Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от

 текст


Живанши. Постоянство в элегантности

       Поговаривают, что у Убера де Живанши осталось лишь два сезона на раздумье: за это время он должен решить — оставаться ему в высокой моде или уходить? Известно также, что Бернар Арно просил его остаться до истечения срока контракта, то есть до 1995 года, однако кутюрье все еще не дал окончательного согласия. Но на показе зрители заметили, что уход этого модельера немало огорчил бы его клиентов, ведь что может быть лучше этой вечной и абсолютной элегантности? Никакой показухи — во всем безупречное чувство моды. Идеальная длина — на ладонь ниже колена. Безупречного покроя костюмы с удлиненными жакетами в сочетании с прямыми юбками или брюками. Их дополняют непременные пелерины из кастора или замши, подбитые лисой. Сочетание сиреневых кожаных перчаток с костюмами из твида цвета пармской фиалки дает ощущение абсолютной гармонии. Пальто без застежек, накинутые поверх платьев из мягкого джерси с кожаными поясами, неотъемлемы от Живанши — как число 205 от машины марки Пежо.
       
Унгаро. Женщина, облаченная в желание
       Любовь к женщине становится у Унгаро чем-то вроде навязчивой идеи или наваждения. Он и не скрывает, что воспринимает женщину как объект желания, ради которого готов использовать всю свою фантазию, но также и чувство меры, и осторожность в поисках новых и изысканных деталей. Он предлагает, быть может, слишком короткие юбки, зато жакеты — не слишком длинные для всех этих многочисленных отделок, столь удачно сочетающихся между собой.
       Тюлевые вуалетки на шляпах, костюмы из клетчатого мохера, блузы из черного муслина, жилеты из шитой золотом тафты. Все это вполне забавно соседствует с туфлями на высоких каблуках из черного и красного атласа. Ни пяди кружева без вышивки, ни одного черного жакета без искусно исполненных цветов. Унгаро откровенно расточителен. Его коллекция — знак, свидетельствующий о том, что лексикон ее создателя составляют лишь самые ласковые и нежные слова. Коллекция Унгаро — всегда театральное представление.
       
Шанель. Вновь обретенная молодость
       Карл Лагерфельд взял на себя роль доктора Фауста, чтобы возродить имидж Шанель, не прибегая к электрошоку. Он явно очень хотел понравится молодым — об этом свидетельствуют батальоны крошечных жакетиков-спенсеров из твида, которые с равным успехом соседствуют с широкими пижамными брюками 30-х годов и круглыми жесткими юбочками из шелкового фая или атласа. Нет ни блузок, ни боди, зато обязательно видна полоска живота. Тонкие зыбкие ткани сочетаются с грубым твидом, отделанным бахромой. Твидовые и велюровые спенсеры, напоминающие корсеты, на костях, они оформлены басками и шнуровками на спине.
       Сахар или снег — таковы основные цвета вечера. Жакеты любой длины в сочетании с брюками разной ширины. Все вместе — просто великолепно.
       Осень предстает перед нами в огненно-рыжем и красно-коричневом твиде, или альпаке цвета мха, из которой шьют жакеты с бахромой и ажурные блузы. Жакеты из велюра цвета лишайника и короткие пальто из драпа цвета каштана, которые носят с шортами.
       
Мауризио Галант. Скрытая изысканность
       Жизнь полна противоречий: Мауризио Галант — итальянец, он представляет свою коллекцию в Париже, шоу проходит в Институте Арабского мира, а в основу коллекции положена японская техника, позволяющая придать ткани поверхность кожи рептилий — благодаря тысячам микроскопических узелков. Вся коллекция выполнена из новых тканей и напоминает по форме коллекции Куррежа эпохи его расцвета, однако она заметно мягче и спокойнее. Его стремление к нововведениям проявляется и в работе с лентами, из которых он делает просвечивающие жакеты, платья, чья фактура напоминает кору дерева. Когда этих лент оказывается недостаточно, он начинает резать кожу и органзу на тоненькие полоски и делает из них сетку наподобие той, из которой делается садовая мебель. Легкие как дуновение ветерка, эти маленькие платья-трапеции, усыпанные лепестками, напоминают Куррежа 60-х. Ближе к жизни (и в самом деле очень современны) темно-синие большие джемперы-туники, из-под которых торчат два слоя огромных белых рубах из муслина поверх крепдешина. Вместе с Мауризио Галлант нечто новое пришло в моду. Нечто весьма изысканное.
       
Феро. Неприкрытая Венеция
       Прирожденный сказочник Феро и на этот раз его интригует (ведь каждая коллекция — это своего рода роман): он приводит нас в Венецию. Неплохой выбор для тех, кто влюблен в яркие краски и великолепие Средиземноморья. Пьеро и Коломбина отправились в это путешествие, надев свои воротнички, придающие загадочность костюмам, и маски, которые больше привлекают внимание, чем что-либо скрывают от посторонних глаз. Комедия дель арте начинается с длинных до щиколотки пальто поверх брюк из черного бархата, продолжается шелковыми шубами, побитыми роскошными мехами, и завершается роскошными домино из черного шелка. Все это театральное великолепие и есть Венеция, увиденная и сшитая в Париже.
       
Кристиан Лакруа. Легальное попрание bon ton
       Публика приветствовала Кристиана Лакруа длительной овацией, воплями "браво" и энтузиазмом, что сродни безумству. Лакруа еще раз подтвердил: он является надеждой парижской Haute Сouture с ее упованиями на большой стиль. Он показал все великолепие XVIII века — но рожденное из вполне современной смеси красок, фактур, покроев и стилей. Вся одежда имела весьма четкий Х-образный силуэт — затянутый в талии, очень пышный в плечах и бедрах. Черный бюстье в форме песочных часов сочетался с невероятной сборчатой юбкой переливчатых оттенков розового, а притворно скромный жакет-корсет в стиле ампир из вышитого жемчугом атласа — с бальной юбкой из тафты цвета лаванды, украшенной драпировкой из черного тюля. Неудивительно, что у публики захватывало дух: каждый наряд был наслаждением для ока и вдохновенно попирал все представления о хорошем вкусе. Например, узкое платье из огненного крепа сочеталось с плащом цвета фуксии, который был расписан от руки, вышит на восточный лад и заканчивался пеной из черных кружевных оборок. Такое, разумеется, никому, кроме Лакруа, не дозволяется.
       
Ив Сен-Лоран. Прошлое, навязанное в будущем
       Новая коллекция великого кутюрье, определившего стиль 60-х, была встречена, как обычно, с восторгом, но больше демонстрировала качество и мастерство, нежели новые идеи. Впрочем, весь нынешний показ не был особенно новаторским. Однако справедливости ради следует сказать, что те, кто стоя аплодировал Сен-Лорану сейчас, не просто выражали свою верность любимому мастеру — им действительно понравились его платья. Подолы взлетели вновь высоко — до середины бедра, и неизбежным было возвращение сапог выше колена, как и пальто, отделанных лисой или норкой. На подиуме вновь оказался образ роскошной и богатой молодости. Широкие замшевые пояса, украсив короткие трикотажные платья, повисли между талией и бедрами; жакеты, чаще всего из черного бархата, демонстрировали затянутую талию и легкий клеш по линии бедер.
       Визитная карточка Сен-Лорана — его платье-смокинг в духе sexy — присутствовало, разумеется, тоже, на сей раз с короткой юбкой и в сочетании с блестящими сапогами из крокодильей кожи. Классические темные платья иногда неожиданно украшались красной фольклорной тесьмой на пуговицах и манжетах. Великолепный наряд для уютного маленького party (не более сотни персон) представляли собой туники длиной до икр из атласного дамассе, в высоких разрезах которых мелькали брюки из того же материала. А вот пальто из королевского бархата, украшенное страусиными перьями, золотое парчовое пончо и ансамбль с юбкой-парео цвета фуксии критикам не понравились. Больше всех аплодировали поклонницы Сен-Лорана Катрин Денев и Палома Пикассо, которые любят торжественный стиль с легким оттенком консерватизма. Другие же зрители едва удерживались от вопроса — это ли одежда для будущего тысячелетия? И не слишком ли Сен-Лоран, как и вся сегодняшняя мода, обращен в прошлое?
       
Гий Ларош. Долгожданное мессианство
       Новый дизайнер дома Ларош, 36-летний Мишель Кляйн (Michel Klein), может оказаться мессией нового сезона. В начале его показа публика решила, что он собирается вновь порадовать прошлогодними костюмами в стиле Мао, на сей раз из шерсти или атласа цвета абсент. Стильно, молодо, но не слишком подходяще для Haute Couture. Однако вскоре стало ясно, что перед зрителями предстала, быть может, самая современная коллекция сезона.
       Шелковые и атласные ткани модных неопределенных цветов у Кляйна искусно задрапированы в самых разных моделях. Черное платье для коктейля — умеренное sexy — сплетено из атласных и бархатных лент. Несколько украшенных бусами платьев на тонких бретелях предназначены для "сумерек в ночном клубе".
       Дизайнер показал также кимоно, главным образом, в сочетании с узкими брюками — в качестве вечернего костюма, короткие — из темно-синего бархата, или черные — с золотой набойкой, длинные — из алого бархата с высокими разрезами, со сверкающей ярко-розовой подкладкой.
       Зрители с изумлением отметили, что Haute Couture может быть лаконичной, элегантной и вполне подходящей к реальным жизненным обстоятельствам.
       
Нина Риччи. Посмотри на арлекинов
       Дизайнер дома Нина Риччи Жерар Пипар (Gerard Pipart) показал целую серию креповых платьев А-силуэта — в основном, черных и темно-синих, с редкими вспышками красного, длиной ниже колена. Округлости тела оказались тщательно укрыты от любопытных глаз. Костюмы не новы: длинные, свободного покроя, но несколько более яркого, чем можно было ожидать, цвета. Для улицы предлагаются норковые манто, сужающиеся книзу, и маленькие квадратные жакеты из котика. Как это обычно бывает у Нины Риччи, новые модели в целом носят вечерний характер, но специально на выход предусмотрено пальто в стиле "Арлекин" из разноцветных атласных ромбов поверх темно-фиолетового платья с золотым узором из ромбов на лифе, и узкое платье-чехол, бледно- или ярко-розовое, с соответствующим жакетом. Одним словом, декларированная нарядность подиумов Haute Couture.
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       

Комментарии
Профиль пользователя