Коротко

Новости

Подробно

"Я открою сезон, что бы ни случилось"

Погиб Марк Вайль

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 8

некролог

В Ташкенте в результате бандитского нападения погиб Марк Вайль — знаменитый режиссер, основатель и художественный руководитель всемирно известного театра "Ильхом", неформального центра русской культуры в Узбекистане. Вчера вечером "Ильхом" открыл сезон и сыграл премьеру "Орестеи" Эсхила, последнего спектакля убитого накануне режиссера.


Марк Вайль возвращался домой поздно вечером в четверг, после генеральной репетиции своего нового спектакля "Орестея". В подъезде его дома на режиссера напали двое мужчин в черном, оглушили и нанесли ножевые ранения в живот. Марк Вайль был доставлен в ташкентскую городскую больницу и скончался во время операции. Ему было 55 лет. Убийцы явно не преследовали грабительские цели. "Мы считаем, что это хорошо спланированная политическая акция",— говорят в "Ильхоме", который Марк Вайль основал более 30 лет назад и бессменным руководителем которого оставался все эти годы.

Для Ташкента "Ильхом" всегда был больше чем просто театр, а Марк Вайль больше чем просто режиссер лучшего театра города. Вайль основал "Ильхом", будучи еще совсем молодым человеком, в глухих 1970-х годах. Молодежный театр сразу стал центром свободомыслия. Власти много раз порывались его закрыть, спектакли Марка Вайля с трудом пробивались сквозь цензурные препоны. "Ильхом" в эти годы был чем-то вроде ташкентской "Таганки" — прибежищем несогласных, местом паломничества местной интеллигенции и иностранцев, наконец, просто очень интересным театром.

Когда пришла свобода, Марк Вайль и "Ильхом" не растерялись, не потеряли куража. Театр стал искать новые средства, новые темы, новые способы коммуникации со зрителем. Театр Вайля был чужд скучного жизнеподобия, маленькая сцена в подвале одной из ташкентских новостроек всегда была пространством бесконечной игры и удивительных театральных приключений. Гастроли "Ильхома" всегда проходили на ура — и в Москве, и в Германии, и в Израиле. Марк Вайль поставил немало спектаклей и в Москве, большинство из них было сделано в Театре имени Моссовета. Его приглашали переехать насовсем. Но он не соглашался, его домом был только театр "Ильхом".

Несмотря на свое узбекское название ("Ильхом" означает "вдохновение"), этот театр всегда играл только по-русски, хотя ильхомовская труппа представляла собой настоящий интернационал. Марк Вайль был настоящим, непритворным патриотом своего города и тяжело переживал исчезновение, истончение мультикультурной атмосферы советского Ташкента, одним из главных воплощений которой и был театр "Ильхом". Именно об этом он снял свой документальный фильм "Конец века. Ташкент". В последние лет десять театр Вайля стал главным неформальным центром русской культуры в столице Узбекистана. Не говоря уже о том, что "Ильхом" оставался самым знаменитым в мире театром из Средней Азии и едва ли не единственным в этом регионе театром, выдерживавшим испытание международными гастролями.

Помимо режиссерского дара у Марка Вайля был не менее важный и редкий талант строителя театра. И еще талант педагога. В педагогику он подался, может быть, и не от хорошей жизни. Ведь обстоятельства времени размывали не только зрительскую среду, но и саму труппу "Ильхома": актеры уезжали в Москву, которую, кстати, многим удалось завоевать, например Виктору Вержбицкому или Тимуру Бекмамбетову. А Марк Вайль знал, что "Ильхом" должен жить. Поэтому набирал новые актерские курсы, воспитывал пополнение и философски относился к тому, что его ученики в свой час отправлялись в столицу бывшей империи, а то и за ее границы.

Марк Вайль был неистощим на какие-то новые фестивальные выдумки, хорошо зная, что настоящий театр не может существовать в безвоздушном пространстве, тем более когда вакуум угрожающе подступает со всех сторон. Человеком был, с одной стороны, книжным, рефлексирующим, скептически настроенным к миру, а с другой — творчески веселым, преданным игре, бесстрашным на сцене. В мусульманской стране не боялся нарушать всяческие табу, открыто говорил о тех сторонах человеческой природы, которые вызывают слепую ярость у любого фундаменталиста. При этом глубоко знал и любил узбекскую культуру, не тупо и фальшиво, как принято у националистов всех мастей, а искренне, внимательно, с любопытством к ее тайнам и увлекательным противоречиям.

Театр "Ильхом" никогда не поддерживался государством, ни советским, ни постсоветским. Он вел во всех отношениях независимое существование, жил не госбюджетом, а любовью и преданностью зрителей. Творчество и строй мыслей Марка Вайля наверняка многих в сегодняшнем каримовском Узбекистане раздражали и даже бесили. Он не был каким-то особым задирой, провокатором, но и принципами своими не поступался. Говорил: ну и пусть не помогают, главное, чтобы не придушили. Казалось, что именно этот баланс отношений с государством был найден, и надолго. Но, видимо, кто-то все-таки решил, что пора придушить. "Я открою сезон, что бы ни случилось..." — таковы были последние слова Марка Вайля. Актеры "Ильхома" вчера решили не отменять премьеру, и это, конечно, лучшее свидетельство их верности убитому учителю.

Роман Ъ-Должанский



Комментарии
Профиль пользователя