Коротко


Подробно

"Татнефть" ищет работу в Ираке

совместно с американской Hyperion Resources

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 17

Американская компания Hyperion Resources предложила "Татнефти" совместно работать в Ираке. Однако до тех пор, пока новый закон о нефти, регламентирующий порядок работы с недрами страны, не будет подписан, ни одна иностранная компания работать в Ираке не сможет.


Американская Hyperion Resources пригласила "Татнефть" к совместной работе в Ираке, сообщает "Татнефть" в своей корпоративной газете "Нефтяные вести". Неделю назад прошла встреча между делегациями "Татнефти" и Hyperion во главе с Альбертом Хаддлстоном, ее председателем совета директоров. Hyperion заявляет, что заключила меморандум с министерством нефти Ирака, который дает ей право на проведение работ в этой стране. "Ряд нефтяных компаний обращались к нам с предложением стать партнерами. Но мы бы хотели начать обсуждение совместных работ в Ираке с компанией 'Татнефть'",— заявил господин Хаддлстон. Представитель "Татнефти" Рустам Рафиков рассказал Ъ, что пока подписан лишь протокол о намерениях, в котором не оговорена конкретная форма сотрудничества.

"Татнефть" участвует в различных проектах в арабских странах, в частности, в Сирии, Ливии, Омане. Ранее она работала и в Ираке, выполняя сервисные работы для Северной нефтяной компании Ирака по бурению 45 скважин для иракского партнера, однако в марте 2003 года была вынуждена прекратить работы в связи с началом военных действий. Как пояснили Ъ в "Татнефти", несмотря на желание вернуться к исполнению этого контракта, компания пока этого не сделала.

Будущий партнер "Татнефти", техасская Hyperion Resources, привлекла к себе внимание в июне, выиграв контракт на строительство в Южной Дакоте НПЗ мощностью 20 млн тонн для переработки канадских высоковязких нефтей. Стоимость проекта — $8 млрд. Между тем, по данным базы Dun & Bradstreet, оборот Hyperion составляет всего лишь $12,3 млн, а количество сотрудников не превышает 60 человек. Впрочем, наличие средств у этой частной компании объяснимо: господин Хаддлстон, сообщает американская пресса, является зятем сына нефтяного мультимиллионера Харольдсона Лафайета Ханта, основателя крупной американской нефтяной компании Hunt Oil.

По словам господина Рафикова, когда может быть определена форма сотрудничества, пока не решено. Но до тех пор, пока не будет утвержден новый иракский закон о нефти, который в том числе регламентирует работу зарубежных компаний в стране, сотрудничество не будет реализовано. Закон должен был быть одобрен еще в сентябре, однако до сих пор находится на рассмотрении парламентского комитета по энергетике. Затяжка препятствует также ЛУКОЙЛу: получившая еще в 1997 году право на разработку месторождения Западная Курна-2 на условиях СРП, от которого впоследствии отказалось правительство Саддама Хусейна, нефтяная компания без закона не может определить свой статус в проекте. В сентябре глава МИД Ирака Хошияр Зибари предложил ЛУКОЙЛу принять участие в новом тендере, но, учитывая уже сделанные инвестиции, с определенными преференциями.

"Формально Ирак никого пригласить к себе не может,— отмечает аналитик RusEnergy Михаил Крутихин.— Тем не менее у российских компаний есть преимущество перед другими, при Саддаме Хусейне они вели геологоразведку на территории Ирака. Для 'Татнефти' выход на иракский рынок был бы хорошей новостью, у нее большой опыт работы на сложных месторождениях, а учитывая, что в России частным компаниям вкладываться уже некуда, компания ищет возможности инвестиций за рубежом". С ним не соглашается начальник отдела фундаментального анализа ФК "Открытие" Наталья Мильчакова. По ее мнению, основную стоимость "Татнефти" дают проекты в России, а Ирак — это "скорее имиджевый проект", который подчеркнет статус "Татнефти" как международной компании.

Наталья Ъ-Скорлыгина



Комментарии