Коротко


Подробно

Цена вопроса

Борис Макаренко


первый замгендиректора Центра политических технологий


Долгий путь Юлии Тимошенко ко второму в ее карьере премьерскому креслу позволяет наглядно выявить, в чем Украина похожа на Россию (и эти черты сходства придется признать сущностными для восточнославянской политической культуры), а в чем — уже совсем не похожа.

Не похожа, потому что оранжевая революция на Украине победила. Победила именно потому, что через полтора года после нее и сама Юлия Тимошенко, и президент Ющенко оказались в проигравших, а победу праздновал тот, кто проиграл на киевском майдане: премьер Янукович. Потому что главная цель той революции состояла в попытке построить демократию. А своих детей пожирают, как известно, все революции.

Не похожа, потому что Украина — единственная из государств СНГ пробует построить государство, в котором президент — не главный, во всяком случае — главный не во всем. Есть, правда, еще Молдавия — единственная в мире парламентская республика, где главный — президент, но каких только казусов не порождает посткоммунистический транзит.

А вот похожа Украина на Россию потому, что отдавать власть тамошние политики не любят так же, как и российские. Отсюда — три тура президентских выборов в 2004-м, отсюда — многомесячные формирования правительственных коалиций в 2006-м и 2007-м, отсюда — досрочные выборы на ровном месте и расписанный не на одну страницу конституции порядок "круговой поруки" в коалиции большинства. Отсюда же и угрозы депутатов сложить мандаты и развалить раду, и вновь наблюдавшееся вчера блокирование парламентской трибуны проигрывающей партией. Как и в России, политики играют в игры, не оглядываясь на избирателей: знают, что те еще не научились наказывать заигравшихся на следующих выборах.

Разделить власть между президентом и парламентским премьером — задача сверхсложная: мы видели, как Ющенко с Януковичем в прошлом году тянули на себя одеяло полномочий, пытаясь доказать, кто из них больше Виктор (т. е. по-латыни победитель). Но какие-то четверть века назад в такой, казалось бы, твердой демократии, как Франция, было едва ли не больше страхов по поводу возможного противостояния между премьером-правоцентристом и левым президентом. Ничего, научились. Правда, политическая культура там имела больший опыт демократического отправления власти.

Очевидно, Юлия Тимошенко все же станет премьером. Загадывать, сколько продлится ее второе премьерство,— безнадежное дело, как безнадежно прогнозировать "премьерский век" и в России. Но заметьте отличие. Уже три года украинскую власть трясет и лихорадит, а по темпам роста Украина обходит Россию, хотя нефть-газ не экспортирует, а импортирует (ну, немножко приворовывает, не без того). Значит, украинцы научились работать и зарабатывать, не оглядываясь на то, кто в каком кабинете сидит (а может, у чиновников, дерущихся за власть, просто не остается времени тянуть соки из предпринимателей?).

И главное, украинский опыт подтверждает старый постулат: демократия — это не когда все проблемы решаются, а когда неудачных правителей можно лишить власти.


Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" №226 от 07.12.2007, стр. 9

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение