Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от

 Россия в мире: события недели


Не докатиться волнам Атлантики до тихоокеанских берегов

       ЭПИГРАФРусскому мышлению столь же чужды категории западного мышления, как последнему — категории китайского или греческого... Феномен других культур говорит на другом языке. Для других людей существуют другие истины."
Освальд Шпенглер. "Закат Европы".ЭПИГРАФ
       
       Под звуки фанфар, ознаменовавших 50-летие высадки союзников в Нормандии, Америка напомнила о своей исторической миссии — спасении евродемократии. А Европа подчеркивала отсутствие всяческих внутренних распрей. Посещение alma mater — Оксфорда, где жил, учился и боролся против войны во Вьетнаме и призыва на нее Клинтон, настроило его на философский лад. Он заговорил о "величайших испытаниях эры, наступившей после холодной войны". Одно из которых он усмотрел в угрозе родившемуся после войны "трансатлантическому духу", к которому надо приобщать "новые демократии" Восточной Европы. Впрочем, красивые фразы подчас блекнут на фоне реальности, далекой от "отутюживания" национальной самобытности.
       Фразу "окончание холодной войны", используемую к месту и не к месту, употребляли и на этой неделе — в связи с присоединением (в качестве наблюдателя) России к Организации экономического сотрудничества и развития. ОЭСР, наследница органа, курировавшего "план Маршалла", к которому СССР присоединиться наотрез отказался, объявила о новой стратегии: экспансия на Восток — под лозунгом "интеграции новых демократий в мировую экономику". Переговоры о приеме в этот "клуб" уже ведут с Венгрией, Чехией, Словакией и Польшей. Заявлено об укреплении связей с Китаем и декларировано намерение завершить дело, начатое "планом Маршалла" — но без нового раскола на блоки. Госсекретарь США Кристофер заявил даже о наведении мостов между "атлантической" и тихоокеанской" системами. Хотя классификация стран по "атлантизму" или "тихоокеанизму" затруднительна вообще, а отнесение России к какой-либо из двух моделей — в частности.
       На конец июня планируется подписание соглашения о партнерстве с ЕС, сулящее России немалые выгоды при выходе на европейские рынки. Прогнозы российских лидеров на сей счет пока были оптимистичны и лишены каких-либо конфронтационных формулировок. Создается впечатление, что если борьба вокруг соглашения и ведется, то "под ковром". О ее силе можно догадаться лишь косвенно — по синхронному появлению в СМИ загадочных фраз разного рода чиновников и по важности проблемы, вокруг которой, в основном, и ломаются копья. Речь идет о режиме работы иностранных банков в России. Более недели назад глава ЦБР Виктор Геращенко намекнул на готовящийся пересмотре указа Ельцина от 17 ноября 1993 года (запрещавшего инобанкам работу с резидентами) и возврате к так называемым "октябрьским договоренностям Шохина-Бриттена" с Комиссией ЕС (по которым инобанкам работать с резидентами разрешалось, но с рядом изъятий из национального режима в рамках переходного периода). Главный банкир страны, бросивший "из-под ковра" пару туманных фраз, затронул нечто серьезное, ибо с позиций жесткого протекционизма в отношении российских банков выступили не только Ассоциация российских банкиров, но и глава группы советников при президенте Александр Лившиц. Некстати вмешался даже глава администрации президента Сергей Филатов (обычно делами экономики не занимающийся), авторитетно заявивший, что никакого указа с упоминанием инобанков не готовится вовсе. Дело в том, что формулировки проекта соглашения с ЕС противоречили положениям указа от 17 ноября. К тому же въедливые наблюдатели напрягли память и вспомнили, что о необходимости отказаться от жесткого протекционизма в отношении российских банков ранее говорил не один Геращенко, а еще и Виктор Черномырдин. Премьер, внезапно отъехавший на лечение в ФРГ под аккомпанемент идентичных по форме и содержанию слухов о своей отставке (что выдает единый их "генератор"), мог бы не хуже Филатова прояснить, готовится ли указ об инобанках или нет. Но этого от него уже не требуется: вчера Ельцин лично объявил о подписании указа о банковской деятельности. Зная российские традиции выработки решений, не стоит обращать внимания на то, что указ сей содержит раздел об инобанках, ревизуя документ от 17 ноября на основе октябрьских договоренностей с ЕС.
       Следующий ход за ЕС: его Совету 13 июня предстоит решать судьбу соглашения с Россией (заявление Ельцина оказалось как нельзя кстати). Вероятность того, что Евросоюз с подачи Франции вновь поднимет щекотливый вопрос торговли ядерными материалами, мала (на майской встрече Черномырдина и главы МИД Франции Аллена Жюппе возражения Парижа против соглашения ЕС с Россией из-за проблемы "российского уранового демпинга" были вроде бы сняты). Но такая вероятность есть. Возможность торпедировать соглашение с Россией может представиться его противникам, например, на проходящих в Брюсселе переговорах США, ЕС и России по Энергетической хартии. Суть разногласий — в статьях о национальном режиме для иностранных инвесторов в энергетику стран — участниц хартии. ЕС выступает за равные возможности для всех, Россия хотела бы оговорить для себя исключения (например, в отношении угольной отрасли). В рамках хартии снова может всплыть вопрос и об урановом экспорте. Во всяком случае, ряд источников в ЕС намекают на то, что либо в партнерском соглашении с Россией, либо в хартии урановая проблема должна быть "урегулирована более жестко", чем сейчас.
       Вряд ли вообще можно рассматривать соглашение с ЕС вне контекста отношений Москвы с "атлантистами", в частности, из НАТО. Встреча министров блока в Стамбуле ознаменовалась выводом вполне в духе "атлантической системы": делению на равных и более равных не бывать. России предложено подписать рамочное соглашение с НАТО на общих основаниях без всякого особого протокола. И Москва, ранее на нем настаивавшая, теперь занялась словесной эквилибристикой. Как сказал Андрей Козырев, Россия подпишет "рамочный документ, который они предлагают", а затем будет договариваться о "более широкой, глубокой и серьезной программе 'Россия-НАТО'". По его словам, "'Партнерство' лежит у нас на полочке, далеко не на первой, но и не на последней". При этом он подчеркивает, что программа — "не панацея для России" (не уточняя, о лечении какой "болезни" идет речь), что Москва на ней "не зацикливается" и что есть вещи "поважнее". Как сообщил Козырев, Борис Ельцин вот-вот выступит с новыми инициативами "по широкому развитию общеевропейского партнерства", где главная роль вообще будет отведена СБСЕ.
       Впрочем, чем дальше к Тихому океану, тем причудливее политические тонкости. Пхеньянские вести могут сбить с толку кого угодно: то КНДР клянется, что никогда и и ни при каких обстоятельствах инспекторов МАГАТЭ на свои ядерные объекты не пустит, то — что все же пустит, но только если США (которых продолжают ругать как империалистов и агрессоров) снизойдут до прямых переговоров с КНДР. У Клинтона же с уст не сходит слово "санкции". На них настаивает и Сеул. Установить, производит ли КНДР ядерное оружие (а, например, госдепартамент США уверен, что у страны имеется потенциал для изготовления пяти ядерных бомб), почти невозможно: отработанные топливные стержни из самого подозрительного реактора были изъяты в отсутствии инспекторов и спрятаны в надежном месте.
       В общении с распоясавшейся Северной Кореей США явно переоценивают роль кнута: нищего эмбарго не испугаешь. Китай, в свою очередь, заявил, что никакие санкции не допустимы вообще. А если на них отважится официальный Токио, то корейская диаспора в Японии (а это 240 тысяч корейцев, большинство которых вполне симпатизируют идеям Чучхэ) способна торпедировать любое эмбарго, превратив его в фарс, а США — в посмешище. В КНДР поступает из Японии по частным каналам не менее $1 млрд (это почти половина валютных доходов страны), а нелегальные подачки богатых родственников бедным превышают объем торгового оборота КНДР. Россия же, как и подобает стране, расположенной между "атлантической" и "тихоокеанской" моделями, осторожничает и предлагает всем собраться на конференцию по ядерной безопасности Кореи.
       Впрочем, часто ни Запад, ни Восток вообще не могут предложить никаких эффективных способов разрешения проблем глобальной безопасности. Ибо каждый воспринимает общие — глобальные — угрозы куда более индифферентно, чем угрозы собственной самобытности, отстаивать которую всегда проще.
       
       ГЕОРГИЙ Ъ-БОВТ
       

Комментарии
Профиль пользователя