Коротко

Новости

Подробно

Роман Камаев: "Оценщик должен быть независимым"

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 76

О своем видении проблем переходного периода и перспективах развития рынка оценки корреспонденту "Денег" Виталию Бузе рассказал начальник управления оценки собственности города Москвы Роман Камаев.


Каковы, на ваш взгляд, перспективы развития оценочной деятельности в России в ближайшем будущем — в период становления саморегулируемых организаций оценщиков?

— Поправки в федеральный закон об оценке, направленные на переход оценочной деятельности к саморегулированию, приняты еще 27 июля 2006 года, но до сих пор так и не заработали. За это время появилось немало свидетельств того, что такой затяжной переходный период не способствует развитию оценочной деятельности в России. Целесообразнее было бы, на мой взгляд, вначале определить законом и подзаконными актами новую систему регулирования — саморегулирования, дать всем субъектам, связанным с вопросами оценочной деятельности, в течение короткого времени изучить и понять принятые изменения, а уже только после этого отменять государственное регулирование, чтобы исключить существующее сейчас безвременье для оценщиков.

Безвременье состоит в запрете выхода на рынок оценки новых игроков?

— Да, и в этом. Вот уже более года ограничивается вступление на рынок оценочных услуг новых его участников. Люди, которые получили соответствующее образование, не могут открыть свой бизнес и вынуждены трудоустраиваться в оценочные компании, имеющие право работать на рынке. К тому же многие оценщики не предполагали, что изменения законодательства будут настолько кардинальными.

Насколько я понимаю, московское правительство придает этому вопросу большое значение и следит за развитием событий. Как вы их трактуете?

— Мы изучили ситуацию в департаменте имущества города Москвы, запросив заключение Института законодательства и сравнительного правоведения при правительстве РФ и Института государства и права РАН, и установили прямое противоречие существующим нормам. Концепция упомянутого закона отчасти формировалась на положительном примере СРО зарубежных арбитражных управляющих. Однако в оценке ситуация иная. Оценщик по тому же закону должен быть независимым и не может выступать во всех без исключения случаях от имени государства и в интересах неограниченного круга лиц, так как в работе оценщика присутствуют договорные отношения. В то же время оценка отвечает всем определениям предпринимательской деятельности.

Причем непонимание в отношении развития оценочной деятельности возникает не только у самих оценщиков, но и у потребителей оценочных услуг.

Можете привести такой пример?

— Например, все соглашаются с тем, что оценку крупного бизнеса в разумные сроки может провести только группа квалифицированных оценщиков, а не один специалист. Как правило, эта группа объединена в юрлицо. Тактика многих юрлиц сегодня следующая: иметь в штате оценщиков--членов разных СРО, чтобы было представительство и связи во всех или, по крайней мере, в нескольких объединениях оценщиков. Так вот, если эта группа выполнит некачественную оценку, потребитель не поймет, в какую же СРО ему обращаться за контролем и возмещением ущерба. Тем более что у каждой СРО свои стандарты и система ответственности. Это то же самое, что купить бензин, соответствующий одной системе стандартов качества и не соответствующий другой, и начать выяснять отношения не с автозаправкой, а лично с работниками нефтеперерабатывающего завода. Но в то же время я согласен с нормой закона о том, что если оценщик--физическое лицо запятнает свое имя непрофессионализмом, то ему следует запретить работать на рынке — по крайней мере, дисквалифицировать на определенное время. Это будет действенным сдерживающим фактором.

По-вашему, в таких случаях оценщиком должно выступать физическое или юридическое лицо?

— Мне сложно судить, что эффективнее в стратегическом плане — чтобы оценщиком выступало юридическое лицо или физическое лицо, частнопрактикующий оценщик. Но я абсолютно убежден, что в текущей ситуации, учитывая сложившуюся практику, более эффективной была бы деятельность юридических лиц. Крупные заказчики оценочных работ, в том числе и департамент имущества города Москвы, продолжают заключать договоры с оценочными компаниями. Закон об оценочной деятельности говорит, что ответственность перед заказчиком по договору с юрлицом несет сам оценщик--работник этого юрлица, если только юрлицо в том же договоре не взяло на себя дополнительную ответственность.

Это, в свою очередь, прямо противоречит Гражданскому кодексу РФ, где говорится об ответственности за нарушение обязательств по договору и гражданско-правовых обязательствах. Такая противоречивая правовая конструкция приведет к массовым затяжным судебным разбирательствам, и в итоге в закон неизбежно нужно будет вносить изменения. В то же время при рассмотрении вопроса об ответственности физлица за нарушение обязательств суд вправе уменьшить ее размер с учетом материального положения физического лица, тем самым ограничив его ответственность.

То есть риск ошибки оценщика--частного предпринимателя выше, нежели юрлица? Например, руководители страховых организаций уже сегодня отмечают, что страховая премия для оценщиков, занимающихся частной практикой, будет выше, чем для оценщиков, работающих по трудовому договору.

— Это связано с более высоким риском ошибки частнопрактикующего оценщика. А это вкупе с дополнительными взносами в компенсационный фонд и с увеличенными членскими взносами в СРО скажется на стоимости оценочных услуг.

В то же время повышение ответственности оценщиков--физлиц, по моему мнению, является реализацией стратегии будущих преимуществ как для отдельных оценочных компаний, так и в целом для рынка оценочных услуг. Это, например, можно было бы делать через отражение особенностей деятельности оценщиков в трудовом законодательстве.

Комментарии
Профиль пользователя