Коротко


Подробно

Цена вопроса

Борис Макаренко


первый замдиректора Центра политических технологий


Досрочные президентские выборы — это и победа, и поражение Михаила Саакашвили. Победа — потому что он эти выборы, скорее всего, выиграет с немалым отрывом. Поражение — потому что победа будет пирровой: рейтинг президента и его авторитет внутри Грузии и за рубежом уже идут вниз, и переломить эту нисходящую тенденцию вряд ли возможно.

Досрочные выборы — меньшее из зол, которое Саакашвили выбрал сознательно. У него не было другого способа "прислушаться" к позиции Запада, отменить чрезвычайное положение и продемонстрировать готовность к диалогу с оппозицией. Не было и другого способа остановить эскалацию конфликта с грузинской элитой, раздраженной его авторитарным стилем, и обществом, обиженным разгоном демонстрации.

Саакашвили был вынужден уступить оппозиции в главном: он отказался от совмещения президентских выборов с парламентскими, лишившись возможности в "сдвоенной" кампании лично возглавить агитацию за свою партию (вариант президент--лидер партийного списка — это специфическая российская политтехнология, которую вряд ли можно "импортировать"). Но и оппозиция не сможет раскрутиться на парламентских выборах перед президентскими. Напротив, победа Саакашвили поможет его партии предстать в качестве партии власти перед лицом разобщенных противников. Такое взаимовлияние разных выборов знает каждый бакалавр политологии, и никакой гениальности в таком решении нет.

Но уступка все же сделана, и оппозиция постарается выжать из этого максимум возможного. То, что сегодняшние рейтинги низки не только у оппозиционных кандидатов, но и у самого Саакашвили, свидетельствует об одном: общество растеряно, оно испытывает как минимум недоверие, как максимум — отвращение к политикам. Вполне нормальная реакция на беспорядки, силовые действия и чрезвычайное положение. Это неважная новость для оппозиции, но просто катастрофическая для действующего президента. Оппозиция уже пытается сыграть на этом, выбивая из-под Саакашвили кресло и требуя отмены президентского поста. Тоже не новая технология: так "выдернули страну" из-под Горбачева, так шел на выборы 1996-го Геннадий Зюганов, зная, что обыграть президента трудно, не делегитимизировав сам пост.

Собственно, эта делегитимизация в Грузии уже идет: обращение президента Буша по поводу отмены чрезвычайного положения было передано Саакашвили не лично, а через премьера. Значит, оппозиция может утверждать, что Запад не делает однозначной ставки на действующего президента. Отсутствие успехов в восстановлении территориальной целостности позволит оппозиции — если она займет "патриотическую" и, увы, критичную по отношению к России позицию — подорвать веру в Саакашвили как национального лидера. Начало избирательной кампании в условиях только что отмененного ЧП и при не полностью восстановленной деятельности оппозиционных СМИ — гарантия симпатий к оппозиции со стороны международных наблюдателей.

В активе у грузинского президента весь набор административных ресурсов, плюс живая харизма, раздрай в стане его соперников и отсутствие среди них сильных лидеров. Сражение на досрочных президентских выборах он, видимо, выиграет. Но это отнюдь не гарантирует ему победы в войне с оппозицией, которая обещает быть затяжной.


Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" №216 от 23.11.2007, стр. 9

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение