Коротко

Новости

Подробно

Смерть в зените карьеры

Скончался архитектор Кисе Курокава

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 8

Некролог

Знаменитый японский архитектор Кисе Курокава скончался в Токио в возрасте 73 лет. Он не успел завершить многих важных построек, в том числе новый стадион "Зенит" в Санкт-Петербурге.


Кисе Курокава родился в 1934 году в Нагое. Сын известного архитектора, он учился в лучших университетах Японии — в Киото, затем в Токио. Ему повезло с профессором — им стал Кензо Танге, которому японская архитектура обязана своим мировым лидерством. В итоге Курокава прославился в младенческом для архитектора (тем более японского) возрасте — в 26 лет вместе со своими друзьями он основал движение "архитектурного метаболизма". Метаболисты делили город на постоянные и временные элементы — кости, кровеносные сосуды (конструкции, транспортные артерии, технические коммуникации) и живые клетки (жилые, человеческие пространства). Манифестом метаболизма стала первая же постройка Курокавы — Nakagin Capsule Tower в Токио, где жилые квартиры-ячейки навешаны на вертикальный столб с лифтами, лестницами, трубами и проводами. Это удивительное сооружение внесено в список шедевров мирового архитектурного наследия.

За свою жизнь Кисе Курокава построил невероятное количество зданий по всему миру — Городской музей в Нагое, Convention Center в Осаке, Японо-германский центр в Берлине, торговый центр Melbourne Central в Мельбурне, Китайско-японский молодежный центр в Пекине, Tour Pacifique в парижском районе Дефанс, новое здание Музея Ван Гога в Амстердаме, аэропорт в Куала-Лумпуре.

Он много раз бывал в России, еще в СССР. Как и многие западные архитекторы, в конце 1950-х он отправился в паломничество к памятникам русского авангарда. Но встретил совсем незнакомую страну, густо заставленную сталинским ампиром, и пережил любовную историю с русской девушкой, о которой рассказал мне во время интервью в Токио.

В беседах Курокава был не по-японски искренен. В то время он только готовился к своей новой русской эпопее, которая приведет его в Петербург, но много говорил о своей работе в Казахстане. В числе 15 мировых архитекторов он был приглашен президентом Нурсултаном Назарбаевым для проектирования новой столицы Астаны, выиграл конкурс, что не так уж трудно, и заставил прислушаться к своим предложениям — что было гораздо, гораздо сложнее.

Вероятно, для него это был опыт работы в "постсоветском пространстве", и на новые конкурсы в России он пришел уже во всеоружии. И хотя сначала он проиграл Норману Фостеру проект Новой Голландии, но вскоре победил в конкурсе на стадион на Крестовском острове, который должен был заменить старый стадион архитектора Никольского. Курокава делал максимум возможного, чтобы памятник сохранился хоть в некоторых чертах, но заказчики настояли на своем, и он уступил.

Не уступил он в другом случае, хотя понимал, что его работа в Петербурге стоит на кону. Решив, что 300-метровый небоскреб "Газпром-сити" не должен быть построен, он вышел из состава жюри. Но не пиарил свой демарш, а пытался его объяснить хозяевам города и главам "Газпрома". У него были аргументы, потому что он был мастером блестящего архитектурного компромисса.

В принципе он готов был строить архитектуру с любыми чертами: мусульманскими — так мусульманскими, европейскими — так европейскими, негритянскими — так негритянскими, новороссийскими — так новороссийскими. В этом смысле он был настоящий философ (его философские книги не раз получали литературные премии) и настоящий буддист — недаром он любил говорить, что родился в день рождения будды.

Алексей Ъ-Тарханов



Комментарии
Профиль пользователя