Коротко


Подробно

Le Conseil europeen de Lisbonne, les 18 et 19 octobre, doit adopter le "traite simplifie" imagine par Nicolas Sarkozy pour sortir l`UE de l`impasse

Саммит ЕС в Лиссабоне 18 и 19 октября должен одобрить представленный Никола Саркози "упрощенный договор" и вывести ЕС из тупика

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 12

Thomas Ferenczi


Тома Ференци

После пяти месяцев французской политической активности покорил ли "саркозизм" Брюссель?


Займет ли Франция свое былое место в Европе, как с гордостью провозглашает Никола Саркози устами государственного секретаря правительства Франции по европейским делам Жана Пьера Жуйе? Опрошенный нами высокопоставленный чиновник Еврокомиссии это вполне допускает. Если за словами последуют действия, Франция может снова стать одним из ключевых игроков в строительстве Европы.

Как далеко зайдет это возвращение? Перефразируя политолога Раймона Арона, который характеризовал период холодной войны формулировкой "война невозможна, мир маловероятен", наш собеседник уточняет, что возвращение Франции ему кажется возможным, а установление контроля над Европой маловероятным. "Мы не вернемся к временам Жака Делора, когда Париж обладал важным и даже чрезмерным политическим весом,— объясняет он.— Но если французские власти сумеют показать, что Франция Саркози отличается от Франции Ширака, часто резко критиковавшейся в Брюсселе за безынициативность и высокомерие, к их предложениям будут больше прислушиваться".

Жак Ширак не оставил хороших воспоминаний в Брюсселе. "Двенадцать лет ледникового периода",— констатирует еврочиновник. Первый срок был отмечен работой с оппозиционным правительством, что не способствовало новым инициативам. Второй начался с войны в Ираке, которая разделила европейцев на два лагеря, и закончился провалом референдума о евроконституции. "Франция Жака Ширака исчезла с европейских радаров 29 мая 2005 года",— оценивает социалист Пьер Московичи, бывший министр по европейским делам. "Ощущалась атмосфера окончания господства",— подтверждает немец Мартин Шульц, президент социалистической группы Европарламента.

На следующий день после того, как евроконституции сказали "нет", французы констатировали, что в европейских учреждениях их слова наталкивались на вежливое равнодушие. "Франции больше не доверяли,— утверждает чиновник.— Когда поднимались вопросы о социальных изменениях в Европе, ее больше не слушали. Как убеждать других в своих взглядах, когда у самих уровень безработицы высокий, а темпы экономического роста слабые?"

Европейская политика Франции была в значительной степени парализована. И все показывает на то, что Никола Саркози привел ее в движение. "Он динамичен, у него есть идеи, и его министр иностранных дел Бернар Кушнер такой же. Изменения налицо",— подчеркивает Чарльз Грант, директор лондонского научно-исследовательского Центра европейских реформ. "У него есть все для того, чтобы вернуть Францию на лидирующие позиции",— утверждает Грэм Уотсон, лидер либеральной фракции Европарламента.

Первый успех Никола Саркози заключается, как сказал Пьер Московичи, в том, что он отказался от институционального подхода. Даже если немецкое президентство и способствовало приходу к соглашению благодаря терпеливой и сдержанной дипломатии Ангелы Меркель, французское предложение "упрощенного договора" помогло переговорам. Никола Саркози в состоянии даже убедить поляков поддержать новый текст. Главное — он подтвердил, что не стал бы выставлять новый проект на референдум, и это может обеспечить ратификацию будущего договора парламентским путем, как во Франции, так и в других странах. Даже те, кого раздражает бахвальство, признают, что он неплохо сработал.

Еще можно упомянуть освобождение болгарских медсестер и палестинского врача. Конечно, в Брюсселе многие сочли, что Никола Саркози нагло перетягивает одеяло на себя, но им пришлось признать тот факт, что Франция сыграла важную роль в исходе этого дела. Выходя на первый план, президент Французской Республики не просто продемонстрировал свой авторитет, он способствовал некоторому улучшению отношений между Францией и странами Восточной Европы, которых Жак Ширак сильно разозлил, предложив помалкивать во время иракского кризиса.

Бурной активности Франции благоприятствует и перспектива президенства в ЕС во втором полугодии 2008 года, когда она автоматически окажется в центре событий. Ей предстоит подготовить вступление нового договора в силу 1 января 2009 года и организовывать назначение следующего президента Евросоюза.

Государственный секретарь по европейским делам Жан Пьер Жуйе использует такое расписание, чтобы гарантировать свое присутствие в Брюсселе, где он и так проводит большую часть своего времени. Бернар Пуаньян, лидер социалистов в Европарламенте, воздает должное его умению слушать. Он также подчеркивает, что французский еврокомиссар Жак Барро завязал с европейскими парламентариями хорошие отношения.

Получается, что Никола Саркози не испытывает нехватки в преимуществах для того, чтобы стать в Европе большим человеком. В отличие от Жака Ширака, он находит общий язык с президентом Еврокомиссии Жозе Мануэлем Баррозу. Кроме того, у него есть большое преимущество перед его главными коллегами Гордоном Брауном и Ангелой Меркель, которое состоит в том, что в ближайшем будущем ему не грозят выборы. Но игра еще не сыграна. Недоверие по отношению к Франции еще не исчезло. А нападки Никола Саркози на Европейский центробанк ситуацию только ухудшили. Его манера "демонстрировать мускулы", как говорит Бернар Пуаньян, раздражает. "В Европе никто не играет в индивидуалов",— заявляет евродепутат. Чарльз Грант считает, что если он продолжит действовать, не консультируясь с партнерами, французского президента ждут серьезные неудачи. Возвращение Франции, если оно все же случится, кажется несколько "неуклюжим и в некоторой степени антиевропейским", утверждает Московичи, который беспокоится о состоянии франко-немецких отношений и "снисходительного" отношения к Франции.

По словам Грэма Уотсона, осталось выяснить, насколько Никола Саркози окажется европейцем и насколько французом: "Европа должна противостоять двум вызовам, с одной стороны, Великобритании, которая хочет увидеть английскую Европу, с другой — Франции, которая хочет Европу французскую".

Если Франция намеревается занять в Европе достойное место, она должна убедить своих партнеров в обоснованности своих предложений, заключает дипломат. Если нет, Никола Саркози кончит как Тони Блэр, которого подозревали в том, что он хочет взять Европу под свой контроль. Очарование Блэром сменилось разочарованием. Никола Саркози тоже будут судить по поступкам.

Перевела Екатерина Ъ-Дударева



Комментарии
Профиль пользователя