Коротко

Новости

Подробно

Последний ход против всех

В Мехико завершится традиция чемпионских турниров

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 24

шахматы

Сегодня в Мехико стартует турнир, в котором определится чемпион мира по шахматам. Звание сильнейшего на планете у россиянина Владимира Крамника будут пытаться отнять семь соперников — Вишванатан Ананд, Левон Аронян, Петер Леко, Александр Морозевич, Петр Свидлер, Александр Грищук и Борис Гельфанд. У некоторых из них есть основания считать, что отнять получится.


Стартующие сегодня соревнования — последние, видимо, в своем роде. Президент FIDE Кирсан Илюмжинов уже объявил о том, что в вопросе розыгрыша чемпионского титула федерация решила раз и навсегда вернуться к более чем вековой традиции: завоевываться он должен исключительно в матчах. Нарушалась она в ситуациях, которые можно назвать чрезвычайными. Так было в 1948 году, когда звание, ставшее вакантным в связи со смертью Александра Алехина, в послевоенном турнире разыгрывали пять шахматистов и победил советский гроссмейстер Михаил Ботвинник. Так было в 90-е, в эпоху постоянных внутришахматных конфликтов, хаоса, когда решивший, что привлекательность игре можно вернуть, придав ей "спортивность" и непредсказуемость, Кирсан Илюмжинов придумал чемпионаты по нокаут-системе, как абсолютно настоящие чемпионаты мира по шахматам все-таки не воспринятые и переродившиеся сейчас в Кубки мира.

Так было два года назад, когда процесс объединения поделившегося, как бокс, на "версии", шахматного мира — вернее, та его часть, которая велась по линии FIDE,— был заторможен и поставлен на грань полного краха бесчисленными срывами уже анонсированных матчей, досрочным окончанием карьеры разочаровавшимся в способности федерации положить конец хаосу великим Гарри Каспаровым, и не оставалось ничего другого, кроме как свести нескольких достойных кандидатов в аргентинском Сан-Луисе. Выиграл тот турнир болгарин Веселин Топалов, и объединение год назад в Элисте в его скандальном матче с Владимиром Крамником завершилось. В пользу, как известно, Крамника.

Мексиканский турнир — своеобразный пережиток шахматного прошлого, потому что дальше будут только чемпионские матчи, полноценную замену которым, как выяснилось, все равно не найти. Рудимент. Про его итоги, какими бы они ни оказались, любой более или менее хорошо разбирающийся в шахматах человек сможет сказать, что они не совсем справедливы. Допустим, потому, что не был дан шанс добиться права выступить в Мехико двум блестящим гроссмейстерам, своими результатами и шахматным авторитетом его, вероятно, заслуживающим,— Топалову и Василию Иванчуку. Или потому, что прекрасно известно, насколько отличается подготовка и вообще подход к поединкам и турнирам у серьезных гроссмейстеров и насколько разные успехи у них могут быть в этих двух жанрах, вне зависимости от состояния в данный конкретный момент.

FIDE, правда, стоит похвалить хотя бы за то, что одну привилегию чемпиону Крамнику она оставила. При любом исходе турнира весной 2008 года он будет участвовать в чемпионском поединке: либо как претендент на звание — с тем, кто победит в Мехико, либо как обладатель звания — с Топаловым, только в случае успеха россиянина получающим матч-реванш.

Но при всем несоответствии шахматным историям и принципам этот турнир — событие, конечно, интереснейшее. Таковым оно было бы, даже если бы на кону не стоял престижнейший титул и призовой фонд в $1,3 млн. Возможно, с Топаловым и Иванчуком состав турнира и стал бы посильнее, но он и так обещает нечто экстраординарное. Во-первых, потому, что среди восьмерки участников один осторожный Петер Леко не относится к категории тех, кого принято называть творцами. Остальные — игроки, регулярно создающие за доской обсуждаемые потом месяцами шедевры. Во-вторых, борьба в турнире наверняка будет жестокой, а рассчитывать на победу могут сразу несколько человек.

Если бы не, так скажем, сопутствующие обстоятельства, то двумя безусловными фаворитами были бы гениальный Владимир Крамник и индиец Вишванатан Ананд, от которого титул (победа в нокаут-первенстве 2000 года не в счет) до сих пор ускользал, кажется, по какому-то недоразумению. Но об этих обстоятельствах, не исключено, забывали, выставляя котировки, и матерые букмекеры. А они между тем способны оказать огромное влияние на ход турнира.

"Настораживает то, что Владимиру ведь не надо во что бы то ни стало выигрывать турнир",— сказал про Крамника международный гроссмейстер Юрий Разуваев. Что имелось в виду, понятно. Крамник в любом случае будет играть чемпионский матч. А он сам неоднократно признавался, что лучшую свою игру демонстрирует, лишь когда имеет сильнейшую мотивацию. Иллюстраций хватает: и блистательный матч в 2000 году против Каспарова, и выигранная в 2004-м "на заказ" заключительная партия поединка с Леко, который был в шаге от того, чтобы завладеть титулом, и прошлогодний поединок с Топаловым — в нем чемпиона не сломали "туалетный скандал" и лишение очка за невыход на пятую партию.

Для Ананда, на чью победу поставил, между прочим, Гарри Каспаров, а также еще одного ветерана, Бориса Гельфанда, минусом может стать возраст. Индийцу скоро 40, а интенсивный двухкруговой турнир требует не просто хорошей — блестящей физической подготовки. А Мехико — это высокогорье, и силы там будут таять стремительно. Шахматы — это не бег на длинные дистанции, но все равно "фактор высоты" может, судя по всему, сработать в пользу более молодых гроссмейстеров. Ну, например, армянина Левона Ароняна, ворвавшегося в элиту три года назад, уже успевшего выиграть и Кубок мира, и "Линарес", играющего и сильно, и стабильно. Или Леко, у которого с физподготовкой проблем никогда не возникало, который как никто другой умеет беречь турнирные очки и который имеет уже громадный — целое десятилетие — опыт битв в "больших" турнирах и матчах.

А вдруг он сработает в пользу кого-то из трех выступающих в Мехико помимо Крамника россиян — Петра Свидлера, Александра Морозевича и Александра Грищука? У всех есть один недостаток. Результат на таком заоблачном уровне, как у мексиканского турнира, определяется тем, что шахматные эксперты называют "средним ходом". Говоря проще, преуспевает тот, кто делает минимальное количество ошибок, сохраняя высочайшее качество игры на протяжении длительного времени. Так вот, особенность стиля Свидлера, Морозевича и Грищука заключается в том, что выдающиеся решения, на которые не способны даже стоящие рядом в рейтинге коллеги, у них всегда соседствовали с совершенно необязательными ляпами. Превосходя всех по числу красивых ходов, они почти все время приносили в жертву творчеству надежность. А в чемпионских турнирах надежность присутствовать обязана.

Но вообще-то когда-нибудь, хотя бы раз в жизни, каждый выдающийся шахматист играет вопреки собственному стилю. Так что связывать все российские надежды в Мексике с одним Владимиром Крамником, может, и является большой глупостью.

Алексей Ъ-Доспехов



Комментарии
Профиль пользователя