Коротко

Новости

Подробно

Фатальное фото

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 59

Сфотографироваться на паспорт, визу или пропуск сложнее, чем кажется. В половине случаев клиент получает незнакомое ему изображение на бумаге сомнительного качества. Однако признаки, по которым можно обнаружить профессионалов съемки на документы, существуют.


Пионерская цифра


Сергея Потемкина считают одним из патриархов цифровой фотографии. Когда он решил сменить фотографическую платформу, в России еще мало кто знал, что снимок можно сделать и без пленки. "Я мешками выбрасывал фиксаж, реактивы, пленку и раздавал камеры",— рассказывает Потемкин. Подбор техники для первой фотолаборатории шел со скрипом. Компьютеры висли, у фотокамер не хватало памяти, принтеры не справлялись с печатью. Сегодня Сергей Потемкин — владелец семи фотостудий "SP-Фото" в Москве, но его сеть далеко не самая большая.

В 1999 году, когда Потемкин получал патент на "систему фото на документы с применением цифровой обработки", патентная комиссия никак не могла взять в толк, о чем речь, но документ все-таки выдала. Вообще, патенты лежат в офисе у Потемкина пачками, только проку от них мало, признается он. Первые цифровые профессионалы, обученные Сергеем, переписывали программы и уходили организовывать собственный бизнес. Потом один из энтузиастов выложил софт в интернете, и он стал доступен любому желающему. Однако многие компании все-таки предпочли купить у Потемкина его фирменный продукт. Вместе с тем, как он говорит, наличие нужной программы и умение нажимать на кнопки — это еще не гарантия профессионализма фотографа и отличного качества съемки.

С появлением на рынке профессионального оборудования, которое годилось для быстрого изготовления фотографий на документы, появились еще одна проблема — подделка расходных материалов.

"Для принтера Epson, который ламинирует фотографии, почти сразу появились поддельные картриджи с обычными чернилами. На первый взгляд, фотография получалась такой, как надо, но остатков ламинирующего вещества в принтере хватало только на верхний слой фотографии, а внизу оставалась жидкая краска, которая затем выступала наружу и расплывалась. Контрафактный картридж стоил в четыре раза дешевле 'родного', но напрочь убивал аппарат",— рассказывает Потемкин.

Подделывали и бумагу. А один из отечественных комбинатов фасовал обычную бумагу для рисования в пачки с громким чужим логотипом. Надо сказать, что фотографы тоже далеко не всегда вели свой бизнес добросовестно. Те же "паленые" картриджи для принтеров часто покупались вполне сознательно. Или, например, фото на документы выполнялось любительскими "Полароидами". Изображение на таких карточках со временем могло просто исчезнуть.

Подобное часто случалось с загранпаспортами, которые наши граждане получали в связи с поездкой в солнечную Турцию. Полароидная картинка под воздействием ультрафиолета быстро превращалась в ровный фон. Хорошо, если фотографии хватало на время отпуска, в противном случае возвращение из-за границы было непростым. К тому же полароидные снимки боятся ламинации, а еще российского канцелярского клея.

Сейчас таких фотографических ужасов практически не бывает. На рынке достаточно оборудования, чтобы собрать прилично работающую фотолабораторию. Однако правильного оборудования и хорошей бумаги маловато для гарантии успеха.

Картинка из будки


В советское время в Москве насчитывалась 101 "фотография", где можно было сняться на паспорт или заказать семейный фотопортрет. Фотокинообъединение Москвы (ФКО) контролировало работу подведомственных предприятий, их сотрудники регулярно сдавали экзамены на профпригодность. Утверждать, что в любом советском фотоателье работали виртуозы объектива, разумеется, глупо. Тем не менее, когда ФКО развалилось, стало непонятно, куда бежать, чтобы запечатлеть свою личность для документа. "Фотографии" закрывались одна за другой. Проблема обострилась в середине 1990-х, с началом бума заграничного туризма.

Можно сказать, что первым массовым носителем современных фототехнологий, заменивших "мокрую съемку", стали будки на станциях метро. Будкой командовала тетка с кроссвордом в руках, которая обещала клиенту снять его быстро и на любой документ. Сергей Потемкин: "На Западе эти будки используются, как развлечение: быстро пришел, нажал кнопку, снялся, пошел дальше. Женщины, которые там сидят, не операторы, а сторожа". Заместитель генерального директора крупнейшей московской сети фотокиосков и цифровых фотолабораторий Игорь Никитин говорит, что в будках, как правило, используются камеры Mitsubishi десятилетней давности. Естественно, ни на какие визы или паспорта сделанные с их помощью фотографии не годятся. По словам Никитина, такой снимок можно поместить на пропуск, но только если в вашей компании его не принято предъявлять охране. Могут и не опознать.

Впрочем, плохо сфотографироваться можно не только в метро. Например, Игорь Никитин ругает "замшелые" "фотографии", которые сохранились с советских времен. Однако это далеко не самый худший вариант — если выжили, значит, конкурентоспособны. Куда меньше качества сулят многочисленные фотографические точки в крупных магазинах и переходах. Здесь другая беда. Девушки-операторы, как правило, умеют только нажимать на кнопки. Зато цена снимка невысока — ниже, чем в отдельностоящей "фотографии" советского образца, на 15-30%.

Фотограф со стажем из "Фото на документы" на Октябрьской улице обозвал всех барышень-операторов скопом "мартышками" и предупредил, что сниматься в крупных магазинах на серьезный документ рискованно. Например, из мужчины средних лет оператор при помощи "Фотошопа" может легко сделать юношу, из лучших побуждений. Фото получится ярким, комплиментарным, но у работников визового отдела или паспортного контроля такие фотографии вызывают живой интерес: может, человек карточку сына или племянника в документ вклеил.

Как улучшить внешность клиента без неприятных последствий для него, знают профессионалы. Сергей Потемкин: "Прыщик можем убрать, прическу поправить, а вот изменять мимику, убирать морщинки нельзя — получается другой человек". Само собой, клиенту могут "приделать" и костюм, если он пришел сниматься в майке с пальмами и обезьянами, а фото должно быть строгим.

На тарелочке


Настоящим праздником для мастеров "документалки" был массовый обмен паспортов. Однако такие реформы случаются не часто, а жить как-то надо. Игорь Никитин говорит, что даже при большом наплыве клиентов основной доход фотостудиям приносят не фотографии на визы и паспорта, а заказная печать с фотоносителей и дополнительные услуги, к которым относят художественную и портретную съемку, а также изготовление фотокалендарей, открыток, индивидуальных фотоальбомов и сувениров вроде заказных кружек, тарелок, брелоков, значков с милой сердцу клиента фотокартинкой.

Некоторые фотопредприятия готовы выполнить на основе фотографии "имитацию живописи на холсте" или "стерео-" (объемное) и "вариоизображение" (человек на фотографии подмигивает или двигает рукой). Еще фотографию можно поместить в стеклянный кристалл, на майку, сделать из нее пазл и фотообои.

"SP-Фото" Сергея Потемкина запатентовала передвижную студию. За фотографией не надо никуда ехать — позвонил и жди фотографа. Отпечатанные снимки получаешь тут же. Если потребность в фото на документы возникает часто, можно записать изображение на диск, а потом только распечатывать. Такую услугу предлагают все серьезные фотостудии.

Несмотря на прибыльность сегмента клиентской заказной печати, его перспективы в настоящий момент нельзя назвать однозначно светлыми. Игорь Никитин: "Происходит одновременное сокращение 'пленочной' печати на 20-30% в год, но и цифровая тоже не растет. Люди фотографируют все больше, но предпочитают хранить фотографии на флешке, на жестком диске или печатать самостоятельно на своем принтере. Однако флешки теряются, на жестких дисках заводятся вирусы, а домашние отпечатки живут 10-20 лет, тогда как профессиональные отпечатки на хорошей бумаге — лет сто".

В связи с этим стоит упомянуть, что стабильным спросом пользуется аналоговая съемка на документы, казалось бы, безнадежно устаревшая. Более того, в Петербурге и некоторых других городах на загранпаспорта запрещено клеить цифровые фотографии. Как работники паспортно-визовых служб отличают результат аналоговой съемки от цифровой — тайна даже для фотографов. Так или иначе, аналоговую съемку в Москве по-прежнему практикуют, к примеру, "Фото на документы" на Октябрьской и заведение с таким же названием на Маросейке. "Клиентов не много, но они есть постоянно",— говорит владелец второго предприятия.

Многие фотостудии предоставляют услугу срочного фото — чем меньше срок изготовления фотографий, тем дороже они обходятся. Сергей Потемкин называет такой сервис одной из форм вымогательства. Для печати цифрового снимка требуется не больше 15 минут, поэтому любое цифровое фото — срочное.

Серьезное давление традиционные фотостудии испытывают со стороны интернет-компаний. Они не тратятся на офисы, берут много заказов и выполняют их в помещениях с дешевой арендой, как правило, в Подмосковье. О доводке фотоизображений в данном случае речи, понятно, не идет.

Особая услуга — оцифровка старых черно-белых фотографий, за это дело берется далеко не каждое фотоателье. Для перевода архивных снимков в "цифру" требуется не только дополнительное оборудование, но и специалисты, способные вручную удалять со снимков грязь, убирать царапины и заломы, восстанавливать утраченные фрагменты. Игорь Никитин: "Эта услуга рассчитана на богатых клиентов. Перевод одного-двух старых кадров в цифру может стоить 500-600 руб. Недавно один банкир решил перевести в современный формат фотоархив своего дедушки — вся работа потянула на $10 тыс."

К дорогостоящим услугам относится и печать фотографий со слайдов. Проекторов дома уже никто не держит, а слайдов на обратимой пленке у некоторых сотни и даже тысячи. В ателье "Мастер фото" на Новинском бульваре оцифровка старых фотографий и слайдов стоит 20-40 руб. за кадр, но работа ретушера оплачивается отдельно, по договоренности.

Фирма гарантирует


Открытие фототочки требует минимальных затрат, и, если место выбрано правильно, она окупается меньше чем за год. По словам Сергея Потемкина, в конце 1990-х--начале 2000-х прибыльность этого бизнеса доходила до 90%. В торговых центрах, переходах метро поток клиентов такой, что можно не волноваться — заказы не иссякнут.

Если фотография не понравилась, в хорошей студии вернут деньги или переснимут бесплатно, в плохой — отправят куда подальше. Игорь Никитин отмечает, что верить надо брэнду, крупная компания, в отличие от безымянных киосков, дорожит именем и пренебрегать качеством не может. Однако некоторые эксперты считают, что большая сеть уследить за качеством не в состоянии. В одном месте работает серьезный специалист, в другом — новичок.

Если бы фотомастера были обязаны получать лицензию, фотографироваться даже на американскую визу можно было бы в любой подворотне, говорит Сергей Потемкин. Но реальная ситуация такова, что о качестве работы того или иного фотозаведения надо узнавать у друзей или оценивать его по результатам собственной фотосессии. Даже наличие в списке услуг художественной фотосъемки не может быть гарантией того, что вас прилично сфотографируют на паспорт.

Владелец фотоателье на Маросейке Андрей Евдокимов уверен, что выбирать фотоисполнителя нужно так же, как любое другое предприятие сферы услуг: поинтересоваться, что с гарантией, и изучить уже выполненные работы.

В свою очередь, Сергей Потемкин считает, что в хорошем фотозаведении должны досконально знать все визово-паспортные подробности. Приходите фотографироваться на визу, называете страну. Если сотрудник начинает задавать вопросы, с заведением лучше дел не иметь, советует Потемкин.

ОЛЬГА ЛИХИНА


Комментарии
Профиль пользователя