Коротко


Подробно

"Время, рынок и аукционы все расставят по местам"

Конкурсный управляющий ЮКОСа Эдуард Ребгун о банкротстве компании

В августе планируется распродать последние оставшиеся у ЮКОСа крупные активы, и если найдутся желающие их купить, банкротство компании перейдет в завершающую стадию. О том, как оно шло, о своей работе в ЮКОСе и взаимоотношениях с кредиторами и акционерами компании Ъ рассказал ее конкурсный управляющий ЭДУАРД РЕБГУН.


— Если бы предложение стать конкурсным управляющим ЮКОСа поступило вам сейчас, вы бы его приняли?

— Думал бы дольше, но принял. Тогда тоже размышления были. Но они не были связаны со сложностью и объемом задач. Я и мои партнеры 17 лет занимаемся сложным консалтингом и сопровождением промышленных бизнесов. Так что опыт есть. Могу сказать, что при банкротстве средних и больших банков рутины бывает не меньше. При банкротстве больших банков, таких, например, как Мосбизнесбанк, нам приходилось перелопачивать намного больший объем информации. Его банкротство было не менее сложным, чем банкротство ЮКОСа. Как и сейчас, многие решения мы принимали впервые. Поэтому я размышлял недолго. Сложность заключалась скорее не в организационной части и не в противостоянии с руководителями и владельцами компании — оно при банкротстве наблюдается повсеместно,— а в широком общественном интересе и громком резонансе, когда каждое решение публично комментируется, факты интерпретируются, когда каждое сообщение в СМИ, особенно непроверенное, может оказать негативное влияние на весь процесс банкротства.

— Возникали ли проблемы с доступом к информации?

— Документооборот огромен. Была создана рабочая группа еще в ходе наблюдения. В дальнейшем она сохранилась. Мне очень помогли топ-менеджеры управляющей компании ЮКОС-РМ, бывший вице-президент Юрий Худяков, вице-президент, начальник управления корпоративных отношений Александр Моренов и его заместитель Сергей Бисиркин. Они полностью сняли все вопросы по допуску и получению информации. Проблемы были и есть с информацией по зарубежным активам. Вся документация вывезена за рубеж задолго до банкротства. Отдельная информация появляется, но ее недостаточно. Наверное, есть что скрывать.

По неофициальным данным, за границей денежных средств и других активов находится на сумму более $10 млрд. Эти сведения, кстати, подтверждают и данные Генпрокуратуры, которая в прошлом году возбудила уголовное дело в отношении бывших руководителей ЮКОСа (дело было возбуждено в августе 2006 года против экс-президента ЮКОСа Стивена Тиди, бывшего финансового директора Брюса Мизамора, специального советника по управлению компанией Дэвида Годфри и директора компании Group MENATEP Ltd Тима Осборна. Следствие обвиняет их в присвоении зарубежных активов ЮКОСа.— Ъ). Эти данные обнародованы в прессе. А закон между тем неумолимо требует внести эти средства в состав конкурсной массы. Если мы сможем получить их и если после расчета с кредиторами останутся какие-то деньги, то они достанутся не только мажоритарным акционерам ЮКОСа, которые, по сути, сейчас контролируют зарубежные активы, но и миноритариям компании.

— Вам приходилось тесно сотрудничать с основными кредиторами, которые входят в комитет. При формировании лотов на продажу они соглашались с вашим мнением? Часто ли возникали разногласия?

— Формирование лота относится к условиям продажи и в соответствии с законом утверждается кредиторами. Да, моя точка зрения не всегда совпадала с их мнением. Так, например, вместе с дорогостоящими активами на продажу выставлялись предприятия с нулевой стоимостью. Так сказать, с нагрузкой, как нашим отцам в свое время продавались костюмы с гантелями. Хочешь костюм? Возьми гантели. Эти предприятия, на мой взгляд, можно было ликвидировать в рамках конкурсного производства. Но кредиторы тревожились, что это затянет процедуру. Некоторые предприятия могли стать банкротами.

Все вопросы с комитетом кредиторов мы решали и решаем на еженедельных встречах. Разногласия порой возникают не столько с комитетом кредиторов, сколько с их советниками. Настаивать на своем мнении, ни за что не отвечая, всегда достаточно просто. Но, по сути, это всего лишь дополнительные трудности. К ним также можно отнести и запросы комитета кредиторов. Кто бы мог подумать, что еженедельная отчетность будет составлять более тысячи листов, а ответы на запросы едва поместятся на сотнях тысяч листов! В первые два-три месяца эта отчетная деятельность "съедала" треть рабочего времени аппарата конкурсного управляющего. Это явное упущение в статье 143 закона о банкротстве, которая позволяет требовать любую информацию в любом объеме, а значит, может препятствовать деятельности практически любого арбитражного управляющего крупного объекта. Потом совместными усилиями нашли общее решение, перестроились. Мы достаточно гибкая команда. И кредиторы у нас, надо отдать должное, хорошие профессионалы.

— Когда вы работали с оценщиками, у вас не возникало противоречий? Ведь, например, лот #13 был продан в пять раз дороже стартовой цены, а заправки ЮКОСа выставили на аукцион за 7 млрд рублей, "Юнитекс" купил более чем за 12 млрд рублей, а "Роснефть" приобрела их у него уже за 16 млрд.

— У меня нет оснований не доверять выводам независимых оценщиков и нет права вмешиваться в их деятельность. Что касается покупателей, то у каждого свое понимание ценности того или иного актива, а конкуренция, как известно, подстегивает процесс торгов.

— У вас не возникало мысли, что ЮКОС мог бы получить больше денег от продажи своих активов?

— Мои мысли не имеют отношения к открытому аукциону. В соответствии с законом начальная цена устанавливается решением комитета кредиторов на основании рыночной стоимости, определенной в соответствии с отчетом независимого оценщика. Состав лота утверждается решением комитета кредиторов. Остальное решают торги. Кому-то, бывает, и хорошее предприятие не нужно, так как оно не укладывается в логику его деятельности. Ведь чтобы оно заработало, потребуются большие дополнительные усилия и много времени. А кто-то платит, наоборот, дороже, потому что понимает, что в ближайшей перспективе предприятие принесет ему прибыль.

— ЮКОС мог бы получить деньги от несостоявшейся сделки с "Сибнефтью", но вы решили заключить мировое соглашение. Была ли возможность отсудить $1 млрд в качестве компенсации за отказ от слияния?

— В этом вопросе стороны решили отнести любую информацию к конфиденциальной. Отмечу лишь, что если для вас все ясно и просто, то почему этот процесс шел несколько лет?

— И почему?

— Там было много взаимных претензий, не могу их комментировать, поскольку связан, повторяю, соглашением о конфиденциальности. Но, как известно, мировое соглашение — оптимальный вариант решения проблем в сложной ситуации.

— Распродажа имущества ЮКОСа почти завершена. В какую сумму вы оцениваете оставшееся для продажи?

— До настоящего времени продавались акции. Начали продавать непосредственно имущество. В начале августа состоятся торги по лоту #18, сформировали девятнадцатый и двадцатый лоты: 15 августа пройдут торги по продаже Yukos Finance и по продаже уступки прав требований. Начальная цена — свыше 7 млрд рублей и свыше 11 млрд рублей соответственно. Из-за отсутствия документации по зарубежным активам была затруднена реальная инвентаризация и реальная оценка. Поэтому оценщики выводили цену по балансовой стоимости, исходя из тех данных, которые имелись на момент создания Yukos Finance. Что касается активов, находящихся в России, если продажа пройдет без аукционных сюрпризов, то выручка с торгов, по сугубо предварительным подсчетам, составит порядка $1 млрд.

— Не останутся ли у ЮКОСа невостребованные активы, которые не удастся продать на аукционе?

— Кроме акций предприятий у ЮКОСа есть другое имущество, включая стулья, компьютеры, которые были подарены несколько лет назад ряду учреждений образования и при этом не оформлены. Возможно, что-то из мелочовки останется. Теоретически невостребованные активы будем, согласовав с комитетом кредиторов, списывать. Какие-то нормы позаимствуем из статьи 148 закона "О банкротстве" (она предусматривает, что если кредиторы отказываются принимать это имущество в счет своих требований, а учредители компании не предъявляют на него права, оно должно быть передано на баланс местному органу самоуправления.— Ъ).

— Сколько еще может длиться банкротство ЮКОСа?

— Общий срок банкротства по закону — год с правом продления на полгода.

— Может закончиться банкротство, если Yukos Finance не будет продан?

— Нет. Yukos Finance — стопроцентная "дочка" НК ЮКОС, и ее в соответствии с законом обязаны продать. Сейчас на акции наложен арест судом Амстердама по просьбе голландских кредиторов Yukos Finance. Есть сложности, но они, кажется, разрешимы. Претендент с учетом положения дел в Yukos Finance на предстоящем аукционе будет покупать, как у нас принято говорить, "ситуацию". Его ознакомят со всеми рисками и судебными спорами. В отношении Transpetrol, Yukos Finance и других зарубежных предприятий препятствия работе конкурсного управляющего продолжают чиниться со стороны бывшего руководства ЮКОСа, но мы постараемся их преодолеть. Надо учитывать и то, что некоторые активы, принадлежащие Yukos Finance, переданы в управление голландскому фонду Stichting Administratiekantoor Yukos International.

— Соглашение с фондом нельзя расторгнуть?

— Над этим вопросом работают, но часто фонды ведь для того и создаются, чтобы выводить активы. У этого фонда именно такое назначение. Скорее всего, судебные процессы продолжит новый собственник Yukos Finance.

— Желающие купить Transpetrol к вам обращались?

— Такие пожелания были.

— От кого?

— Сейчас не могу говорить, пока это конфиденциальная информация. Давайте дождемся аукциона, тогда и станет ясно, кто конкретно претендует на этот актив.

--- А если покупателя найти не удастся? Ведь уже были случаи, когда на аукционы не подавалось ни одной заявки. Вы будете снова выставлять активы на торги и снижать цену?

— Да. В дальнейшем, если и они не выявят победителя, возможен и вариант снижения начальной цены.

— Когда банкротство ЮКОСа закончится, что произойдет с самой компанией? Она будет ликвидирована?

— Да. Но теоретически возможны и другие варианты. Например, мировое соглашение. Но эти вопросы мы будем решать по мере их поступления.

— Рассматривалась продажа брэнда ЮКОСа?

— Если вы имеете в виду товарный знак ЮКОС, то он включен в лот #18, как и другие товарные знаки компании по выпускавшейся ею продукции.

— ЮКОС в этом году не проводил собрание акционеров, а полномочия старого уже истекли. В нынешних условиях насколько компании нужен совет директоров?

— В соответствии с законом об акционерных обществах совет директоров должен существовать, и с ним могут быть согласованы определенные вопросы. В частности, заключение мирового соглашения.

— Какой, по вашим прогнозам, будет общая сумма средств, вырученных от продажи всех активов компании?

— После прошедших аукционов эта информация не прогноз, а гадание. Я не сторонний наблюдатель и не могу себе этого позволить. Время, рынок и аукционы все расставят по местам.

— Когда ЮКОС полностью расплатится с кредиторами?

— Мы практически рассчитались с установленными кредиторами по основному долгу, уже выплатили 400 млрд рублей, осталось еще 12 млрд рублей. Почти 300 млрд рублей нужно выплатить кредиторам по штрафным санкциям. Есть еще требования, которые возникли после закрытия реестра, требования обязательных платежей, возникшие после открытия конкурсного производства. Пока в списке "внереестровых" кредиторов насчитывается семь компаний с требованиями на сумму свыше 1,2 млрд рублей. Не закончены и судебные споры с некоторыми кредиторами.

— Может ли сумма долга увеличиться?

— Есть установленные долги — эта сумма известна. Есть долги, как я уже сказал, установленные после закрытия реестра. Есть налоги, которые возникнут в связи с продажей активов. Есть продолжающиеся судебные споры. Гипотетически если все процедуры получат положительные судебные решения, то суммарная задолженность увеличится. Долг может возрасти на несколько миллиардов долларов.

— Будут ли облагаться налогами средства, вырученные от распродажи активов ЮКОСа?

— ЮКОС, как и любая другая коммерческая организация, обязан начислять налоги.

— Какие это налоги и сколько получит бюджет? Должна ли компания платить НДС с операций по продаже акций принадлежащих ей дочерних обществ?

— В соответствии с Налоговым кодексом все доходы от реализации финансовых вложений ЮКОСа, то есть ценных бумаг, долей в уставных капиталах, облагаются налогом на прибыль по ставке 24% с разницы между ценой продажи финансовых вложений на торгах и первоначальной ценой их приобретения ЮКОСом. Реализация ценных бумаг и долей в уставных капиталах, согласно Налоговому кодексу, НДС не облагается, поэтому продажа данных активов у ЮКОСа также не облагается НДС. Продажа на торгах основных средств, капитальных вложений, прочего имущества будет облагаться НДС по ставке 18% и налогом на прибыль по ставке 24% с разницы между ценой продажи на торгах и их балансовой стоимостью.

— Сколько налогов должен будет заплатить ЮКОС?

— Обязанность по уплате налогов в бюджет в конкурсном производстве возникает у ЮКОСа в связи с продажей активов на торгах, списанием непризнанной судом кредиторской задолженности, а также ведением деятельности, связанной с реализацией нефти, сдачей имущества в аренду, предоставлением прав пользования программными продуктами. Основная сумма налогов, возникающая в конкурсном производстве, будет исчислена с доходов от продажи активов на торгах по итогам второго квартала 2007 года. В силу закона о банкротстве при достаточности конкурсной массы налоги, возникающие в ходе конкурсного производства, будут удовлетворяться после удовлетворения требований кредиторов, включенных по решению суда в реестр требований кредиторов. Размер налогов может превысить 200 млрд рублей.

— Хватит ли денег от распродажи активов ЮКОСа для того, чтобы расплатиться с основными кредиторами, перечислить налоги и оплатить затраты на конкурсное управление. Что-нибудь останется акционерам?

— Я не веду никаких расчетов, а делаю все необходимое, чтобы максимально удовлетворить все имеющиеся требования. Появилась уверенность, что с конкурсными кредиторами и бюджетом расплатимся. Затраты на конкурсное управление и другие текущие обязательства в соответствии с законом должны быть полностью погашены вне очереди. Оставшаяся часть конкурсной массы после удовлетворения требований реестровых кредиторов в случае ее достаточности будет направлена на погашение требований кредиторов, учитываемых за реестром, в том числе по уплате налогов в бюджет, возникших в ходе конкурсного производства, и акционеров — с соблюдением очередности погашения требований в соответствии с законом о банкротстве.

— Сколько вы получите за работу конкурсного управляющего? В прошлом году кредиторы предложили 8,6 млн рублей в месяц, но суд снизил сумму до 1,8 млн рублей.

— Кредиторы однажды уже определили его размер, взяв за основу расчеты, официально рекомендованные Минэкономразвития. Я принял предложение, но суд с этим не согласился. Последнее слово за кредиторами. Свои обязательства я выполнил.

— С какими сложностями вы сталкивались во время банкротства ЮКОСа?

— Проблем было немало. Нет практики банкротств вертикально интегрированного холдинга. Банкротство, конкурсное производство, принудительная ликвидация — это ведь не всегда остановка производства, увольнение всех работников и распродажа имущества. Практически мы продаем имущество более 250 предприятий. Независимо от собственника производство должно быть сохранено, а не разорено, люди должны сохранить рабочие места. Появлялось немало текущих и довольно-таки непростых управленческих проблем, и если бы не поддержка руководителей управляющих компаний ЮКОС-РМ Сергея Трегуба и ЮКОС-ЭП Александра Долгова, их замов, мне пришлось, прямо скажем, туговато. Так что я им очень благодарен: все решалось четко и быстро.

— Когда в ЮКОСе началась процедура наблюдения, вы привлекали сторонних специалистов?

— В нашей компании "Бизнес-Лоция" мы привыкли сами справляться с поставленными задачами. Но когда работаешь над большим проектом, требуется провести процедуру банкротства в сравнительно короткие сроки и с большим объемом информации, разумеется, надо привлекать специалистов, чьи профессиональные качества, как правило, нам хорошо известны. Вернулся поработать адвокат Александр Мартынов. В финансовый блок, возглавляемый моим замом Вячеславом Башмаковым, пришли три финансовых аналитика из аудиторской компании "Премиум Аудит" — Елена Деркачева, Элина Зарайская и Елена Егорова.

Больших проблем с подбором кадров не было. Постоянный состав — порядка 40 человек. К тому же в моем сложном бизнесе, как вы знаете, участвует вся семья. Блок инвентаризации, координации оценки и подготовки активов к продаже возглавляет мой заместитель дочь Ольга Ребгун. В юридической службе работает Инна Ребгун, вторая дочь. Всю оперативную деятельность возглавляет жена первый заместитель Елена Ребгун. Что касается блока подготовки и координации архивирования, то им руководит еще один заместитель, наш давний соратник Людмила Миронова. Разумеется, в тех вопросах, в которых мы не специализируемся — товароведение, оценка, архивирование и прочее,— привлекаем специалистов со стороны. ЮКОС решает много отдельных задач, и мы облегчаем себе работу, возложив часть обязанностей и ответственности на другую организацию. Так произошло, например, при организации торгов. Как известно, подготовкой и проведением торгов занимается Российский фонд федерального имущества.

— Какие компании привлекались?

— У нас очень много договоров, связанных с деятельностью ЮКОСа, но непосредственно конкурсное производство сопровождают пять компаний — это ЗАО "ИК 'Бизнес-Лоция'", ведущее процедуру банкротства, ООО "Блейсар", осуществляющее автоматизацию процедуры конкурсного производства, ЗАО РОСЭКО, проводящее инвентаризацию и оценку имущества ЮКОСа вместе с другими четырьмя оценочными компаниями, ООО "ЭКСПРО-Архив", обеспечивающее анализ, обработку и передачу на хранение документов. О РФФИ я уже говорил. Это исчерпывающий список. Международные банки мы не привлекали. Может быть, и воспользовались бы их услугами, если бы знали, чем конкретно они могли нам помочь.

Интервью взял Денис Ъ-Ребров



Тэги:

Обсудить: (0)

Материалы по теме:

Комментировать

Рекомендуем

Наглядно

спецпроектывсе

валютный прогноз

присоединяйтесь

обсуждение