Коротко


Подробно

Катюша рисует цветы, бабочек и себя с мамой

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 7

30 марта этого года мы рассказали о четырехлетней Кате Тонковой, с которой стряслась большая беда: ретинобластома, попросту говоря, рак глаза. В 31-ю горбольницу Санкт-Петербурга, где поставили правильный диагноз, Катюша попала, когда один глаз ей уже удалили. Врачи спасали второй глаз и саму Катину жизнь: после химиотерапии, как это всегда бывает, у нее в легких развилась смертельно опасная грибковая инфекция, и помочь мог только препарат кансидас, цена одного флакона — 17 тыс. руб. А для Кати надо было 60 флаконов, на 1,02 млн руб.


Дорогие друзья, вы тогда помогли врачам спасти Катюшу, очень быстро собрав денег вдвое больше. И Катиным кансидасом удалось пролечить еще троих ребятишек: Сашу Васильева, Славу Чистякова и Жасура Хамдамова.

Диля, мама Кати, говорит мне:

— С детства привыкаешь к словам "мир не без добрых людей". Так привыкаешь, что теряется всякий смысл. Ну, слова и слова. Но вот когда к тебе, к твоей дочери приходит беда, только тогда понимаешь их цену. Обязательно передайте этим добрым людям, вашим читателям, мою благодарность. Они действительно спасли Катюшку. Так жаль, что я не знаю их адресов и фамилий. Нам очень повезло и с больницей, с детским онкогематологическим отделением, с его заведующей Маргаритой Белогуровой. Там все, от врача до няньки, когда работают, на время не смотрят.

Мы гуляем возле дома Тонковых. На дворе холодно, но Катя явно для меня снимает с головы шапочку. Катя демонстрирует мне свою новую прическу. У Кати выросли волосы. Для нее это самый важный результат лечения.

— Ты по-прежнему любишь рисовать? — спрашиваю я.

— Да.

Я еще с марта знаю: Катюша немногословна.

— А что ты сейчас рисуешь? Кошек, собак? Деревья? Принцесс?

— Ну, это я не очень-то умею.

Диля за нее отвечает:

— Сейчас Катя любит рисовать цветы, бабочек и себя с мамой.

— Все такая же серьезная?

— Да, очень серьезная. Недавно мы смотрели трансляцию благотворительного концерта, там рассказывали разные тяжелые истории о таких же ребятишках. Так вот, Катя отвлекалась только во время концертных номеров. Зато когда рассказывали о детях, бросала все и внимательно слушала.

Последнее обследование показало, что основная Катина болезнь вылечена и очаги в легких затянулись, а их было два десятка. После больницы Катя с мамой побывали в санатории под Питером и еще в Москве: там Кате поставили новый глазной протез. Этот протез сейчас — большие хлопоты: девочка растет, и протез надо менять каждые полгода. Но что эти хлопоты по сравнению с главным: угроза жизни теперь позади.

Галина Радулеску, лечащий врач Кати, уверенно говорит:

— У Катюши сейчас полная ремиссия, она не получает никакой терапии. У нее очень высокий шанс стать абсолютно здоровым человеком.

— Абсолютно? — сомневаюсь я.

— Да, совершенно здоровым. Конечно, надо будет постоянно наблюдаться, чтобы в случае чего врачи могли вовремя принять меры. Сейчас это раз в два месяца, потом раз в полгода, потом раз в год. Но ведь обследовать периодически надо всех детей, в том числе и самых здоровых. Недавно на симпозиуме в Осло утверждалось, что к 2020 году каждый восьмой житель планеты будет из числа детей, вылеченных от рака. Вот почему так важно наблюдать, вовремя лечить и качественно реабилитировать вылеченных детей. Вот так и вырастим здоровое поколение.

В 2020 году Кате исполнится 17, и она вряд ли будет знать, что тоже — "каждая восьмая".

— Если бы Кате сразу был поставлен точный диагноз,— говорит Галина Георгиевна,— удалось бы сохранить глаз, и сейчас девочка вообще уже забыла и о вас, и о нас, и о своей болезни.

Тогда, в марте, я спросил Катю, сколько у нее было дней рождения, и она, удивившись вопросу, ответила: "Да один! Сколько же у человека может быть дней рождения?!"

Скоро она поймет, что день рождения бывает каждый год.

Пусть их у нее будет как можно больше.

Виктор Ъ-Костюковский, специально для Российского фонда помощи



Комментарии
Профиль пользователя