Коротко


Подробно

"Я никогда не был последним"

Фото: ДМИТРИЙ ДУХАНИН


Санкт-Петербург простился с Кириллом Лавровым — народным артистом и председателем Союза театральных деятелей Советского Союза, художественным руководителем Большого драматического театра имени Товстоногова, почетным гражданином города и — последним из породы настоящих театральных вожаков.

Последний раз Кирилл Юрьевич Лавров вышел на сцену в начале апреля в спектакле "Квартет", где играл живущего в доме престарелых старого актера, сопротивляющегося болезням, склерозу и унынию. А как общественного деятеля последний раз его видели в конце марта в Москве — он приехал проводить в последний путь своего друга Михаила Ульянова.


Лавров пережил Ульянова всего на месяц. И в том, что два, как принято теперь говорить, знаковых и самых харизматичных русско-советских актера ушли из жизни почти одновременно, видится нечто большее, чем просто печальное совпадение. Значит, действительно произошла смена вех.


В человеческой и актерской судьбе у Кирилла Лаврова и Михаила Ульянова было поразительно много общего. Они дружили. Они вместе (Ульянов — Митю, Лавров — Ивана) играли когда-то в знаменитом фильме Ивана Пырьева "Братья Карамазовы". Они были почти ровесниками (Лавров всего на два года старше), детьми переломных 20-х годов. Кирилл Лавров, правда, начинал свою актерскую карьеру не в Большом драматическом театре, но все равно можно сказать, что оба они всю жизнь — больше 50 лет каждый — были верны своим театральным домам. Ульянов — Театру имени Вахтангова, Лавров — БДТ сначала имени Горького, потом имени Товстоногова.


В советские годы Кирилл Лавров был "лицензированным" исполнителем роли Ленина (кинофильм "Доверие", 1976)

В советские годы Кирилл Лавров был "лицензированным" исполнителем роли Ленина (кинофильм "Доверие", 1976)

Фото: ИТАР-ТАСС

Оба они были облечены доверием, обласканы партийным руководством — словом, выбраны советской властью в качестве самых надежных представителей ненадежного актерского цеха. Оба избирались в бюро, комитеты и президиумы. Причем Кирилл Лавров пользовался благосклонностью властителей буквально до последнего дня: известно, что Михаил Ульянов в постсоветские годы уже был не очень-то вхож в самые высокие кабинеты, в то время как почетный гражданин Петербурга Лавров, как говорят, и в наши времена "равноудаленности" имел возможность при необходимости позвонить напрямую первому лицу государства. Два года назад, к 80-летию, он получил в подарок от президента Путина полуразрушенный Каменноостровский театр — не в личное пользование, разумеется, а в качестве филиала БДТ, но все равно случай для наших прагматичных времен беспрецедентный. Лавров сидел по правую руку от президента России на странном мероприятии под названием "конгресс интеллигенции стран СНГ" или что-то в этом роде. И одно его присутствие облагораживало сомнительную пиаровскую акцию. Он вообще умел удивительно тактично и спокойно облагораживать все, в чем по чьей-либо просьбе участвовал. А если не участвовал, значит, дело это облагораживанию не подлежало.


В советские годы Михаил Ульянов и Кирилл Лавров были "лицензированными" исполнителями роли Ленина. Правда, Лавров сыграл вождя мирового пролетариата меньше раз, чем Ульянов. Оба были Героями Социалистического Труда и лауреатами Ленинской премии — высших званий, которых в СССР удостаивались лишь считанные актеры. При этом оба в середине 80-х не стали пугалами из прошлого — наоборот, были выбраны вожаками обновления: Ульянов возглавил Союз театральных деятелей России, а Лавров — Союз театральных деятелей СССР, впоследствии Международную конфедерацию театральных союзов.


В "Горе от ума" Кириллу Лаврову досталась роль Молчалина, а не Чацкого

В "Горе от ума" Кириллу Лаврову досталась роль Молчалина, а не Чацкого

Фото: АРХИВ БДТ ИМЕНИ ТОВСТОНОГОВА

Наконец, оба в кризисные моменты были призваны в своих театрах на царство. И для каждого этот "момент" затянулся почти на двадцать лет. Причем последние лет десять оба актера тянули воз художественного руководства знаменитыми театрами через силу: сказывались усталость и недуги. "Послать бы все это к черту!" — даже в официальных интервью не стеснялся в выражениях Кирилл Лавров. Но поскольку чувство долга для таких людей всегда было важнее усталости, оба актера против собственной воли долг выполняли. Мечтали отправиться на покой, но так и ушли из жизни начальниками театров.


Удивительно, но неожиданно совпали и одни из последних ролей двух крупнейших актеров. Оба сыграли булгаковского Понтия Пилата. Михаил Ульянов — в фильме Юрия Кары, Кирилл Лавров — в недавнем телесериале.


Наконец, еще одно — и вероятно, самое важное,— что объединяет двух этих любимых народом актеров: они были безусловными нравственными авторитетами в театральной среде. У людей, приближенных к власти и любимых ею, искушений не меньше, а больше, чем у тех, кто не выделен, не облагодетельствован, не пожалован наградами. Кирилл Лавров от своего времени и от своей судьбы не бежал, но удивительным образом сумел не запачкаться, не наделать никому зла. Это касалось не только правил благонадежности советского режима, но и внутритеатральных нравов, которые на самом деле мало зависят от господствующей за стенами театра идеологии.


Лавров иронично называл театр "бедламом", но сам никогда не увлекался мелочной закулисной жизнью. Шутил, что обо всех театральных интригах и сплетнях узнавал последним, и не нашлось никого, кто бы смог оспорить это признание. Конечно, хороший человек, как говорится, это не профессия, особенно в искусстве. Однако в случае Лаврова признанные всеми исключительные личные качества были естественным продолжением его актерского таланта. В театральном мире любят повторять слова Шекспира из "Гамлета": "Актер — это краткая летопись века". Лавров был своего рода летописцем (не случайно, что одной из последних его ролей стал Пимен в пушкинском "Борисе Годунове"), и эта летопись убеждала его современников, да и тех, кто значительно моложе, что вполне можно пропустить любое время через себя и не отравиться им.


Последний раз Кирилл Лавров вышел на сцену Большого драматического театра в начале апреля, в спектакле Николая Пинигина "Квартет"

Последний раз Кирилл Лавров вышел на сцену Большого драматического театра в начале апреля, в спектакле Николая Пинигина "Квартет"

Фото: НАТАЛЬЯ РАЗИНА

Ему очень повезло — ровно через год после того, как 30-летний Кирилл Лавров пришел работать в ленинградский БДТ, театр возглавил Георгий Товстоногов. Великий режиссер фактически и стал автором актерской биографии Лаврова.


Поразительно, но факт: у Кирилла Лаврова, одного из самых бесспорных актеров своего времени, не было настоящего актерского образования. Хотя происходил он из актерской семьи: его отец тоже был народным артистом СССР, играл в Театре имени Леси Украинки в Киеве. А Кирилл окончил военную школу авиационных механиков, пять лет проработал техником аж на Курильских островах и потом не был принят в театральное училище из-за отсутствия аттестата зрелости. Так что большим актером его сделали двое: везение и Георгий Товстоногов.


Своим присутствием Кирилл Лавров облагораживал любое мероприятие, в котором участвовал (на фото — на форуме творческой и научной интеллигенции стран СНГ)

Своим присутствием Кирилл Лавров облагораживал любое мероприятие, в котором участвовал (на фото — на форуме творческой и научной интеллигенции стран СНГ)

Фото: ДМИТРИЙ АЗАРОВ

Уже потом ансамбль БДТ стали называть уникальной коллекцией талантов, но актеры Товстоногова не были приобретенными экспонатами — они были воспитанниками, которых режиссер вел от одной роли к другой. Лаврова, казалось бы, сама природа создала для изображения значительных, положительных героев вроде Башкирцева в фильме "Укрощение огня". Или хотя бы тех, кого зритель должен наверняка полюбить. Но Товстоногов внимательно следил за тем, чтобы банальные театральные амплуа не подчиняли себе личности его актеров. Поэтому Кирилл Лавров становился в лучших спектаклях БДТ "Горе от ума" и "Три сестры" не Чацким, а Молчалиным и не Тузенбахом, а Соленым. В лавровском рабочем парне Ниле из легендарного спектакля "Мещане" еще в середине 60-х можно было разглядеть злость пролетария, который насмешливо разрушит "старый мир" своих приемных родителей. А уж сколько наблюдений о природе чиновничьей власти осторожно вложил Кирилл Лавров в своего городничего из гоголевского "Ревизора", можно только гадать.


Бывают актеры, которые залетают в свое время как бы случайно, воплощая какую-то вневременную и вненациональную человеческую страсть к игре как таковой. Они и на сцене, и в жизни — существа не от мира сего. Лавров был, безусловно, человек этого мира и этого времени. Такие, как он, выходя со сцены, теряются в толпе, сливаются с народом, лучшие черты которого именно они и воплощают в себе. Кирилл Юрьевич Лавров любил вспоминать, что был когда-то совершенно обычным мальчишкой. Как миллионы обычных людей, он был заядлым футбольным болельщиком и не пропускал ни одного матча любимого "Зенита". Он много курил и любил "простонародные" кепки. Когда на душе становилось тяжело, спасался тем же средством, что и большинство жителей его страны. Он бесконечно любил Ленинград-Петербург, а в конце жизни стал прихожанином той самой маленькой церкви, где был в детстве крещен. Со временем он стал не просто почетным жителем Петербурга — он стал неотъемлемой частью своего города. Можно сказать, частью его величественного, щемящего, драматического и гармоничного пейзажа. И вот теперь ленинградско-петербургский силуэт потерял одну из самых важных своих доминант.


РОМАН ДОЛЖАНСКИЙ


"Разве я могу сказать, что стал мудрее, чем был в 20 лет?"

Последние высказывания Кирилла Лаврова о своей профессии записала завлит БДТ Татьяна Ткач.

Среди моих жизненных целей никогда не стояло задачи сделать административную карьеру, и я никогда не думал о театральном руководстве, в мыслях даже этого не было. Мне нравилась моя профессия, я с удовольствием играл на сцене. Но так уж случилось, что почти всю сознательную жизнь меня втягивали в какие-то общественные дела. То я был председателем ленинградского ВТО (после Юрия Владимировича Толубеева), то в 1986 году, когда создали Союз театральных деятелей СССР, избрали председателем.


И все же, если вспоминать, даже в детстве я никогда не был последним. Для меня всегда были важны четкость позиции, определенность отношения к основным вопросам, точность оценки. Хотя, естественно, за годы работы накопились какие-то приоритеты, которым я стараюсь следовать. Сейчас это немодно, и, наверное, для нынешнего времени я достаточно устарел, и мои взгляды кажутся консервативными. Конечно же, помимо белого и черного цветов существует целая гамма полутонов — так всегда было, есть и будет.


И все же борьба совести и обстоятельств, в которые попадаешь, свойственна всем векам — и нашему времени тоже. Всегда стоит проблема выбора, проблема приоритета ценностей. И голос совести не заглушить — в каждом из нас в какой-то степени присутствует Пилат. И я очень рад, что мне на старости лет режиссер Владимир Бортко предложил в "Мастере и Маргарите" играть Понтия Пилата. Мне кажется, Мастер не случайно пишет роман о Пилате: в нем тоже присутствует это "понтийство".


Чрезвычайно важно не врать самому себе, ведь в глубине души ты себя знаешь. Хотя в жизни бывают неприятные открытия. В театре я часто сталкиваюсь и с лицемерием, и с неоправданно повышенным самолюбованием, и с не всегда адекватным отношением к коллегам, партнерам — много есть человеческих слабостей, которым свойственно окружать профессию и влиять на человека. Нет, я не жалостлив, терпеть не могу эти проявления натуры человека, но отношусь к ним как к данности — горбатого могила исправит.


В моей жизни было немало моментов, когда судьба счастливо вела меня без всяких усилий с моей стороны. Счастье необыкновенно мимолетно. Не я один это говорю, ничего оригинального в этом нет. Не могу сказать: ах, я был счастлив месяц. А вот мгновения какого-то дикого счастья, удачи бывают. Но это очень быстро проходит. Стараюсь не падать в обморок ни при неудачах, ни при серьезных жизненных проблемах и не слишком радоваться тому хорошему, что со мной приключилось.


Нет, мудрость, по-моему, не накапливается: она или есть, или же ее нет. Какая мудрость? Накапливаются усталость, некое умение вести себя в определенные моменты жизни, появляется, быть может, умение распознать другого. Но разве я могу сказать, что стал мудрее, чем был в 20 лет? Ничего подобного! Ну, может быть, немного искушеннее. Если раньше я мог быть совершенным идиотом, радуясь какому-то пустяку, то сейчас многое вызывает лишь кислую усмешку. Наверное, иногда я мудрее поступал, когда был еще совсем молодым.

"С ним было очень легко"


Алла Демидова, актриса:


Есть актеры, к которым, близко их не зная, нежно относишься. Ценишь их несуетность, порядочность, честное отношение к профессии. Их не так много, и они, к сожалению, уходят. Недавно мы проводили Михаила Ульянова, теперь — Кирилла Лаврова. С Кириллом Юрьевичем я в работе встречалась дважды: в фильмах "Стакан воды" и "Чайковский". Остались очень светлые воспоминания! Какое-то время его считали социальным героем, особенно после его блестящей работы в "Мещанах" Георгия Товстоногова. И сейчас можно видеть, что от этого Нила до последней киноработы — в "Мастере и Маргарите" — вся его жизнь была заполнена разнообразными ролями, в которых планка мастерства всегда была олимпийски высокой. Актерские работы остаются в памяти. Кирилл Лавров оставил после себя светлую память.


Марк Захаров, режиссер, художественный руководитель театра "Ленком":


Когда уходит такой гигант, такая личность, такая примета нашей культуры, становится как-то сиротливо и страшно: не вступает ли наша многострадальная страна в какую-то темную полосу? О том, каким великолепным артистом был Кирилл Юрьевич Лавров, все мы знаем очень хорошо. Я бы просто добавил, что он был, конечно, и выдающимся организатором — строителем театрального дела. Не знаю, может ли кто-то его в этом заменить. В свое время благодаря его усилиям распавшийся СТД СССР был преобразован в Международную конфедерацию театральных союзов. Кирилл Юрьевич помог сохранить культурное пространство бывшего СССР. Я помню, как мы с ним ездили в Киргизию, другие южные наши республики, которые живут и хотят жить в русском театре. Никому другому не удавалось сделать столько для сохранения единого культурного русского пространства, как это удалось Кириллу Лаврову. Я очень скорблю о потере товарища, выдающегося артиста и организатора театрального дела России. Спасибо ему.


Темур Чхеидзе, главный режиссер БДТ имени Товстоногова:


Одно из тех качеств, которые меня одновременно и удивляли, и восхищали в Кирилле Юрьевиче,— его отношение к людям. С ним было очень легко. Он был из тех, кто всегда готов внимательно слушать, вникать в то, что ты говоришь. Он очень легко выходил на дружеский контакт, а вместе с тем никогда ни собеседник, ни лучший друг — никто не мог перейти некую грань. Панибратские отношения с ним были невозможны! Оставалась доступность, и вместе с тем ты всегда ощущал, что он на одну ступеньку выше,— это потрясающе. Для меня он олицетворение настоящего русского аристократа, даже не интеллигента, но именно аристократа. С ним было очень приятно и очень легко. Иначе, наверное, на протяжении 15 лет мы просто не были бы вместе. Я счастлив, что судьба в свое время свела меня с ним.

Потомственный актер без актерского образования

Об истории театральной династии Лавровых рассказывает завлит БДТ имени Товстоногова Татьяна Ткач.

В товстоноговском кабинете Большого драматического театра висит на стене эскиз, сделанный Александром Николаевичем Бенуа к спектаклю "Грелка", с изображением старика, которого 17-летним юношей играл отец Кирилла Юрьевича Лаврова Юрий Сергеевич Лавров. Он и был зачинателем театральной династии Лавровых. И сегодня уже очевидно, что Кирилл Юрьевич Лавров во многом повторил путь своего отца.


Кирилл Лавров с матерью — актрисой и чтицей Ольгой Гудим-Левкович

Кирилл Лавров с матерью — актрисой и чтицей Ольгой Гудим-Левкович

Фото: АРХИВ БДТ ИМЕНИ ТОВСТОНОГОВА

Народный артист СССР Юрий Сергеевич Лавров, обретший признание и славу, успешно снимавшийся в кино и ставивший спектакли, специального актерского образования, как и сын, не имел. Но слыл человеком не только талантливым, но умным и много знающим. Он был родом из разночинцев. Отец его, сын стряпчего, по окончании гимназии в городе Егорьевске Рязанской области отправился на учебу в столичный университет на филологический факультет и занимался потом языками. Руководил гимназией Императорского человеколюбивого общества, помогавшего детям-сиротам. В семье Лавровых театр любили. Мать Юрия Лаврова Елизавета Акимовна, далекая родственница Собинова, хорошо пела и даже прошла конкурс в хор Мариинского театра. Но глава семьи воспротивился этому, и она, подчинившись его воле, осталась при доме.


Пути супругов все же разошлись. Революцию дед Кирилла Лаврова Сергей Ларов не принял, эмигрировал. Бабушка Кирилла Лаврова, жена Сергея Лаврова Елизавета Акимовна, эмигрировать решительно отказалась, не представляя жизни без России. А его будущий отец, оказавшись единственным мужчиной в семье, бросил гимназию, чтобы кормить мать и двух сестер. Работал в булочной, делал гробы. Узнав же о наборе сотрудников в недавно организованный Большой драматический театр, пошел туда наниматься. Театр располагался тогда в помещении филармонии. Лаврова приняли, и поначалу он бегал с алебардами по сцене. В театре его любовно звали Лаврушкой. Ему покровительствовал Максимов, он познакомился с Блоком, Монаховым, Юрьевым.


Само время, напористое, стремительное, располагало к смелым начинаниям. С такими же, как он, задиристо-талантливыми людьми Юрий Лавров открыл Молодой театр в доме графини Паниной неподалеку от Лиговского проспекта. Потом он уехал в Москву и работал у Мейерхольда в ТИМе. В первый же год он сыграл там несколько ролей, заменив ушедшего тогда из театра красавца Владимира Яхонтова.


Задатки лидера у Юрия Лаврова проявились уже тогда. На гастролях ТИМа в Киеве в отсутствие Мейерхольда, уехавшего на курорт в Европу, Юрий Лавров стал зачинщиком беспорядков в труппе, недовольной задержкой зарплаты. Руководство приняло соответствующие меры, и вскоре Юрий Лавров вынужден был возвратиться в родной город. И тут же он берется за новое дело. Вместе с Николаем Павловичем Акимовым, с которым был дружен, организует Ленинградский мюзик-холл.


А жизнь подкидывает новые сюжеты. Юрий Лавров увлекся кино. На съемках фильма "Волочаевские дни" стал ассистентом у братьев Васильевых и сам сыграл небольшую роль. Затем его судьбу вновь меняет встреча с Константином Павловичем Хохловым. С этим известным режиссером Юрий Лавров едет в 1939 году в Киев, куда тот его пригласил работать в Театр имени Леси Украинки. В Киеве Юрий Лавров с блеском играл Рощина в спектакле "Хождение по мукам".


Юрий Сергеевич Лавров стал любимейшим актером Хохлова, долгие годы возглавлявшего Театр имени Леси Украинки. Всегда уделяя большое внимание внешнему рисунку роли, Юрий Лавров имел вкус к острой характерности: любил гримироваться, ценил выразительность деталей. Он стал любимцем публики, гордостью Киевского театра русской драмы. На спектакли с его участием театралы ходили по много раз. В спектакле по пьесе Мдивани "Новые времена" выходил на подмостки вместе с сыном: Юрий Сергеевич Лавров играл председателя колхоза, Кирилл Лавров — его сына.


Поначалу Юрий Сергеевич был категорически против театральных устремлений сына. Но в 1950 году авиатехник Кирилл Лавров приехал на зимние каникулы к отцу в Киев, втайне от него пошел к Хохлову и был принят в Театр имени Леси Украинки. Лавров-старший тогда сказал: "Ну что ж, твое дело, тебе решать свою судьбу, я тебя предупреждал".


Кирилл Лавров с отцом — актером киевского Театра русской драмы имени Леси Украинки Юрием Лавровым

Кирилл Лавров с отцом — актером киевского Театра русской драмы имени Леси Украинки Юрием Лавровым

Фото: АРХИВ БДТ ИМЕНИ ТОВСТОНОГОВА

Юрия Лаврова в театре побаивались: уж слишком был острым на язык, всегда говорил что думает. Но предупреждал коллег о том, что, отметив 60-летний юбилей, сразу уйдет на пенсию. Слово сдержал и на другой день после празднования круглой даты написал заявление об уходе, не откликнувшись на призывы остаться. Потом его все же уговорили вернуться, и некоторое время он возглавлял театр как художественный руководитель.


Личная жизнь Юрия Сергеевича Лаврова оказалась весьма бурной. Женат он был неоднократно. Отцом стал в 20 лет, сына Кирилла ему родила юная супруга Ольга Гудим-Левкович. Они встретились в Молодом театре, где вместе участвовали в спектакле "Бесприданница": Юрий Лавров играл Карандышева, а Гудим-Левкович — Ларису.


Ольга была из дворянской семьи, принадлежавшей роду Лыкошиных, сын Кирилл стал представителем 14-го поколения. Их имение Григорьевское находилось неподалеку от Вязьмы, в трех верстах от Хмелиты, родового поместья Грибоедова. Отец Ольги Ивановны служил офицером в Павловском полку, и Ольга родилась в его служебной квартире в Петербурге, на Миллионной улице. Герб рода Лыкошиных разыскал главный государственный герольдмейстер Георгий Вилинбахов к 80-летию Кирилла Лаврова.


Ольга рано развелась с мужем; чтобы содержать семью, много работала, и воспитанием совсем еще маленького Киры занималась бабушка. Мать Ольги, бабушка Кирилла Лаврова, работала только в первые годы после революции — освоив профессию машинистки, одно время была секретаршей у Куприна. (Их дом находился рядом с церковью Иоанна Богослова — там молодожены тайком повенчались, а потом украдкой крестили первенца, сына Киру.) Семья жила в огромной коммунальной квартире из шести комнат. В кладовке хранились бутафорские принадлежности — они-то и служили игрушками для мальчика. Ольга Гудим-Левкович в театре больше не служила: занималась литературно-чтецкой деятельностью, много выступала на радио, играла в бригадах.


Когда началась война, ее назначили заведующей интернатом эвакуированных детей из актерской среды. Покидая Ленинград, Ольга Ивановна смогла взять с собой сына Кирилла и трехлетнюю дочь Наташу, позднее к ним присоединилась и ее мать. Так все оказались в Кировской области, в поселке Сорвижи на берегу Вятки и прожили там год. Кирилл пошел работать грузчиком на заготовительный пункт зерна, затем в инкубатор — стал разъезжать в санях по деревням и заключать договоры на поставку яиц. Заработок оказался сомнительным: экспедитора-подростка гнали, травили собаками. Спустя год, переехав с семьей в Новосибирск, Ольга Ивановна устроилась чтицей в филармонию. А сына Кирилла, до войны всерьез увлекавшегося спортом (играл в ленинградском "Спартаке", имел первый разряд по гимнастике и всю жизнь оставался страстным футбольным болельщиком) и мечтавшего о море, приняли на завод N323 Наркомата боеприпасов сначала учеником, потом токарем.


Как многие его сверстники, Кирилл стремился на фронт добровольцем. Но его отправили учиться в Астраханское авиационное военное училище, которое вскоре эвакуировали в Усть-Каменогорск. При училище имелась команда музыкантов, выступавшая на танцах в городском саду и подрабатывающая на похоронах. Приехав проведать сына, готовящегося пополнить ряды защитников родины, Ольга Ивановна увидела его в траурной процессии: Кирилл печально вышагивал по улице и мерно бил в барабан. Встретившись взглядами, мать и сын не могли удержаться от хохота. Впоследствии сыну все же удалось изменить ироничное отношение матери к своей творческой одаренности. Но эта история — история актера Кирилла Лаврова — всем известна.

Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение