Коротко

Новости

Подробно

Телекино за неделю

Обозреватель Михаил Ъ-Трофименков

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 15

Событие недели — "Ложное искушение" (The Good Shephard, 2007) Роберта Де Ниро (25 августа, "Россия", 22.30 ***). Хотя бы потому, что великий актер не каждый день становится за камеру: это его второй режиссерский опыт. Но снимает он как по учебнику — "на пятерку". "Искушение" — краткий курс истории американской разведки. Действие начинается в 1939 году: студенту-отличнику предлагают вступить в организацию, прообраз прообраза ЦРУ. Если верить фильму, в те времена вступление в орден разведчиков обставлялось по-масонски. Мужик в жуткой маске возлагал меч на плечи новобранцев. "Салаги" боролись в грязи, а "деды" мочились на них с подиума. Какой-то садомазохистский гей-бордель, а не солидная фирма. Завершается же фильм в 1961 году. Герой дослужился до немалых чинов, но вдруг переосмыслил свою жизнь. По карьерным соображениям. Провалился десант кубинских контрреволюционеров в Заливе свиней, который он готовил, Фидель глумится на весь мир над ЦРУ, и, созерцая нависшие над его головой "шишки", очкарик вдруг догадывается, какая же он сволочь. Только на близорукость можно списать, что раньше он не замечал, как шагает по трупам преданных им людей: от наставника, утопленного на его глазах, до советского перебежчика, выкинувшегося из окна после пыток и промывания мозгов при помощи ЛСД. Досадно, что Де Ниро вдруг набрал воздух в легкие и заорал: "ЦРУ — говно, не лучше КГБ". Нехитрая истина. Впрочем, у фильма есть свои достоинства. Мэтт Дэймон, невеликий актер, идеален в роли господина Никто, первого ученика без возраста и особых примет, бюрократа смерти, кажется, вообще не понимающего, что такое чужая жизнь. История ЦРУ впервые рассказана с интонацией, уместной в саге о гангстерской "семье". На ретро-тайнах построен и фильм канадца Атома Эгояна "Где скрывается правда" (Where the Truth Lies, 2005) (26 августа, "Первый канал", 1.20 **). В 1972 году молодая журналистка решает расследовать, почему в 1959 году распался моднейший эстрадный дуэт элегантного красавчика-британца Винса и жовиального на сцене, но глубоко депрессивного еврея Лани. И, что еще интереснее, почему с тех пор они не выносят даже вида омаров. Продираясь сквозь монтажную неразбериху, обнаруживаешь истины, столь же элементарные, как в "Искушении". Сцена — это одно, закулисье — совсем другое. Любимцы публики — пресыщенные эгоисты, по уши обсаженные амфетаминами, помешанные на групповом сексе с любой горничной, которая попросит у них автограф. Их скелет в шкафу — труп такой девушки, обнаруженный в ванной гостиничного номера, куда они вроде бы даже въехать не успели. Девчонка, судя по всему, решила, что беглый секс дает ей основания претендовать на что-то большее: разгадка ее гибели остроумна. Беда в том, что Эгоян любит окутывать свои истории флером сказочных ассоциаций. В данном случае журналистка Карин — Алиса, попавшая в зазеркалье. Чтобы растолковать метафору недалеким зрителям, режиссер вводит в фильм нелепую сцену. Желая скомпрометировать Карин, эстрадник, обкормив ее какой-то химией, подкладывает ей девушку, которую мы до этого видели в роли Алисы на сцене. Вряд ли в 1972 году такой пустяк мог кого-то скомпрометировать. Но хуже то, что Эгоян, снимая "пикантное", суетится и дрожит: да он такой же вуайер, как высокомерно порицаемые им Винс и Лани. По сравнению с этим можно только отдать должное сдержанности "Военных потерь" (Casualities Of the War, 1989) Брайана Де Пальмы (24 августа, "Первый канал", 3.35 ***). Поклонник Хичкока взял, да и снял фильм, чрезвычайно актуальный в России времен полковника Буданова. Герой — единственный из ошалевшего от вьетнамских джунглей взвода, кто не участвовал в изнасиловании местной девушки. Чтобы спасти ее, он даже рассекретил "своих", дав очередь в воздух. И довел до конца судебный процесс против насильников, презрев все очень разумные доводы старших по званию, почему не надо портить жизнь мальчишкам, которые, по сути, не виноваты, а виновата сука-война. Фильм — прямолинейное, но классически убедительно снятое послание, гласящее, что, как бы безумна ни была война как таковая, скотом можно стать только по собственному желанию, ну а можно и не стать.

Комментарии
Профиль пользователя