Коротко


Подробно

Крадущийся финн, притаившийся Китай

"Воин Севера" переполз через финско-древнекитайскую границу

премьера кино

Первая в истории копродукция Финляндии и Китая "Воин Севера" (Jadesoturi) не принесла ощутимой интеллектуальной пользы ни одной из сторон-участниц: диалог северной и восточной культур, в котором действие перемещается туда-сюда между Древним Китаем и современной Финляндией, получился на слух ЛИДИИ Ъ-МАСЛОВОЙ поверхностным и бессодержательным.


Предварительное знакомство с биографией автора "Воина Севера" обнадеживает: 30-летний режиссер-дебютант Антти-Юсси Аннила с детства обожал фильмы про кунг-фу и всерьез подумывал о карьере ниндзя, но судьба распорядилась иначе, и ему пришлось демонстрировать боевой дух на режиссерском поприще. Однако "Воину Севера" не хватает отчаянной культурологической смелости постмодерниста, который, подобно клею "Момент", способен намертво присобачить друг к другу разнородные и на первый взгляд несочетаемые фактуры,— в данном случае финский эпос "Калевала" и древнекитайскую мифологию, лежащую в основе фильмов про восточные единоборства. Если бы Антти-Юсси Аннила попробовал сыграть на финско-китайских различиях и проистекающих из них недоразумениях, из этого сопоставления могло бы получиться какое-то неожиданное новое качество, но он делает ставку, наоборот, на сходство, на те базовые принципы, по которым складываются сказки всех народов мира. От этого "Воин Севера" выглядит не как сравнительный анализ двух национальных менталитетов, а как джентльменский набор универсальных мифологических штампов.

Один из таких штампов — волшебное устройство, позволяющее обустроить всеобщее счастье и процветание, или же, напротив, кромешный ад и апокалипсис, в зависимости от морального облика обладателя. В "Калевале" эта штуковина называется "сампо" и выполнена в форме мельницы, способной в промышленных количествах производить из ничего муку, мед и прочую сельскохозяйственную продукцию. Подключив китайскую дополнительную литературу, в которой слово "сампо" тоже фигурирует, но не всегда в таком радужном значении, авторы "Воина Севера" придают центральному артефакту сомнительную репутацию. Из чудо-мельницы он превращается в подозрительную восьмигранную железную коробку, которую раскапывает где-то в карельской трясине финская женщина-археолог и приносит трофей своему мужу — хозяину антикварной лавки в Хельсинки, который увлекается толкованием "Калевалы".

Играет знатока древностей Маркку Пертола, знакомый по фильму Аки Каурисмяки "Человек без прошлого", и он вполне справляется с ролью, необходимой для приличного мифологического сюжета,— умудренного опытом наставника, который вдохновляет на подвиги удалого молодца. Главным удальцом в "Воине Севера" является рефлексирующий молодой кузнец (Томми Еронен), представитель профессии, может, и экзотической для современного Хельсинки, но одной из самых распространенных в сказочном штатном расписании. Кузнецу предначертано распечатать магический железный ящик, причем только "в момент наивысшего отчаяния", а такой момент у него как раз наступает после ухода любимой девушки. Видимо, из-за расстроенных чувств кузнец не бреется и ходит в зеленом махровом халате, что оказывается весьма удобно и сглаживает костюмный контраст, когда действие переносится в Древний Китай, где в прошлом воплощении кузнец был воином европейского происхождения.

Китайские сцены "Воина Севера" мало чем отличаются от аналогичных эпизодов в каком-нибудь "Крадущемся тигре, притаившийся драконе" или "Доме летающих кинжалов": перевоплотившийся финский кузнец, гладковыбритый и загримированный под китайского монаха, вступает в похожую на танец схватку с красавицей (восходящая звезда Чжан Джингчу), умеющей кувыркаться в воздухе. Тут опять же не хватает хореографического постмодернизма, который бы позволил освежить этот номер, например, небольшими вкраплениями финских народных танцев и показать, как в китайском воине играет северная кровь и генетическая память, заставляющая его ноги выделывать летку-енку. Но к сожалению, китайщина вставляет режиссера Антти-Юсси Аннилу гораздо больше, чем родное культурное наследие, а демонстрировать патриотизм и приплетать "Калевалу" он, вероятно, вынужден единственно для того, чтобы финский минкульт помог ему с финансированием.


Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение