Коротко

Новости

Подробно

ОПЕК не стала наказывать себя долларом

Но не прочь поднять цену на нефть

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 9

В Эр-Рияде прошел третий за всю историю ОПЕК саммит этой организации. Главным его событием стало предложение Ирана отказаться от доллара в качестве основной валюты на нефтяном рынке. Оно было поддержано Венесуэлой, но отвергнуто всеми остальными странами--экспортерами нефти, поскольку их экономика привязана к доллару. Таким образом, превратить ОПЕК в антиамериканский политический блок Ирану и Венесуэле не удалось. Однако все члены ОПЕК сошлись в том, что даже $100 — это еще низкая цена барреля нефти.


Больше политики


Собрания руководителей стран--экспортеров нефти всегда сопровождаются скандалами. Например, в этот раз организаторы до самого последнего момента не знали, кто из лидеров приедет на саммит в Эр-Рияд, а кого из них не будет. Поэтому номера в отелях и лимузины на всякий случай готовили для всех. В итоге, никого не предупредив, в Саудовскую Аравию не прилетел ливийский лидер Муамар Каддафи. С саудовским королем Абдаллой II его связывает давняя взаимная неприязнь — они публично ругаются на всех саммитах, на которых оказываются вместе, поэтому полковник Каддафи решил не ехать в гости к недругу. А индонезийский лидер Сусило Бамбанг Юдхойоно прислал вместо себя вице-президента.

Однако главными героями праздника должны были стать не они, а лидеры Венесуэлы Уго Чавес и Ирана Махмуд Ахмади-Нежад. Как раз они в Эр-Рияд прибыли в срок. И доставили хозяину встречи королю Абдалле немало неприятных моментов.

Господа Чавес и Ахмади-Нежад, очевидно, разработали свой собственный план работы на саммите. Они возлагали на встречу в Эр-Рияде огромные надежды, рассчитывая убедить коллег превратить ОПЕК в мощную, постоянно действующую политическую организацию (см. Ъ от 16 ноября). Перед началом работы два президента распределили обязанности: Уго Чавесу, как более опытному оратору, предстояло подвести под общий замысел идейную базу, а на долю Махмуда Ахмади-Нежада выпало предложить ОПЕК план реальных политических действий.

Уго Чавес со своей частью задания явно не справился. Привыкший выступать перед латиноамериканской публикой, он пустил в ход все свои проверенные риторические приемы: крестился, воздевал руки к небу и дважды упоминал Иисуса Христа. Хозяева саммита не стали напоминать ему, что в Саудовской Аравии запрещена демонстрация неисламской религиозной принадлежности, однако на арабских лидеров, составляющих большую часть ОПЕК, презентация господина Чавеса большого впечатления не произвела.

Вся речь Уго Чавеса была посвящена превращению нефтяного картеля в политический блок — по мнению президента Венесуэлы, ОПЕК должна "стать активным субъектом геополитики". Напомнив коллегам "о славных временах 60-х и 70-х" и особенно упиваясь воспоминанием о спровоцированном ОПЕК мировом нефтяном кризисе 1973 года, он предложил сформулировать основные цели деятельности ОПЕК так: добиться от всего мира уважения к странам--экспортерам нефти и потребовать от Запада прекратить угрожать государствам--членам ОПЕК. Уго Чавес добавил, что в свете "агрессивных высказываний против Ирана ОПЕК должна усилиться и защищать суверенитет стран-членов доступными методами".

"Мы все видим, что происходит в Ираке. Мы видим постоянные угрозы в адрес Ирана. Я уверен, что ОПЕК должна стать сильной и защищать суверенитет своих членов, если ведущие страны мира хотят продолжать получать нефть,— заявил Уго Чавес.— Если США совершат безумный поступок вроде удара по Ирану или нового нападения на Венесуэлу, стоимость нефти достигнет $150, а то и $200 за баррель".

О чем будет говорить на встрече Уго Чавес, всем ее участникам было, разумеется, известно заранее — по сути, они и приехали в Эр-Рияд именно ради того, чтобы выслушать его предложения. Ведь нынешний саммит ОПЕК является всего лишь третьим за всю 47-летнюю историю организации. Традиционно оперативным управлением ОПЕК занимаются министры нефти, а встреча всех глав государств уже сама по себе является мощным политическим жестом. Сам факт того, что 11 из 13 лидеров ОПЕК съехались на саммит в Эр-Рияд, говорит о том, что в принципе они согласны с Уго Чавесом и впрямь намерены добиваться большего политического веса.

Однако хозяин саммита саудовский король Абдалла, выслушав президента Венесуэлы, решил все же снизить антиамериканский пафос его речи. "Те, кто призывает ОПЕК быть монополией, манипулирующей исключительно в собственных интересах, игнорируют тот факт, что картель всегда проводил благоразумную и умеренную политику,— твердо начал он.— Нефть нельзя превращать в политическое оружие, это инструмент для развития". Однако в завершение речи он также сформулировал две основные цели деятельности ОПЕК, которые практически совпали с теми, что назвал Уго Чавес. "Первая — это защита интересов своих членов, а вторая — защита международной экономики от внезапных скачков цен на нефть и энергоносители". Саудовский король, в отличие от Уго Чавеса, не говорил о защите Ирана от возможного американского вторжения, однако очевидно, что подобный конфликт как раз и может привести к "внезапному скачку цен на нефть и энергоносители", который так волнует короля Абдаллу. То есть он вроде бы тоже хочет сделать ОПЕК политической организацией, но не под руководством господ Чавеса и Ахмади-Нежада.

Однако если арабские лидеры выслушали речь Уго Чавеса с настороженным пониманием, то президент Эквадора, к примеру, был просто в восторге. "Мы не должны боятся представлять ОПЕК политической организацией. Не можем же мы отрицать реальность?" — восклицал он.

Меньше долларов


Вторую часть совместного иранско-венесуэльского плана выполнял Махмуд Ахмади-Нежад и справился со своей миссией еще хуже, чем Уго Чавес. Чтобы продемонстрировать свою политическую мощь и независимость, президент Ирана предложил сменить доллар в качестве основной валюты на мировом нефтяном рынке. Со своей нефтью Тегеран это уже проделал — иранское топливо продается за евро. Однако никто, кроме Уго Чавеса, этой затеи не поддержал.

Дело в том, что экономики всех стран--экспортеров нефти основаны на долларе, США являются основным покупателем нефти у членов ОПЕК, и, более того, именно в долларах хранит свои сбережения большая часть лидеров нефтяного картеля. Поэтому отказ от долларовых расчетов в ОПЕК, который привел бы к еще большему ослаблению американской валюты, ударил бы в первую очередь по самим странам--экспортерам нефти. "Мы бы очень хотели, чтобы доллар стабилизировался",— отрезал министр нефти Алжира Шакиб Халиль. А король Абдалла выступил даже против упоминания в итоговой декларации о том, что страны ОПЕК озабочены слабостью доллара. По мнению Саудовской Аравии, нежелателен даже сам факт обсуждения этой темы, потому что он может спровоцировать дальнейшее ослабление американской валюты.

После окончания саммита Уго Чавес полетел в Тегеран, чтобы продолжить обсуждение дальнейшей стратегии с Махмудом Ахмади-Нежадом. Несмотря на то что их идеи были отвергнуты саудовским королем, саммит ОПЕК для них прошел в целом успешно. Превратить нефтяной картель в реальный политический альянс невозможно, зато на эту тему можно успешно спекулировать, шантажируя Запад перспективой создания такого блока. Точно так же нереалистична идея отказа от доллара при торговле нефтью, однако даже спекуляции на эту тему не менее вредоносны для американской экономики. А добиться этого президентам Ирана и Венесуэлы как раз удалось. Кроме того, члены ОПЕК продемонстрировали удивительное единодушие в вопросе цены на нефть. Каждый из выступавших, и Уго Чавес, и Абдалла II, говорили о том, что нынешняя цена представляется им не слишком высокой и что даже если баррель нефти будет стоить дороже $100 — это все равно дешево.

Михаил Ъ-Зыгарь



Комментарии
Профиль пользователя