Коротко

Новости

Подробно

Витамины замедленного действия

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 144

Легендарная американская легкоатлетка, трехкратная олимпийская чемпионка Мэрион Джонс, некогда считавшаяся самой быстрой женщиной на земле, 5 октября официально признала, что всеми своими успехами обязана приему допинга. Таким образом Джонс поставила точку в своей карьере, превратившись из одной из самых высокооплачиваемых спортсменок в банкрота, которому, по всей видимости, придется еще и сесть в тюрьму. Всех медалей, завоеванных с 2000 года, ее тоже лишили.


Самая быстрая на земле


Семь лет назад, после сиднейской Олимпиады, Мэрион Джонс стала звездой не только американского, но и мирового спорта. Из Австралии она увезла три золотые медали: за победы в беге на 100 и 200 метров, а также в эстафете 4х400. Плюс еще две бронзовые, завоеванные в прыжках в длину и эстафете 4х100. Ни одна спортсменка ни до, ни после нее пять наград на одних Играх не завоевывала.

На родину Мэрион Джонс вернулась не просто знаменитой. Еще бы: чернокожая женщина из скромной, да к тому же неполной семьи к 25 годам добивается такого немыслимого успеха! Последовали бесконечные интервью наиболее рейтинговым СМИ Америки, фотосессии для глянцевых журналов, попадание в различные рейтинги самых-самых.

С известностью, как это часто бывает, особенно в США, пришло и финансовое благополучие. Мэрион Джонс стала первой в истории легкоатлеткой, зарабатывавшей только за счет призовых более $1 млн в год. Ей платили лишь за факт участия в том или ином турнире. Платили очень неплохо: участие Джонс в соревнованиях стоило $70-80 тыс. Учитывая, что в том же 2000 году она приняла участие в 21 турнире, ее суммарные призовые превысили $1,5 млн. Плюс еще $1 млн она получила в качестве различного вида бонусов. Но и это не все: у Мэрион Джонс появились рекламные контракты, которые приносили ей за сезон не меньше, чем она зарабатывала на беговой дорожке. На эти деньги покупались дома, например вилла в Чеппел-Хилл по соседству с таким небезызвестным человеком, как Майкл Джордан, дорогие машины (Мэрион Джонс очень нравится марка Porsche), нанимались лучшие тренеры и т. д. Пошли на лад дела и в личной жизни. Первый брак Мэрион Джонс как-то не задался, но Джонс легко подыскала супругу замену. Причем в лице еще одной всеамериканской иконы — рекордсмена мира на стометровке Тима Монтгомери. В июне 2003 года у них родился сын, который, если верить в наследственность, мог бы превратиться в спортсмена с совсем уж немыслимыми способностями. В общем, все шло просто великолепно и должно было стать еще лучше. В действительности тем же летом жизнь Мэрион Джонс начала превращаться в кошмар. Просто она об этом еще не знала.

Анонимка


В июле 2003 года в антидопинговый комитет США (USADA) позвонил некто, представившийся "тренером, работающим на очень высоком уровне". Аноним поведал агентам USADA, что практически все американские спортсмены топ-уровня используют новый препарат, относящийся к группе стероидов,— тетрагидрагестринон (THG), который не обнаруживается с помощью существующих методик. Он также пообещал прислать в USADA образец "чистого" препарата, что и сделал: в сентябре 2003 года Калифорнийская антидопинговая лаборатория получила образец THG. Проведенный анализ установил, что препарат такого уровня мог быть создан только при участии высококлассных специалистов. Отличительной чертой THG являлось то, что его следы полностью улетучивались из организма примерно через неделю после приема, в то время как действовать он мог на протяжении примерно полутора месяцев. В октябре 2003 года была готова методика выявления THG в допинг-пробах. USADA решил перепроверить пробы, ранее взятые у американских спортсменов (по регламенту после забора проба делится на две части — A и B; последняя хранится в замороженном виде на случай, если потребуется перепроверка пробы A). Результаты тестов повергли специалистов USADA в шок. Из 500 заново протестированных проб 350 дали положительный результат. Но при этом оставалось непонятным, откуда, собственно, взялся этот THG. Выяснить это было поручено ФБР.

Федеральные агенты довольно быстро нашли распространителя нового допинга. Выяснилось, что все следы ведут в калифорнийскую лабораторию BALCO, возглавляемую неким Виктором Конте. Он уже попадал в поле зрения антидопинговых служб, да и вообще был хорошо известен в спортивном мире в качестве врача, специализирующегося на разработке методик подготовки к соревнованиям. Более того, были основания полагать, что он прекрасно знаком с Мэрион Джонс. Дело в том, что перед сиднейской Олимпиадой один из клиентов Виктора Конте попался на допинге и в итоге вынужден был отказаться от участия в Играх, а позже был дисквалифицирован. Это был толкатель ядра Си Джей Хантер. Первый муж Мэрион Джонс.

Обыски, проведенные в офисе BALCO, дали много интересных результатов. Американцам после этого пришлось перетряхнуть всю свою легкоатлетическую сборную — в общей сложности дисквалификации подверглись 13 спортсменов. В числе прочего при обысках были изъяты и записные книжки Виктора Конте, в которых содержались планы приема допинга спортсменами. Имен там не было — только инициалы. На одной из страниц стояла дата — 1999 год и две буквы — M. J.

Болтливый чемпион


Первый удар Мэрион Джонс получила, когда USADA обвинил ее мужа Тима Монтгомери в приеме допинга. Хотя спринтер ни разу не был уличен в употреблении запрещенных препаратов, ФБР удалось найти против него косвенные улики. Монтгомери, по сути, стал жертвой собственной болтливости. Он зачем-то поведал победительнице чемпионата мира 2003 года в беге на 100 и 200 метров Келли Уайт, что принимает "чистяк" — так спортсмены прозвали TGH. Она рассказала об этом судьям спортивного арбитража в Лозанне, ей поверили, и в итоге Монтгомери получил два года дисквалификации. После Монтгомери агенты как ФБР, так и USADA плотно взялись за Мэрион Джонс. Она, конечно, от всех обвинений открещивалась, но, согласитесь, поверить в то, что спортсменка, оба мужа которой прочно сидели на допинге, сама была чиста, не так-то просто.

Весомых улик против Мэрион Джонс, кроме литер M. J. в блокноте Виктора Конте, не было. Но вскоре стало понятно, что получение доказательств вины спортсменки лишь вопрос времени и техники. Ее положение резко осложнилось после того, как выяснилось, кем был аноним, сливший в USADA информацию о THG. Как ни странно, им оказался бывший тренер Мэрион Джонс Тревор Грэм, под руководством которого она и выиграла свои медали в Сиднее. В 2002 году Джонс его уволила, и он решил отомстить вот таким вот способом. Совсем туго Джонс пришлось после того, как заговорил Виктор Конте. За незаконное изготовление и распространение сильнодействующих препаратов ему грозило до шести лет тюрьмы, и, чтобы смягчить наказание, он пошел на сделку со следствием. То есть сдал всех, кого мог, включая Мэрион Джонс.

Виктор Конте рассказал, что Джонс принимала допинг начиная с 1999 года. "Перед Играми в Сиднее я начал поставлять ей инсулин, гормон роста, эритропоэтин и "чистяк". Она продолжала прием допинга и после Сиднея. В апреле 2001 года в номере одного из калифорнийских отелей я лично помогал ей делать инъекцию гормона роста. Кроме того, я неоднократно по телефону обсуждал и с Джонс, и с Грэмом проблемы, возникавшие у них при использовании запрещенных препаратов. В общем, понятно, что своими победами она обязана только допингу",— заявил Виктор Конте в одном из интервью в 2004 году. За свое содействие следствию он отделался всего четырьмя месяцами тюрьмы.

Отступать некуда


Даже после заявления Виктора Конте Мэрион Джонс отказывалась признать факт приема допинга, в том числе в ходе официальных допросов, проводившихся агентами ФБР. То есть давала заведомо ложные показания. Более того, она подала на Конте в суд, требуя выплатить ей компенсацию в $25 млн. В иске она указала, что более 160 раз за карьеру проходила допинг-тесты и ни разу не попалась. Судье она под присягой заявила, что чиста. То есть совершила еще уголовно наказуемое деяние.

Суд против Конте закончился ничем: стороны в 2005 году закрыли дело по обоюдному согласию. Но роковую ошибку Джонс уже совершила — солгала под присягой. А за это в США можно серьезно поплатиться. Тут можно вспомнить, что президента США Билла Клинтона пытались отрешить от власти не за то, что он завел интрижку с Моникой Левински, а за то, что отрицал наличие связи с ней в ходе официального допроса.

Решающий удар, после которого сопротивляться больше не было сил, Мэрион Джонс получила уже в этом году. Она разорилась. Выяснилось это в общем-то случайно: спортсменка вела прежний образ жизни. "Я никаких изменений в ее финансовом состоянии не замечал. На тренировки она приезжала на Porsche, покупала дорогие вещи",— рассказал последний тренер Мэрион Джонс Стив Риддик.

На самом деле уже летом на счету Мэрион Джонс было всего $2 тыс. Это стало известно после того, как в распоряжение журналистов попали материалы дела по иску спортсменки к одному из ее бывших тренеров — Дэну Пфаффу. Она требовала от него $240 тыс. за нарушение условий контракта. Пфафф подал встречный иск на ту же сумму и дело выиграл. Когда судебные исполнители пришли описывать счета и имущество Мэрион Джонс, выяснилось, что забирать нечего. Дом в Чеппел-Хилл, равно как и дом своей матери, она продала, чтобы оплачивать расходы на адвокатов. В соревнованиях участвовала все реже и реже, а значит, очень мало зарабатывала. Рекламные контракты после всех скандалов, связанных с ее именем, больше никто не предлагал.

В итоге Мэрион Джонс вынуждена была во всем сознаться. 5 октября она предстала перед судом по обвинению в препятствовании правосудию. Чтобы как-то смягчить свою участь, Мэрион Джонс признала, что все обвинения, выдвигавшиеся против нее,— правда. Впрочем, она все же попыталась переложить часть ответственности на других. "Допинг мне начал давать Тревор Грэм в 1999 году. Он говорил, что это всего-навсего витамины. Я поняла, что принимала запрещенные препараты, когда было уже поздно. В 2002-м я уволила Грэма, а через год ко мне явились агенты ФБР и показали точно такую же ампулу, как и те, что приносил Грэм. Тогда я просто испугалась и солгала агентам",— заявила Мэрион Джонс.

Сразу после этого Олимпийский комитет США потребовал от Мэрион Джонс вернуть все медали, завоеванные на Играх в Сиднее, и все призовые, полученные ею за последние семь лет, а кроме того, возместить $100 тыс., потраченных на ее подготовку. Выходит, что даже если Джонс распродаст все имущество, она все равно останется в должниках.

Но точка в истории спортсменки будет поставлена в январе будущего года, когда суд вынесет приговор. В лучшем случае Мэрион Джонс получит полгода лишения свободы. В худшем — до семи лет.

АФСАТИ ДЖУСОЙТИ


Комментарии
Профиль пользователя