Коротко

Новости

Подробно

Пенки с пленки

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 152

В конце сентября на Трафальгарской площади можно было увидеть пестрый объект — стену, состоящую из фотоснимков. Таким арт-проектом отметило проведение в Лондоне своего ежегодного конгресса Ломографическое сообщество. Ломографией сегодня называют альтернативное направление в фотоискусстве. Его последователи предпочитают аналоговые фотокамеры, в том числе произведенные на петербургском заводе ЛОМО. О том, как пристрастие к старым добрым технологиям привело к созданию успешной торговой компании, рассказывает Майя Стравинская.


Ломографов нельзя в полном смысле слова назвать ретроманами. Никто из них не гоняется за фотоаппаратами, выпущенными в 1950-х годах, не собирает старые снимки. Единственное, что взяли из прошлого ломографы,— это аналоговый способ съемки, то есть фотографирование на пленку. В свое время любителей получать изображение, засвечивая, а не оцифровывая, привлекли старые фотоаппараты. Но сегодня эти старые фотоаппараты в массовом количестве производят заводы в России, Китае, Японии. Это неудивительно, ведь в мире насчитывается около миллиона ломографов. Благодаря им забава превратилась в небольшую, но успешную индустрию.

История


Ломография существует больше 15 лет. Ее изобретателями стали два студента Венской академии искусств Матиас Фигль и Вольфганг Странцингер. В начале 1990-х они отправились в Прагу, где купили в комиссионке самый дешевый фотоаппарат — им оказался советский Lomo Compact Automate, и решили, что раз уж покупка была спонтанной, то и снимать следует так же. Так возник главный закон ломографии: снимать от бедра. Еще девять законов позже сформулировали активисты нового артистического движения — ломографии. Оно возникло почти так же спонтанно. В родном вузе Матиас и Вольфганг по итогам своей пражской поездки представили ломостену, собрав "выхваченные из реальности" кадры в панно. Роль фотографа как свободного наблюдателя, который делает случайные фотографии, пришлась многим по вкусу. Активистов привлекли и таинственные свечения и затемнения, которыми отличались снимки, сделанные ломовским фотоаппаратом. Единомышленники Матиаса и Вольфганга стали скупать советские камеры у барахольщиков. Вскоре, чтобы устроить самостоятельную выставку, друзья зарегистрировали Ломографическое сообщество. Однако после ее закрытия формальная организация стала настоящим арт-объединением.

Ломографов становилось все больше, а странных фотоаппаратов Lomo в Европе было не так уж много. В 1994 году Матиас и Вольфганг направили факс на Ленинградское оптико-механическое объединение с предложением выкупить партию фотоаппаратов Lomo Compact Automate. В кругах ломографов непременно вспоминают, что факс этот пришел на завод 1 апреля и, посмеявшись, его просто выбросили. Впрочем, если бы это предложение поступило в любой другой день, реакция, вероятно, была бы такой же. На заводе как раз собирались снять с производства фотоаппарат, который в наводненной китайскими "мыльницами" России не пользовался спросом. Но настойчивость австрийцев заставила начальство ЛОМО изменить планы.

Распродав первую партию Lomo Compact, развернувшееся Ломографическое сообщество стало приобретать другие камеры, сделанные на заводе. Затем европейцы заключили контракт на эксклюзивное право продаж на территории Западной Европы. Камеры, которые в России стоили очень дешево, в сообществе, конечно, продавались дороже, так что в Петербург потянулись европейские "челноки", которые скупали продукцию ЛОМО по бросовым ценам. Тогда Ломографическое сообщество перезаключило контракт и получило абсолютные права на продажи ломовских фотоаппаратов во всем мире.

Сегодня официально зарегистрированных любителей ломографии (500 тыс. человек) объединяет не только поставщик аппаратуры — компания "Ломографическое сообщество", но и сайт, на котором ломографы со всего мира вывешивают свои снимки, участвуют в конкурсах и выполняют творческие задания. По статистике, ежемесячно пользователи заходят на страницы портала 150 млн раз, его месячная аудитория — 600 тыс. человек, а архив насчитывает приблизительно 1,5 млн фотографий. "Разве можно назвать такое сообщество "ретро"? — комментирует эти цифры его президент Странцингер.— Это одна из самых современных сетей. Мы знаем, что происходит в Лондоне, Нью-Йорке, Сеуле, более того — мы видим это".

Бизнес


Сегодня даже петербуржцы могут купить фотоаппараты ЛОМО только через представительства Ломографического сообщества. И не в торговых представительствах, как можно было бы ожидать, а в ломографических посольствах. Пафос здесь уместен, поскольку задача этих филиалов значительно шире, чем просто продажа камер, и заключается она в том, чтобы распространять идеи ломографии. Ломографические посольства существуют в 75 странах. Идеи распространились по всему свету, но больше всего увлекли фотолюбителей из Азии. Большая часть продаж (около 45%) приходится на азиатские страны — Японию, Корею, Китай, 20% дает Америка, 35% — Европа.

Ломографическое сообщество не только продает фотоаппараты, но и инициирует производство новых моделей. "Десять лет назад мы обнаружили, что нашей аудитории интересны новые продукты,— рассказывает Странцингер.— Мы стали предлагать не только российские камеры, но и японские, собирать идеи, выяснять, какие бы камеры понравились членам сообщества. В 1997 году мы придумали сделать мультилинзовую камеру. В какой-то момент появилась Fisheye-camera ("Рыбий глаз"). Идея не нова, профессиональные фотографы использовали выпуклый объектив, но он стоил очень дорого. Мы сумели наладить производство более дешевого варианта, теперь продаем эту камеру всего за {euro}40. Сегодня мы больше уделяем внимания разработке атрибутов стиля — сумкам и прочему".

В интернет-магазине сообщества в продаже есть серия фотоаппаратов Pinhole. Этот идеологически минималистичный аппарат — буквально ящик с дыркой, у которого, кажется, есть только затвор и прокрутка — вернет к совсем уже забытым ощущениям. Все эти реликтовые по сути, но очень стильные с виду аппараты также производятся сегодня, а не извлекаются с помоек. "Любителями старины ломографы кажутся только на первый взгляд, на самом деле это борцы за свежие ощущения, творческие люди",— настаивает Странцингер.

Визуальные открытия обходятся недешево. Более того, ломография становится труднодоступным хобби. С появлением цифровиков никто и не заметил, как из магазинов исчезла пленка. "Почти все фирмы сокращают производство пленок,— сетует глава Ломографического сообщества.— Еще три года назад мы не задумывались об этом, а сейчас стараемся наладить контакт с производителями". Кроме того, быть ломографом — значит почти наверняка быть клиентом профессиональной фотолаборатории, что удорожает это хобби в несколько раз. Так, владельцам популярной японской камеры Holga или ломовского "Любителя", снимающим на широкоформатную пленку, отпечатать и опубликовать в сети (оцифровать пленку) 12 кадров будет в среднем стоить 600 рублей. Такие расценки плохо сочетаются с концепцией спонтанного и безостановочного фотографирования.

В России


Матиас Фигль не раз называл в СМИ имя самого знаменитого ломографа — российского президента Владимира Путина. Оказывается, в 1995 году, будучи заместителем мэра Петербурга, Путин фактически выступил посредником в переговорах между Фиглем и гендиректором ОАО ЛОМО Ильей Клебановым. А сам Владимир Путин в интервью западным журналистам неоднократно рассказывал о "ЛОМО-компактах", Ломографическом сообществе и о том, что у него есть такой аппарат и он даже время от времени им фотографирует.

В России сегодня "Смены", ФЭДы, "Зениты", "ЛОМО-компакты" для большинства тем только и известны, что пылятся на антресолях у дедушки. Между тем этот фотографический антиквариат неожиданно дорого оценивается даже у нас. На российском интернет-аукционе "Молоток.ру" за "ЛОМО-компакт" просят от 2 тыс. до 5 тыс. рублей, хотя камеры не новые и не всегда исправные. Продавцы ориентируются на интернет-магазин Ломографического сообщества, где аппарат стоит от $200 до $350 в зависимости от модели и страны производства.

Теперь фотоаппараты Ломографического сообщества можно приобрести в сети магазинов "Республика". "Мы являемся официальными партнерами российского ломографического посольства в Москве,— говорит Дарья Дубнова, менеджер по лайф-стайл сети магазинов "Республика".— Эти фотоаппараты очень успешно продаются. И камеры, и сам подход — все соответствует стилю жизни нашей аудитории. Мы планируем активнее представлять ломо, скоро сделаем ломостену".

Альтернативная визуализация


"Мы не вступали в искусствоведческие дискуссии о ломографии, а просто занимались тем, что нам нравится. И оказались правы,— вспоминает Вольфганг Странцингер.— Году в 1994-1995-м авторитетный журнал Artforum опубликовал аналитическую статью о ломографии. В заключение там говорилось: "Это не искусство, это способ существования". Похоже на правду, несмотря на тот факт, что такие серьезные музеи, как Метрополитен, Музей фотографии в Токио, венские музеи, приглашали нас сделать выставки".

За время своего существования ломография прочно заняла нишу альтернативной визуальной культуры. Это протест как против глянцевой модной фотографии, так и против выверенной и точной цифровой. Сегодня это почти бунтарское направление перестает быть маргинальным и просачивается в иллюстрированные журналы, рекламные ролики и видеоклипы. Даже в кино есть свои ломоадепты. Например, режиссер Том Тыквер, сформировавший свой стиль на фильме "Спящие зимой", в котором не только память забывчивого главного героя, но и жизнь зависит от Lomo Compact. Тему ломографии немецкий режиссер продолжил и в картине "Беги, Лола, беги!", где он разместил четыре экрана в одном кадре по примеру одного из любимых изобретений ломографов — четырехобъективной камеры Actionsampler.

Смазанные случайные снимки и оптические эффекты противопоставляются и усредненной обывательской фотографии. "Если вы хотите фотографировать семью в ряд, или дни рождения детей, или застывших на фоне достопримечательностей людей, вам нужна другая камера,— убеждает Вольфганг Странцингер.— Камеры Ломографического сообщества — для творческих людей".

Комментарии
Профиль пользователя