Коротко

Новости

Подробно

Андрей Савин: будем надеяться, волна самостроя сходит на нет

"Дом". Приложение от , стр. 34

Андрей Савин, Андрей Чельцов, Михаил Лабазов являются основателями и руководителями группы "Арт-бля", которая появилась в 1987 году. Ныне хулиганское название скрылось под аббревиатурой, оставшейся в названии архитектурного бюро "А-Б студия". Архитекторы начинали свой путь с бумажной архитектуры, впрочем, к настоящему времени у них накопился значительный опыт создания вполне материальных объектов, в том числе здания компании "Сибнефть", торгового центра "Домино" на Ленинском проспекте, элитного жилого дома "Стольник" в Малом Левшинском переулке. Скоро к этому ряду добавится и дом на территории курорта Пирогово.


— Насколько интересным вам представляется проект Пирогово?

— В последние 20 лет культура заказчика у нас развивалась бурно. Благосостояние культуру опережало. При этом, надо сказать, среди всей массы архитекторов профессионалов совсем немного. Так было и так есть. На всех заказчиков хороших архитекторов не хватает. Каждый человек полагает, что он немного архитектор. И этого "немного", по его мнению, должно было хватить для строительства собственного дома.

В последнее время наметилась тенденция выравнивания культуры и благосостояния. Заказчик стал много ездить по миру, у него появилась возможность сравнивать, он начал понимать, что качество — это совокупность критериев, названных выше. Он начал понимать, что надо иметь не только свой красивый дом, но и что-то вокруг: хорошую среду и красивые дома. Стало понятно, что надо обращаться к профессионалам, потому что самому такого не сделать.

И поэтому начали обращаться к архитекторам, заказывая им что-то "в духе": например, в духе русской усадьбы — на пятидесяти-то сотках, так что площадь застройки доходила до 70% участка. Вспомним, что настоящие усадьбы предполагали гектары свободных площадей вокруг. А у нас в России получились склады усадеб.

Люди поняли, что к загородной архитектуре надо подходить профессионально, что одно "я хочу" ничего не значит. Будем надеяться, что волна самостроя уже сходит на нет. Нам бы хотелось надеяться, что появятся и другие поселки. Отдельные объекты точно есть, что же по поводу поселков — пока нам об этом неизвестно.

Зато появилось Пирогово. На этой территории мы увидели нормальный современный взвешенный подход. Заказчик — один из немногих людей, который сразу начал работать с профессионалами, проекты которых можно охарактеризовать как осмысленные, продуманные высказывания. До Пирогова он вел другой проект, Бухту радости, там с ним уже работали Саша Бродский, Тотан Кузембаев.

Для Пирогова Евгений Асс разработал генплан, были привлечены специалисты по гольф-полям, медленно вызревала программа самого комплекса. Параллельно в Пирогове проводились фестивали современного искусства "Арт-Клязьма", происходило осмысление территории, ее потенций. Владелец очень правильно начал — с создания среды. Эта среда затем позволила ему сделать правильные шаги по наполнению объектами. Это место оказалось наиболее гармонизированной единицей в том хаосе, который происходит в Подмосковье.

— Что представляет собой ваш проект для курорта Пирогово?

— В Пирогове есть прекрасное гольф-поле с какими-то ноу-хау вроде лунки, плавающей на понтоне, есть водохранилище и окружающий лес. Эти три фактора кажутся основными, с этой троицей мы и играем. Мы пытаемся сделать линейный дом, очень длинный, порядка 170 м в длину при ширине 15 м. Дом абсолютно прозрачный. Вдоль дома будет пущен линейный же канал до водохранилища и терраса с навесами. С одной стороны дом одноэтажный, стеклянный, с другой — двухэтажный (за счет перепада рельефа). Подходя к дому, вы видите сквозь него лес. То есть дом есть, но как бы его и нет. Происходит игра с рельефом, с ландшафтом, попытка сделать так, чтобы человек оказывался на природе. Роль архитектуры как посредника между человеком и природой мы постарались свести к минимуму. Но этот минимум должен точно попадать в геометрию стихий и ландшафта. Красота в простоте. Есть нижний этаж — публичный, и есть спальни наверху. Каждая спальня выходит и на гольф-поле, и на канал с лесом. На самом деле идея довольно простая, на выставке в начале июля мы постараемся проиллюстрировать свою идею максимально доступными средствами. Дом разбит на две секции, рассчитан на две семьи. Площадь каждой из них — порядка 1800 кв. м.

— Каким вы видите будущих домовладельцев?

— Мы полагаем, что человек, который сможет там жить, имеет определенное представление о том, что такое комфортное жилье не в плане роскоши, а в плане естественности, простых ценностей — земли, воды, полей, леса, пространства. Предполагается, что этот человек не будет заморачиваться на том, какой у него в уборной стоит унитаз — за тысячу долларов или за десять тысяч.

— Среди олигархов есть созерцатели?

— Конечно же. Они такие же люди, как мы с вами, есть среди них и созерцатели. Да и просто нормальные люди. Мы, скорее всего, не будем работать с человеком, если почувствуем, что у него есть какая-то неадекватность оценки наших проектов. Мы лучше проиграем финансово и политически. Для нас важно получать удовольствие от работы и строить то, за что нам будет потом не стыдно, о чем мы сможем потом говорить: "Да, мы это построили, для нас это определенный этап в развитии, и мы считаем его принципиальным". Критерии оценки красоты и комфорта наши и заказчика должны совпадать. Корректировка проекта может осуществляться в плане функционального насыщения, но невозможна в плане концептуального решения.

Конкретный человек может внести свои коррективы, это называется процессом адаптации идеи к реальным нуждам.

Человек, который будет жить в доме, не просто созерцатель, он имеет активную жизненную позицию — тут довольно большие пространства, которые надо осваивать. Представьте себе человека, который имеет главный вход в дом через гараж. Так у нас, по сути, и происходит. В прозрачном гараже-холле будет стоять его любимый, условно говоря, Bentley. Далее мы попадаем в гостиную, но, даже войдя в дом, через стекло продолжаем видеть канал, соединенный с гаванью. У причала, примыкающего к дому, пришвартована яхта. Внутри дома находится бассейн, примыкающий к каналу, отделенный от него стеклянной стеной. Этот человек не меланхолик, он обладает известной широтой взглядов. Возраст его — от 35 до 50 лет. Понятно, что скорее этот человек будет привержен водным видам спорта. Впрочем, возможности дома и курорта в целом позволяют в равной степени заниматься и гольфом, и яхтингом.

Если возвращаться к разговору о личности, то тут надо учитывать, что в дом въедет не один человек, а целая семья со своими внутренними функциональными связями.

Вообще говоря, проектировать дом или квартиру довольно сложно — по той причине, что в будущем там будет жить какой-то человек, имеющий свои представления о жизни и комфорте, и ставить над ним архитектурные эксперименты неправильно. Все-таки среда влияет на жизнь человека, на события, которые происходят в доме.

— Насколько ваш дом будет встроен в архитектурный контекст курорта Пирогово?

— Основополагающий контекст там — природа. Задача гармонизировать всю застройку не стоит. Может быть, там и будут отдельные визуальные связи, но в любом случае сама территория позволяет расположить дома так, что они воспринимаются как отдельные объекты. Курорт Пирогово — это не поселок в классическом понимании этого слова. Согласно генплану, дома между собой архитектурной связи не имеют. Каждый дом — отдельное архитектурное высказывание, в том и была задача проекта. Думаю, это правильно. Самое ценное там — природа, и задача архитектуры — выявлять, подчеркивать природные особенности.

Беседовал Николай Кириллов


Комментарии
Профиль пользователя