Коротко


Подробно

Цена вопроса

Борис Макаренко, первый замгендиректора Центра политических технологий

Суверенно ли решение Грузии попытаться вступить в НАТО? Не спешите ответить отрицательно — всегда успеем. Если на то пошло, Грузия и все остальные члены бывшей "мировой системы социализма" и раньше не были суверенными, оставаясь либо "субъектами федерации" под названием СССР, либо его откровенными сателлитами. Если что и изменилось с обретением ими формального суверенитета, так это то, что они получили возможность выбрать себе другого "протектора" в лице Запада или диверсифицировать ставки между Москвой, Вашингтоном и Брюсселем. И если о чем и печалиться России, так это об утрате ею роли "полюса притяжения", каковым российская столица служила добрые полтора столетия: для большинства славян, для почти всех православных, для своих среднеазиатских и кавказских владений, а потом для коммунистов и левых во всем мире.

Потери, понесенные Москвой с распадом СССР, это не только территории и население. Не менее важны и утрата значительной части "мягкой силы" — способности убеждать и привлекать своим примером. Недаром квинтэссенцией программы Дмитрия Медведева становится призыв сделать Россию лучшим местом для жизни во всем мире: только это позволит восстановить авторитет страны как в ближнем, так и в дальнем зарубежье.

Пока же в восприятии России на Западе действовало иное правило. У адвокатов российского правительства, отвечающих на иски Грузии в международном суде, наверняка есть что сказать в ответ на большую часть обвинений. Но в ситуации, которую весь мир воспринимает как " маленькую Грузию обижает большой русский медведь", один черный шар уничтожает десять белых. Не сорвав принародно погоны с идиота подполковника, который дал указания собирать данные на грузинских детей в московских школах, Россия сама себя высекла и многократно осложнила себе рассмотрение иска в международном суде. Мы сами гробим свою "мягкую силу" и толкаем соседние страны в объятия НАТО.

Если Грузия перейдет в новый статус соискателя членства в альянсе, случится две вещи. С одной стороны, НАТО нарушит неписаное правило — не принимать в свои ряды страны, обремененные территориальными конфликтами. Другой стороной проблемы станет почти окончательная утрата надежд Грузии на обретение контроля над Абхазией и Южной Осетией. Но мир не перевернется, как не перевернулся он от того, что Косово провозгласило независимость. Просто еще один урон понесло международное право, просто — в случае вступления Грузии в НАТО — еще туже станет "кавказский узел".

В отношениях Тбилиси и Москвы наметилось некоторое потепление, но именно к этому моменту неспешная машина европейского правосудия подгадала рассмотрение иска, порожденного низшей точкой российско-грузинских отношений. Остановить раскрутившийся маховик трудно. Трудно и повернуть вспять движение Грузии на Запад. Но возвращать отношения в нормальное русло все равно надо. На то есть как минимум две причины. Первая: будет ли Грузия в НАТО или нет, но соседом России она останется. Вторая: самая лучшая для жизни страна не имеет права быть в плохих отношениях со своими соседями.


Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" №31 от 27.02.2008, стр. 9

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение