Принципы Александра Кравцова

Основатель компании «Руян», в стенах которой были созданы брэнды «Раптор», Forester, «Экспедиция», ищет управленческие идеи, изучая партизанское движение Ковпака и поведение пчел. Он умеет добывать оружие в бою и уверен, что с годами растет как пчеловод: его реже кусают и ему уже не так больно.

Меня не вставляло доить уже выращенных коров. Притом что коровы были хорошие. Вообще-то, принятое два года назад решение выйти с рынка инсектицидов и репеллентов, отказаться от обувных марок и сосредоточиться на марке «Экспедиция» было абсолютно алогичным. Ведь инсектициды и обувная косметика — «нефтекачалки», построенные на века, если их не портить и не ломать. Но для меня это решение было совершенно логичным.

Мир на самом деле не очень материален, все зиждется на человеческих энергетиках.

Иногда говорят, что наша компания — не бизнес, а личное развлечение одного человека. Я отчасти согласен, только с одной поправкой: это личное развлечение не одного человека, а целого коллектива. И это развлечение достаточно прибыльно, что заставляет нас самих относиться к нему с большим уважением.

Я никогда не создавал бизнес на продажу и не собираюсь на IPO. Нет никакого желания сверять свои действия, поступки, стиль жизни с критично настроенными акционерами.

Считать, будто можно сегодня что-то сделать и оно будет работать всегда,— ошибка. Нечто будет работать ровно до того момента, пока люди, его родившие, будут вкладывать душу и силы. Например, можно построить ресторан «Экспедиция», сказать, что это всегда будет лучший ресторан для своей целевой аудитории, и уйти в сторону. Но если каждый день не рождать его заново как лучший ресторан, он перестанет быть им достаточно быстро.

Настоящее первое лицо компании всегда сомневается. Зачастую ему достаточно одиноко на вершине пирамиды со всей своей ответственностью. Иногда наступают уныние, неверие в собственные силы. И вот это — та самая ситуация, когда нужно, чтобы человек, заслуживающий доверия, сказал: иди, все у тебя получится. Часто это бывает важнее всего.

Я пытаюсь изучать историю Ковпака, который, на мой взгляд, был одним из лучших управленцев XX века. И вообще, вся эта партизанская история — добудь оружие в бою — мне очень близка. К оружию, добытому в бою, к деньгам, заработанным внутри компании, люди относятся более ответственно, чем к полученным на стороне.

Будущее компании сейчас кажется мне менее предсказуемым, чем раньше. У меня есть несколько достаточно сильных идей, которые не умещаются под «зонтиком» «Экспедиции». Может быть, когда-нибудь я не удержусь и что-нибудь с ними сделаю. Я понимаю, что это может замедлить рост «Экспедиции». Но никто не сможет мне запретить — я сам хозяин своей жизни.

Сотрудники компании не являются ничьими рабами, и руководитель не является их рабом. Я сейчас очень увлекаюсь изучением поведения пчел — оттуда по менеджменту можно вытянуть в сто раз больше, чем из 99% специальных книг. Есть законы, по которым пчелам в улье комфортно, есть законы, по которым пчелам в улье перестает быть комфортно, и есть законы, по которым часть пчел улетает и создает новый улей. Я считаю, что люди свободны. Как и пчелы, впрочем.

Улей, который производит много меда, не вырастает на сто метров в длину и 50 в ширину, не приобретает восемь уровней управления. Пчелам для этого так же не нужны консультанты, как и нашей компании.

Мы выигрываем на рынке за счет большего раскрытия человеческого потенциала. Каждый — человек-оркестр, а не функция. Человеку приятнее быть оркестром, его эффективность так гораздо выше.

Времени всегда столько, сколько надо,— оно резиновое. На что не хватает сил — более существенный вопрос. А не хватает на то, чтобы в каждого стоящего человека вдохнуть больше веры в себя.

записала Елена Локтионова

Елена Локтионова

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...