Коротко

Новости

Подробно

"Ближайшие два-три месяца я посвящу мозговому штурму"

Леонид Меламед о рисках при создании "Роснанотеха"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14

Через несколько часов после назначения генеральным директором Российской корпорации нанотехнологий ЛЕОНИД МЕЛАМЕД рассказал корреспонденту Ъ НАТАЛЬЕ Ъ-ГРИБ о своих первых задачах на новой работе. По его словам, в ближайшие два-три месяца ему предстоит набрать команду и определить приоритеты финансирования.


— Не знаете, почему выбор пал именно на вас?

— Я не считаю возможным для себя комментировать решения президента России и порядок их принятия. Могу только высказать большую благодарность президенту Владимиру Путину за доверие и сделаю все, чтобы его оправдать. Если вы хотите узнать про порядок, обращайтесь в администрацию президента.

— Кто еще был в числе претендентов?

— Меня это никогда не интересовало.

— Какие перед вами поставлены первоначальные задачи?

— Передо мной сейчас стоит конкретная задача — пройти нулевой этап, который включает несколько составляющих. Мне предстоит набрать команду и понять, во что вкладывать деньги, ведь компетенция нанокорпорации пока до конца неясна. Задача поставлена президентом очень масштабная — создание с нуля новой наукоемкой отрасли. Соответственно, надо определить в ней место для многих институтов, таких как Академия наук, венчурные капиталисты, научные и образовательные учреждения. Пока я понимаю, что будет плохо, если ресурсы будут распыляться и все будет дублироваться. Корпорация не должна быть единственной, отвечающей за нанотехнологии. Ее главная задача, по моему мнению, заключается в коммерциализации результатов, получаемых в прикладной науке, или создании условий для их коммерциализации. При этом надо отдавать себе отчет в том, что корпорация не должна подменять собой федеральные целевые программы, у нее иная задача.

— Куда в первую очередь вы направите деньги?

— Ответ на этот вопрос вы получите через два-три месяца, когда будет понятен результат мозгового штурма и тех развилок, которые мы пройдем. Для меня как бывшего научного сотрудника всегда было обидно, что гениальные разработки ученых не имеют обратной связи — народное хозяйство не воспринимало их, и это было не очень приятно. Если бы воспринимало, я бы, возможно, так и работал научным сотрудником специального конструкторского бюро в Новосибирском электротехническом институте. И получал бы от этого удовольствие — я ведь радиоинженер по образованию. Позже стал кандидатом экономических наук.

— Вы очень плодотворно работали в РАО "ЕЭС России". Возьмете с собой людей, с которыми там работали? К примеру, бывшего финансового директора РАО Дмитрия Журбу?

— Спасибо за высокую оценку. Но он занимается бизнесом, и ему, по-моему, это очень нравится. Если он скажет, что у него глаза горят на эту работу, то я, конечно, возьму его в команду. А что касается РАО, перед энергохолдингом стоят столь грандиозные задачи, что будет трудно оторвать людей.

— А вы сами оставите бизнес в своей ИК "Алемар"?

— Физически я просто не буду успевать все. Кроме того, пока неясно, требует ли закон моего формального ухода. Пока статус этой должности непонятен не только мне, но и другим людям. Если он приравнивается к госслужбе, я соблюду все формальности.

— Уже решили, кто будут ваши заместители?

— Я не имел права сделать это до сих пор, потому что не имел назначения. Но, естественно, у меня есть люди, на которых я имею виды. Они все при деле — не факт, что согласятся. Это лучшие и умнейшие люди нашей современности.

— Обсуждались ли первоначальные задачи с первым вице-премьером Сергеем Ивановым?

— Конечно, Сергей Борисович как человек, отвечающий за это направление в правительстве, высказал мне свое видение, и я его принял. Я не предполагаю, что знаковые решения могут быть приняты без его участия.

— Из сказанного я делаю вывод, что не он предложил вам занять эту должность.

— Это уже вторичный вопрос.

— Вы были одним из идеологов энергореформы РАО ЕЭС. Какие риски вы видите при создании новой корпорации?

— Реформа электроэнергетики, которая проводится в жизнь, сильно отличается от того, что было первоначально написано. Что, впрочем, вполне логично. Общий системный риск при создании "Роснанотеха" заключается в следующем. По масштабу задача сопоставима с поставленными в свое время перед разработчиками космической и атомной программ. Но они имели мощь централизованного государства, гигантские ресурсы, а мы вынуждены действовать в условиях другой экономики. Успех этого предприятия зависит от того, насколько мы сможем найти инструменты для реализации наших задач.

— По каким критериям вы будете подбирать людей в свою команду?

— Сегодня все позиции открыты, и я буду по каждой позиции консультироваться с каждым членом совета, чтобы создать режим наибольшего благоприятствования, чтобы мы тратили время только на пути к цели, а не на дороги, которые не ведут нас к храму.


Комментарии
Профиль пользователя