Коротко

Новости

Подробно

Южная и Северная Корея сошлись рельсами

Демилитаризованную зону пересекли "Поезда мира и надежды"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 10

Вчера после полувекового перерыва было официально восстановлено железнодорожное сообщение между Южной Кореей и Северной Кореей. Оптимисты в Сеуле уже планируют создание единой железнодорожной магистрали, которая соединит Южную Корею через КНДР и российский Транссиб с Западной Европой. Скептики отмечают, что реализации этого плана пока мешает Пхеньян. С подробностями с железнодорожной станции Мунсан (Южная Корея) — корреспондент Ъ КИРИЛЛ Ъ-ОДИНЦОВ.


Этого момента корейцы ждали более полувека — с 12 июня 1951 года, когда война между Южной Кореей и Северной Кореей прервала железнодорожное сообщение между двумя частями разделенной страны. И вот этот момент настал. Вчера в 11.30 по местному времени (6.30 по московскому) после торжественных церемоний два состава из пяти вагонов каждый двинулись в сторону разделительной линии между Южной Кореей и Северной Кореей. Одни из них с 50 пассажирами — с Севера от станции Кымган по ветке длиной 25,5 км до южнокорейской станции Чечжин. Другой со 100 пассажирами — от южнокорейской станции Мунсан до северокорейской Кэсон (расстояние 27,3 км). В южнокорейском поезде ехали министр по делам национального объединения Ли Чэ Чжон, министр строительства и транспорта Ли Йон Соб, а также замминистра обороны Ким Ен Рен. Информация о северокорейских пассажирах не разглашалась.

У южнокорейского машиниста, который вел один из тепловозов, рядом с пультом управления стояла фотокарточка отца. Он родился в Северной Корее, но после войны ни разу не смог побывать на родине. Среди южнокорейских делегатов был 80-летний Хан Чжун Ги. Он не пытался сдержать слезы. Эта поездка стала для него путешествием в прошлое, в годы его молодости: в далеком 1951 году он водил поезда по тогда еще единой Корее и уже утратил надежду, что когда-нибудь сможет проехать по этому маршруту.

В полдень составы с символическим названием "Поезда мира и надежды" пересекли демилитаризованную зону, разделяющую капиталистический Юг и социалистический Север. Затем был торжественный обед делегаций на северокорейской и на южнокорейской территории, небольшой торжественный митинг и обратный путь домой. В итоге за пять часов участники поездки успели и проехать в обе стороны, и пообедать, и помитинговать, и прослезиться, и поклясться в вечной дружбе, и пообещать опять приехать друг к другу в гости.

Выпуски прогнозов погоды в южнокорейских СМИ с утра начинались словами: "Сегодня, в день исторического проезда поездов между Югом и Севером Кореи, будет стоять прекрасная солнечная погода. Ничто не помешает движению составов". Дикторы лукавили: не погода могла бы стать главным препятствием. Как рассказал Ъ один из местных журналистов, входивших в состав южнокорейской делегации, они смогли облегченно вздохнуть лишь тогда, когда раздался гудок тепловоза и за окнами поплыл перрон. До последнего момента южнокорейские официальные лица боялись, что мероприятие сорвется. Так случилось в мае 2006 года. Тогда Сеул потребовал подписания документа о гарантиях безопасности, но Пхеньян отказался, потребовав прежде решить вопрос о разграничении территориальных вод в Желтом море. По мнению специалистов, неожиданно выдвинутое Пхеньяном условие было лишь поводом: пуску поездов воспротивилось консервативное военное крыло в руководстве КНДР, убедившее Ким Чен Ира "не делать дырку" в глубоко эшелонированной линии обороны. Но сейчас северяне дали твердое обещание: "Проблем, как в прошлом году, не будет, составы пройдут беспрепятственно". По мнению экспертов, сговорчивости северян поспособствовал ядерный взрыв, проведенный КНДР в октябре 2006 года и придавший им уверенности в их неуязвимости, а также солидный экономический "пряник" со стороны Юга, предоставившего Северу рис, удобрения и материалы для северокорейской легкой промышленности на сотни миллионов долларов.

Южнокорейские СМИ не преминули отметить, что экономическая значимость вчерашнего события не столь уж велика: составы могут ходить пока лишь между приграничными станциями, и это будет предметом отдельных переговоров. Тем не менее вчерашнее событие описывали, перефразируя американского астронавта Луи Армстронга, впервые ступившего на Луну: "Короткий проезд длиной в пару десятков километров означает огромный скачок для всего процесса объединения корейцев, остающихся единственной разделенной нацией в мире".

Для простых корейцев, по крайней мере на Юге, прогон двух составов значит действительно многое. В разговорах с корреспондентом Ъ его южнокорейские знакомые воодушевленно рассуждали о том, что скоро смогут прокатиться из Сеула в Северную Корею, благо расстояние тут не более 50 км.

Южнокорейское правительство тем временем уже строит и вовсе глобальные планы — о соединении Транскорейской железной дороги с российским Транссибом. Это позволит существенно сократить время для транспортировки грузов из крупнейшего южнокорейского порта Пусан в Западную Европу. Так, по оценкам местного НИИ транспорта, все это будет означать чистую прибыль для России в $250 млн, КНДР — $150 млн и Южной Кореи — в $100 млн ежегодно. А функционирование ветки между южнокорейским портом Инчхон (около Сеула) и северокорейским Вонсаном позволит сократить время транспортировки контейнеров с семи-десяти до одного-двух дней, что даст экономию по сравнению с морским путем в $588 на каждом контейнере. Южные корейцы активно ссылаются на главу РЖД Владимира Якунина, который, по информации местного МИДа, намерен в ближайшее время посетить КНДР для обсуждения проекта модернизации ветки, соединяющей Россию и Северную Корею. Господин Якунин, по данным газеты "Чунан Ильбо", сказал приезжавшей в Россию на похороны Бориса Ельцина близкой соратнице южнокорейского президента Но Му Хена — Ха Мйон Сук, что "Владимир Путин проявляет большой интерес к проекту и надеется на участие в нем южнокорейских компаний". Правда, более трезвые головы в самой Южной Корее призывают не строить пока наполеоновских планов в связи с Транскорейской магистралью, указывая на сохранение разногласий между Пхеньяном и Сеулом. В частности, Пхеньян не хочет пускать поезда по почти готовому маршруту через центр страны, опасаясь "тлетворного влияния" самого вида южнокорейских составов на граждан КНДР. Северокорейское руководство настаивает, чтобы Транскорейская магистраль прошла вдоль восточного побережья Корейского полуострова, малонаселенного в его северной части. Но у южан просто нет ветки от их восточного порта Пусан на Север, а ее строительство отнимет много времени и средств. Поэтому, отмечают эксперты, альтернативой межкорейской дороге пока мог бы стать другой маршрут доставки азиатских грузов в Европу: через свободную экономическую зону Рачжин--Сонбон на северо-востоке КНДР у границы с Россией и Китаем. Там есть и хороший порт, и железнодорожная линия, выходящая на российский Транссиб.


Комментарии
Профиль пользователя