Коротко


Подробно

Блицинтервью

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 22

"Статус места заставил нас представить самое лучшее"

АННА БЕЛОРУСОВА давно работает в Christie`s и более десяти лет представляет аукционный дом в России. Теперь она возглавит его российский офис. Накануне открытия выставки она ответила на вопросы ТАТЬЯНЫ Ъ-МАРКИНОЙ.


— Как и когда Christie`s проник в Россию?

— Все началось в 1995 году. Я тогда работала в лондонском отделении Christie`s. Мне очень хотелось вернуться в Россию. Я верила в российский потенциал, в то, что рано или поздно Россия станет представлять интерес для Christie`s в бизнес-плане. Правда, тогда еще было непонятно, как и когда раскроется этот потенциал: тогда очевидного покупательского интереса не было. Но мне удалось убедить руководство, что я должна вернуться в Россию, в Петербург, откуда я родом.

В 1997 году у меня появилась идея сделать первую предаукционную выставку. Об этом никто тогда не думал — подобные выставки возили в Лондон, Нью-Йорк или Париж. Была масса сомнений, особенно волновались страховщики. И вот мы решили привезти импрессионистов, а местом выбрали Патриарший дворец Кремля, а партнером — крупнейшую российскую нефтяную компанию. Нас поддержал Минкульт, за нашими вещами признали статус культурных ценностей.

— Странное сочетание — импрессионисты и Кремль.

— Нет, еще более странное — импрессионисты, Кремль и Christie`s. Когда я, устраивая выставку, звонила тут по инстанциям и говорила: "Здравствуйте, я из компании Christie`s", меня переспрашивали: "Какой-какой компании? 'Кристина'?" Здесь мало кто слышал тогда о нас. А Кремль был очень важен. Дело в том, что все произведения искусства до аукциона все еще принадлежат их владельцам, и нам необходимо их согласие. Но слово "Кремль" знают по всему миру. И когда мы спрашивали: "Можно мы вашу картину повезем в Россию и выставим в Кремле?" — все соглашались.

— Почему тогда вы сделали такой большой перерыв в организации выставок в России?

— Никакого перерыва не было. На следующий год была вторая выставка — ювелирных изделий, тоже в Кремле, рядом с сокровищами Оружейной палаты. Потом вмешался дефолт, и к тому же мы занимались другими проектами. Следующая выставка проходила в 2002 году — в Музее Пушкина на Пречистенке мы показали знаменитое "Зимнее яйцо" Фаберже, которое потом было продано в Женеве более чем за $9 млн.

— А чем вы занимались между выставками?

— Очень много культурных ценностей было возвращено в Россию с нашей помощью. Взять хоть знаменитую историю с "Птицами Америки", когда редчайшая книга Джеймса Одюбона была украдена из Национальной российской библиотеки в Петербурге, а эксперты Christie`s проявили бдительность, не допустили книгу до аукциона и она была возвращена. Я тогда потратила массу времени на координацию всех разнообразнейших участников этой истории — Скотленд-Ярда, Минкультуры и Christie`s. И так далее — таких историй я могу рассказать больше десятка.

— Теперь, когда вот-вот откроется офис, какими будут направления деятельности Christie`s в России?

— Ничего не изменится, нам будет просто удобнее работать. У нас будет база, куда мы сможем приглашать коллекционеров и любителей искусства и предоставлять им максимальную информацию. Надеюсь, что там мы сможем экспонировать отдельные работы — конечно, не масштаба нынешней выставки. Мы собираемся больше работать с российскими экспертами и приглашать зарубежных. И еще мы хотим сделать максимально удобным процесс доставки произведений искусства после их приобретения на аукционе Christie`s в любой точке земного шара прямо в дом коллекционерам или в музеи.

Мы будем больше работать с российскими музеями. У нас покупают произведения искусства Эрмитаж, Царское Село и Петергоф. Они покупают вещи в госфонд, причем за свои заработанные денежки, но при ввозе вещей в Россию должны платить НДС. Для частных коллекционеров он отменен, а для музеев нет. А ведь у нас попадаются интересные для российских музеев вещи, и не очень дорогие — мемориальные, графика или, например предметы интерьера, аналогичные утраченным пригородами Петербурга во время войны. Мы очень надеемся, что эта странная ситуация скоро разрешится и российские музеи смогут спокойно пополнять свои коллекции на наших аукционах.

— Почему на сей раз вы привезли за один раз, в один раз, такое разное искусство — тут и Вермеер с Рубенсом, и импрессионисты, и Фаберже, и современные китайцы?

— Мы взяли на себя смелость привезти такое необычное сочетание произведений искусства различных стран, эпох и стилей. Эти работы объединяет одно — высочайший уровень. Статус места, где мы показываем работы, Дом Пашкова, заставил нас представить самое лучшее из главных наших торгов этого сезона. К тому же сама история Дома Пашкова навела нас на эту мысль — здесь был когда-то Румянцевский музей, здесь показывали "Явление Христа народу" Александра Иванова и одновременно западноевропейскую живопись.


Комментарии
Профиль пользователя