Коротко

Новости

Подробно

"Об жизни поговорить не с кем, не то что о смерти"

Михаил Кононов умер в нищете и забвении

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14

некролог

В понедельник на 68-м году жизни в одной из московских больниц после тяжелой болезни умер народный артист России (2000) Михаил Кононов, сыгравший более чем в 50 фильмах, но оставшийся в памяти зрителей прежде всего "начальником Чукотки" из одноименного фильма 1966 года.


В интервью Михаил Кононов признавался, что он, как мольеровский господин Журден, не ведавший, что говорит прозой, не догадывался, что принадлежит к числу шестидесятников. Но его лицо действительно стало одним из символов 1960-х — просто потому, что это было одно из самых человечных лиц в кино, освободившемся от плакатных ликов.

Белобрысый, невысокий, с широко распахнутыми глазами, полный комического чувства собственного достоинства, реагирующий на все по-детски непосредственно — свой парень, душа нараспашку. Учитель Нестор Петрович из телефильма "Большая перемена" казался ребенком по сравнению с великовозрастными питомцами вечерней школы рабочей молодежи. Одним словом, "Иванушка-дурачок", "пародия на комиссара", как обзывали его чиновники, возмущаясь, что режиссер Виталий Мельников выбрал его на роль писаря Алешки, обогнувшего земной шар, чтобы доставить в Москву ценности, спасенные от империалистических хищников, лютовавших на Чукотке.

Дебютировав в колхозном фильме Ивана Пырьева "Наш общий друг" (1961), студент Училища имени Щепкина, а затем (1963-1968) актер Малого театра был обречен играть Витек и Колек: сама внешность не располагала именовать его "по-взрослому". Но его судьбу определила роль в первом советском ретро Михаила Калика "До свидания, мальчики" (1964) — реквиему по тем, кто в 18 лет ушел на фронт и не вернулся. "Иванушку-дурачка" понесло по кровавым рытвинам истории. В "Андрее Рублеве" (1966) Андрея Тарковского он был послушником Фомой, убитым в междоусобице. В образцовом "лейтенантском" фильме Виктора Трегубовича "На войне как на войне" (1968) — командиром самоходки, готовящимся к первому бою. В шедевре Глеба Панфилова "В огне брода нет" (1967) — доморощенным философом Алешей, в эпицентре гражданской бойни жаловавшимся: "Об жизни поговорить не с кем, не то что о смерти".

Эпоха измельчала, измельчали и роли. Если не считать появлений в "Двадцати днях без войны" (1976) Алексея Германа и "Сибириаде" (1978) Андрея Кончаловского, в 1970-х Михаил Кононов играл в фильмах популярных, но второго эшелона. Про ту же "Большую перемену" он говорил: "Ну если я и это смогу преодолеть, тогда, наверное, я крепкий актер". Оставалось играть в сказках: Яшку-писаря в "Финисте — Ясном соколе" (1976), садовника Зинзивера в "Кольце Альманзора" (1977), пирата Крыса в "Гостье из будущего" (1984). Роль Бумбараша ускользнула от него в последнюю минуту. Он остался актером нераскрытых возможностей: Тарковский мечтал о Кононове--Ричарде Третьем. Последним, кто обыграл неоднозначность Кононова, стал Андрей Кончаловский, сделавший его Климом Ворошиловым в "Ближнем круге" (1991).

С тех пор Михаил Кононов почти не играл — отвергал царящую на экране "самодеятельность". Уехал из Москвы, жил натуральным хозяйством в Бутырском Хуторе в Истринском районе. Какое-то время работал менеджером в фирме "Метропресс". Вернулся в кино по зову Глеба Панфилова, с которым не работал со времен "Начала" (1970),— "В круге первом" (2005) сыграл Спиридона. Но жил тяжело, говорят, почти нищенски и умер если не забытым, то так и не раскрывшимся полностью.

Михаил Ъ-Трофименков



Комментарии
Профиль пользователя