже хорошая новость — после создания школы «Сколково», в которую крупные компании и известные предприниматели вложили $60 млн, сотрудничество МИРБИС с Уралсибом» может стать вторым примером серьезных инвестиций в образование со стороны частного бизнеса. Возможно, дойдет очередь и до других школ.

Академическая развилка
По данным компании Begin Group, объем рынка бизнес-образования в Москве и Санкт-Петербурге достигает 1,3 млрд руб., а сами школы, по разным оценкам, ежегодно выпускают 5–7 тыс. специалистов с дипломом MBA. Почти каждый год появляются новые школы и открываются новые программы MBA. Так, объявила о наборе Международная школа бизнеса Финансовой академии (это уже вторая бизнес-школа в этом вузе), недавно запустили программы MBA такие учебные заведения, как МСХА им. Тимирязева, РХТУ им. Менделеева и проч. Правда, по словам директора по маркетингу ВШМБ АНХ, президента Российской Лиги MBA Юрия Тазова, из общего числа уже аккредитованных школ работают далеко не все — некоторые пока не могут наладить учебный процесс и найти достойных преподавателей.
Напомним, в конце 2005 года в России в рамках нацпроекта «Образование» было решено создать две бизнес-школы мирового уровня — ими стали Высшая школа менеджмента факультета менеджмента СПбГУ и «Сколково» в Подмосковье (см. СФ №13/2006). Теперь можно говорить о том, что в России формируются обе известные модели бизнес-школ. Первая — университетская школа (подобная модель особенно популярна в США). Она действует на базе материнского вуза с сильными академическими традициями, предлагает широкую линейку учебных программ, в том числе и бакалавриат, занимается фундаментальными исследованиями. По такому пути, в частности, будет развиваться Высшая школа менеджмента, созданная на базе факультета менеджмента СПбГУ.
Вторая модель — это школа без академического прошлого, нацеленная исключительно на нужды бизнеса. Как правило, такие учебные заведения создаются предпринимателями или крупными компаниями. Среди них ведущие европейские бизнес-школы IMD, INSEAD, Instituto de Empresa. В России такую модель выбрали учредители Московской школы управления «Сколково».
По этому же пути намерен идти ИМИСП (Санкт-Петербург) — один из лидеров нашего рейтинга. Эта бизнес-школа была создана в 1989 году и сегодня является одним из немногих учебных заведений, ставших независимыми от материнского вуза в процессе своего развития. «Пути академических и бизнес-ориентированных бизнес-школ расходятся»,— считает ректор ИМИСП Сергей Мордовин. За последний год ИМИСП сделал ряд решительных шагов, все дальше удаляясь от академической модели. Бизнес-школа поэтапно закрывает программы бакалавриата — с этого года в ИМПИСП больше не будут набирать первокурсников, хотя оставшихся студентов доучат. «Высшее и дополнительное образование несовместимы, потому что у них разные цели, они формируют разные навыки. Человек, успешно преподающий в высшей школе, не может так же хорошо учить бизнесменов, и наоборот»,— рассуждает Мордовин. За образец он взял швейцарскую бизнес-школу IMD. «Мне нравится их прагматический подход — в IMD, например, преподавателей не заставляют публиковать статьи в рейтинговых научных журналах. Наоборот, они должны заниматься исключительно прикладными вещами, которые могут принести пользу бизнесу».
Но российские школы теперь могут искать передовой западный опыт не только за границей — на нашем рынке появилась первая западная бизнес-школа, которая реализует в России full-time-программы MBA. В прошлом году Международная школа менеджмента «ЛЭТИ-Лованиум» (Санкт-Петербург) юридически объединилась со своим давним партнером, бельгийской Vlerick Leuven Gent Management School. И теперь питерская школа официально стала третьим, российским кампусом этого европейского учебного заведения. Правда, по словам директора Александра Янчевского, стоимость обучения в российском кампусе (8,5 тыс. евро) пока ниже, чем в Бельгии (15 тыс. евро), но через несколько лет цены сравняются.

Цены и ассортимент
Разброс в стоимости обучения в российских бизнес-школах довольно велик — от 200 до 700 тыс. рублей за двухгодичную программу MBA. По словам Юрия Тазова, рынок четко делится на ценовые сегменты — 12–15% всех школ можно отнести к верхней ценовой категории, 35–40% работают в средней нише, а остальные предлагают программы в нижнем сегменте. За последний год цены выросли в среднем на 15–20%, и, как предполагает ректор ИДБА Сергей Мясоедов, в ближайшие несколько лет стоимость MBA в ведущих российских школах удвоится. «Привлечение сильных практиков действительно стоит дорого,— объясняет Мясоедов.— Кроме того, хорошие зарубежные стажировки тоже недешевы. Например, недельная обучающая программа в Chicago GSB стоит более $100 тыс. за учебную группу. Такой же порядок цен и в других престижных школах, с которыми мы ведем переговоры».
Практически каждая школа делает ставку на программу MBA как на самый понятный продукт для российского рынка. Но как в хорошем супермаркете, бизнес-школы научились предлагать разнообразный ассортимент. Появились программы EMBA, а также отраслевые «модификации» MBA. «Многие школы предлагают специализированные программы: для нефтяников и газовиков, для шоу-бизнеса, для медицины, для агробизнеса и другие. Похоже, они считают, что менеджмент в разных областях экономики и бизнеса различается. Но, скорее всего, это просто маркетинговый ход»,— говорит Юрий Тазов. Декан Высшей школы менеджмента ГУ-ВШЭ Сергей Филонович не против отраслевых программ, но такие программы, по его мнению, просто не нужно называть MBA.
Что касается корпоративного рынка, то здесь позиции бизнес-школ гораздо скромнее, чем на рынке услуг для частных лиц. Западные бизнес-школы основную прибыль зарабатывают как раз на executive programs (открытые и корпоративные короткие программы). Однако штучные услуги могут стоить десятки тысяч долларов, и для российских заказчиков пока слишком дороги. «Когда компании слышат о таких ценах, то первый тур переговоров часто становится последним»,— сказал один из ректоров.

Конкуренция
Среди бизнес-школ нет единого мнения об оценке уровня конкуренции. Как считает Юрий Тазов, школы конкурируют за потенциального слушателя: «Эта борьба достаточно жесткая (по крайней мере, в ведущей пятерке школ), с освоением значительных рекламных бюджетов». Что касается рекламы, то речь идет о суммах $200–300 тыс.— немало для учебного заведения.
Еще недавно важным преимуществом школы в глазах абитуриента было наличие государственной аккредитации и право выдавать государственный диплом MBA. Но сегодня этот фактор особой роли уже не играет. Когда мы попытались найти список аккредитованных бизнес-школ, то ни РАБО, ни Рособрнадзор не смогли предоставить нам исчерпывающей информации. «Действительно, полного списка аккредитованных программ вы не найдете,— подтверждает Юрий Тазов.— Почему, непонятно. Я как президент Российской лиги МВА обращался в экспертный совет по программам МВА с просьбой дать этот список для опубликования на нашем сайте. Обещание получил, а списка — нет».
Многие ректоры считают госстандарт устаревшим, хотя в свое время он послужил неплохим барьером против халтуры. «Наличие госаккредитации сегодня не отражает реального качества обучения»,— считает Сергей Мясоедов. Зато теперь в моде аккредитации западные — например, сертификат английской AMBA сегодня получили уже шесть бизнес-школ.
И все же лидирующие бизнес-школы пока не готовы говорить об обострении конкуренции — локтями никто не толкается. Многие школы могли бы принимать гораздо больше слушателей MBA, чем сегодня, но им мешают два фактора: нехватка помещений, и, что важнее, дефицит преподавателей. Вот последний ресурс действительно на вес золота. Недавно бизнес-школа ИМИСП даже разработала этический кодекс, по которому штатным преподавателям не рекомендуется вести занятия в других бизнес-школах Санкт-Петербурга (московские школы пока не в счет).
Действительно, это еще не конкуренция. Это всего лишь дефицит.

Юлия Фуколова, Дмитрий Лисицин, Владислав Коваленко



Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение