Коротко


Подробно

Мандату не хватает ордера

Депутат Госдумы от ЛДПР жалуется на незаконный обыск

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 2

Депутат Госдумы от ЛДПР Владимир Овсянников вчера направил в Генпрокуратуру запрос с требованием проверить законность обыска, проведенного сотрудниками ФСБ 5 сентября в его думском кабинете. Как считает парламентарий, сотрудники ФСБ, проводившие обыск в его отсутствие и без предъявления ордера, нарушили конституционный принцип депутатской неприкосновенности. Фракция ЛДПР называет обыск "произволом" и объясняет его приближающимися выборами в Госдуму.


Как вчера сообщил Ъ лидер фракции ЛДПР Игорь Лебедев, обыск проводился в кабинете депутата Овсянникова (он находится на десятом этаже здания Госдумы) во второй половине дня 5 сентября. По его словам, об обыске в соседнем помещении он узнал от сотрудников аппарата, однако, когда попытался войти в кабинет отсутствовавшего в тот момент депутата, чекисты "грубо, с выворачиванием рук" оттеснили его и еще нескольких думцев. В самом кабинете, по словам господина Лебедева, было "пять-шесть здоровых парней в штатском" и еще пятеро стояли в коридоре. Лидеру фракции они лишь сообщили, что в кабинете депутата "проводится мероприятие ФСБ", при этом, как подчеркнул Игорь Лебедев, служебные удостоверения никто из чекистов не предъявил и ордер на обыск не показал. Больше всего его удивило то, что сотрудники ФСБ проводили обыск, не пригласив сотрудников ФСО, которые отвечают за охрану здания Госдумы, и не поставив в известность руководителя аппарата Госдумы и спикера Бориса Грызлова.

Вечером того же дня господина Лебедева посетил сотрудник ФСБ (фамилию посетителя лидер фракции не запомнил), который пояснил, что обыск проводился в связи с тем, что помощник депутата Овсянникова Виталий Манкевич подозревается в получении взятки от некоего ООО "Компьютерная помощь". С помощью этой фирмы фракция ЛДПР пару месяцев назад обновила программное обеспечение в компьютерах своих депутатов. Однако продукт оказался нелицензионным, и фракция попросила фирму заменить продукт либо вернуть деньги.

Сам господин Манкевич сообщил Ъ, что сотрудники ФСБ с первых же минут обыска заинтересовались рабочим столом депутата Овсянникова, извлекая из его ящиков документы, записные книжки, визитные карточки и личные вещи и попутно снимая все на видеокамеру. Господину Манкевичу, по его словам, чекисты ничего не объясняли, а только советовали "признаться". Сам он также полагает, что появление чекистов связано с визитом представителя фирмы ООО "Компьютерная помощь" Аркадия Дудина, который побывал в кабинете депутата 5 сентября непосредственно перед обыском. По словам господина Манкевича, выяснить цель визита компьютерщика он не успел, так как сразу после его появления в кабинет ворвались сотрудники ФСБ.

По словам господина Манкевича, примерно через час после начала обыска возле стула, на котором сидел представитель компьютерной фирмы (к тому времени уже покинувший кабинет), сотрудники ФСБ что-то обнаружили. Он предполагает, что это были деньги, поскольку позже в московской прокуратуре у него проверяли поверхности ладоней специальным прибором. Так обычно проверяют руки подозреваемых в получении взятки, если денежные купюры предварительно были помечены спецкраской. Ладони господина Манкевича оказались чисты, и около полуночи его отпустили, попытавшись предварительно "склонить к сотрудничеству и рассказать все о своем депутате".

В комендатуре Госдумы, ФСО, ФСБ и Генпрокуратуре, куда обратился Ъ, вчера комментировать инцидент отказались. Недоступен был вчера и телефон ООО "Компьютерная помощь". Сам депутат Овсянников надеется получить ответы от генпрокурора Юрия Чайки и директора ФСБ Николая Патрушева, на имя которых он вчера отправил свои запросы. Со своей стороны фракция ЛДПР намерена на ближайшем заседании 12 сентября инициировать уже парламентский запрос в Генпрокуратуру с требованием проверить законность обыска.

Как считает Игорь Лебедев, сотрудники ФСБ не имели права проводить обыск в кабинете депутата, обладающего неприкосновенностью. Факт обыска, по его словам, показывает, что от ФСБ не защищен никто из думцев, невзирая на нормы закона. Ведь, согласно п. 5 ст. 450 УПК РФ, следственные и иные процессуальные действия в отношении депутата Госдумы, если уголовное дело против него не было возбуждено или это лицо не было привлечено в качестве обвиняемого, производятся с согласия суда. При этом санкцию на обыск в принадлежащих депутату Госдумы служебных или личных помещениях должен давать Верховный суд. Однако если бы оперативники хотели обыскать всего лишь помещение, в котором работает помощник депутата Госдумы, то им никакой санкции не надо. Достаточно было договориться с сотрудниками ФСО, чтобы те пустили оперативников в здание и выдали им ключ от нужного кабинета. Возможно, 5 сентября чекисты просто упустили из виду тот факт, что отдельные кабинеты в Госдуме имеют только помощники спикера и вице-спикеров, лидеров фракций и председателей комитетов, а помощник рядового депутата работает в одном кабинете с народным избранником.

Впрочем, в ЛДПР сомневаются, что профессионалов из ФСБ мог всерьез заинтересовать конфликт ЛДПР с компьютерщиками. А сам депутат Овсянников назвал случившееся "провокацией", предпринятой для того, чтобы перед выборами запугать и партию, и его лично, поскольку он руководит подготовкой к думским выборам в Сибирском федеральном округе. К этой же мысли склоняется и лидер фракции, подчеркнувший, что депутат Овсянников "не бизнесмен и не коммерсант".

Виктор Ъ-Хамраев, Александр Ъ-Жеглов



Комментарии