Коротко

Новости

Подробно

Цена вопроса

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 9

Михаил Ъ-Зыгарь


специальный корреспондент


Новое это хорошо забытое старое. Теперь мы это точно знаем.

Идея того, что в 2008 году Россия и Белоруссия сольются в Союзное государство, а уходящий президент России пересядет в кресло союзного лидера, обсуждается уже не один год. Больше того, эту идею уже так заобсуждали, так затерли, что она стала казаться наивной, устаревшей и неправдоподобной.

Похожим образом еще год назад все российские журналисты с энтузиазмом следили за предвыборным соревнованием двух преемников: Дмитрия Медведева и Сергея Иванова. Все успели свыкнуться с мыслью, что преемников два, а третьему не бывать. Минувшим летом мне, к примеру, довелось читать сочинения, написанные абитуриентами, поступающими в престижный московский вуз. Одна из тем касалась выборов-2008. Так вот, абитуриенты, все как один, писали примерно следующее: "Преемниками Президента РФ Владимира Владимировича Путина являются первые заместители Председателя Правительства РФ Дмитрий Анатольевич Медведев и Сергей Борисович Иванов". Слово "преемник" они писали с большой буквы — будто это такая должность, предусмотренная конституцией.

А потом все прошло. Идея двух преемников стала казаться устаревшей. Появился премьер Виктор Зубков, о нем заговорили как о будущем президенте. Появился феномен "национального лидера". Прошел референдум о доверии этому лидеру. С той поры, когда было два "Преемника Президента РФ", столько воды утекло, что мы почти успели забыть о том наивном времени.

Но вот сюрприз. Новое это подзабытое старое. Позавчерашний преемник легко превращается в преемника завтрашнего. Если следовать этой логике, идея Союзного государства уже не так фантастична. Все охотнее верится в то, что нынешний президент РФ может стать союзным президентом, а господа Медведев и Лукашенко будут его вице-президентами.

Для этого, в общем, не нужно будет даже реального объединения двух стран. Можно вспомнить, что в 1997 году Слободан Милошевич переехал из кресла президента Сербии в кресло президента Югославии, которая на тот момент состояла из собственно Сербии и Черногории. Такое "повышение" Милошевича было формальным. Де-факто единое государство на тот момент было совершенно разобщенным и две республики жили самостоятельной жизнью. Сербия управлялась из Белграда, Черногория — из Подгорицы. А потом Милошевич договорился с черногорским премьером Джукановичем: чтобы не менять сербскую конституцию, запрещающую третий срок, сербский президент становился югославским, но, как и прежде, занимался только своей республикой, не вмешиваясь в дела соседней Черногории.

Конечно, реализации такого сценария в России может помешать преждевременная огласка. Даже самое невероятное может стать реальным, но важно, чтобы это было сюрпризом. Еще опаснее для будущего объединения близость Нового года. "К сожалению, мы вынуждены делать это в преддверии Нового года, но закон требует от нас определенных действий",— сказал вчера Владимир Путин о выдвижении Дмитрия Медведева. Чтобы спешно создать новое государство, хлопотать ему придется еще больше. И на этот раз он может просто полениться.


Комментарии
Профиль пользователя