Коротко

Новости

Подробно

Кто теперь наш вероятный противник?

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 8

Рисунок: КОНСТАНТИН КУКСО


6 апреля первый вице-премьер Сергей Иванов заявил, что в XXI веке главным флотом в России станет Тихоокеанский, поскольку в этом регионе "находятся Китай, Япония, США, Корея, и нет абсолютно никаких правил игры". "Все проблемы,— сказал Иванов,— не там (на Западе.— "Власть"), с точки зрения флота, а здесь. С кем нам там воевать?.. Конечно, там НАТО, но у нас не такие уж плохие отношения".

Виктор Маслов, губернатор Смоленской области, бывший начальник Смоленского управления ФСБ. По моим ощущениям больше всего опасности исходит от южных границ. Это и воинствующие исламские страны, и неопределенная ситуация с Ираном. И, к сожалению, не исчерпан агрессивный потенциал кавказских республик.


Николай Безбородов, депутат Госдумы, генерал-майор авиации. Иванов правильно обозначил регион, ведь в него входят США, Япония и Китай. Да и в Европе с расширением НАТО Россия не может чувствовать себя спокойно. Украина и Грузия уже собираются размещать элементы американской ПРО.


Александр Шаравин, директор Института политического и военного анализа, член Академии военных наук. Именно Китай, а не Запад может стать противником. Россия боится поддаться давлению Запада, хотя под влияние Китая мы уже попали. Он может диктовать нам, принимать далай-ламу или нет, как нам выстраивать экономические отношения с Тайванем, хотя сами с ним вовсю сотрудничают.


Николай Петров, президент Академии российского искусства. Я с опаской смотрю на Восток, и больше всего меня пугает Китай. Уж слишком много глаз жадно смотрят на наши ресурсы и земли, и в основном это глаза косые.


Анатолий Цыганок, руководитель Центра военного прогнозирования, член Общественного совета при Минобороны России. Скорее всего, это третий или пятый флот США и морские силы самообороны Японии. Не зря мы проводим крупные совместные учения с Китаем. Россия вернулась к ситуации середины 1980-х годов, когда Тихоокеанский флот СССР противопоставлялся объединенным флотам США, Японии и Южной Кореи.


Максим Вознесенский, гендиректор компании "Система-Инвест". Во время службы в армии вероятного противника определяли замполиты, и тогда это был блок НАТО и США. Сейчас же вероятным противником России может стать любое государство, которое будет обладать более совершенными видами вооружения, боеспособной армией и вести агрессивную внешнюю политику. Но назвать нашего вероятного противника может только Совет безопасности России во главе с верховным главнокомандующим.


Анатолий Корнуков, в 1998-2002 годах главком ВВС, генерал армии. Угроза как исходила от Запада и НАТО, так и исходит. И это не только США, но и другие страны. По большому счету ничего не изменилось, может, на словах мы и дружим, а на деле нет. Иванов может утверждать что угодно, но если он видит главную угрозу с Востока, то я с ним не согласен.


Анатолий Долголаптев, президент Лиги содействия оборонным предприятиям. Угроза не в том, кто находится во вне, а в том, что мы имеем 3% населения и 30% природных ресурсов. И всегда найдутся желающие порулить этим богатством. Кто окажется самым отвязным, тот и будет нашим вероятным или реальным противником. Вчера это были Германия и Франция, сегодня алчная, быстро развивающаяся Азия.


Владимир Жириновский, лидер ЛДПР. Такой страны, которая бы ставила перед собой цель воевать с Россией, сегодня нет. Но наиболее взрывоопасный регион для нас — это Тихоокеанский. У нас нет мирного договора с Японией, к тому же там Китай, Тайвань, Корея и США. Европа воевать никогда больше не будет — она устала, а вот на Востоке живет половина населения Земли, и там в любой момент возможно обострение. Причем все сражения будут проходить на воде.


Иван Сафранчук, глава московского представительства Центра оборонной информации США. Российская армия под вероятным противником подразумевает и США, и НАТО, и Японию. Но этот термин устарел. Конечно, армия думает о развитии Китая, но она не рассматривает его как вероятного противника.


Андрей Емелин, исполнительный вице-президент Ассоциации российских банков. По-моему, у России нет противников. Человечество вышло из эпохи глобальных конфликтов, и какой-либо реальной угрозы России я не вижу, тем более с применением сухопутных и морских сил.


Флориан Феннер, управляющий партнер UFG Asset Management. Внешние силы я бы не рассматривал. В современном мире войны ведутся не танками, а кредитными ставками и природными ресурсами.


Виктор Илюхин, депутат Госдумы, лидер Движения в поддержку армии. Вероятные противники нас окружают со всех сторон. Им нужны наши природные ресурсы. Европа, США, Япония и Китай даже не скрывают этого. Недаром же госпожа Олбрайт считает несправедливым, что вся Сибирь принадлежит одной России. Запад и США спокойно разворачивают силы ПРО близ наших границ, да еще и в Грузию собираются.


Виталий Маргелов, зампред комитета Госдумы по безопасности, бывший замдиректора СВР России. Возникновения крупномасштабного конфликта на наших границах я не вижу. Но наши партнеры из-за океана наращивают свои мощности вокруг наших границ, а мы, кроме громкого спуска на воду военного корабля, ничего не сделали. Укрепление флота — это хорошие новости, а если он еще будет и с ядерными ракетами, то вообще прекрасно.


Юлий Воронцов, президент Российско-американского совета делового сотрудничества, в 1994-1999 годах посол России в США. Наверное, страны Тихоокеанского региона. Там сейчас идет игра без правил, а дальше может быть хуже. Поэтому резонно, если в этом регионе у России будет хороший флот с ядерными боеголовками. И бояться нам надо не Японию, а другие страны.


Эдуард Балтин, бывший командующий Черноморским флотом. Сейчас потенциальные враги, как и друзья, меняются очень быстро. Сегодня по другую сторону баррикад стоят США и НАТО. Но западное побережье у нас хорошо укреплено, и большего внимания требует Тихоокеанский регион. Да и американцы если полезут к нам, то не через Европу, а через Тихий океан.


Константин Затулин, депутат Госдумы, директор Института стран СНГ. Я считаю, нам надо сохранять интригу и не говорить, кто сейчас наиболее вероятный противник. Сергей Иванов интригу сохраняет и не говорит в открытую о возможном противостоянии России и США, России и Японии или России и объединенного Китая.


Владимир Полеванов, президент консорциума "Золотой мост", в 1993-1994 годах губернатор Амурской области. Тот же, кто был и вчера,— США. И война будет вестись только на море. Япония имеет соглашение о размещении американцев на японских базах и займет сторону Штатов. США заинтересованы в постоянных военных конфликтах, иначе у них рухнет экономика, а мы для них всегда были недругами. В этом столетии войны с Европой не будет.


Геннадий Воронин, президент Всероссийской организации качества. Нашим вероятным противником была, есть и будет Америка. Китай может быть только экономическим противником, а не военным. Северная Корея, которая сейчас показывает зубы, слишком мала, чтобы стать для нас серьезной угрозой.


Александр Белов, лидер Движения против нелегальной иммиграции. Исламский регион — от Малой Азии до Пакистана. Международное исламское движение воспринимает Россию как потенциальный человеческий ресурс для создания халифата, шариата. Не надо забывать и о Китае, где на последнем съезде компартии было заявлено о поощрении на государственном уровне переселения китайцев в Сибирь и на Дальний Восток.


Валерий Быков, член Совета федерации от Камчатской области. Не противник, а главный соперник для меня — это США и НАТО. Китай и Япония не представляют опасности. Но мы должны прекратить всякие разговоры о передаче островов Японии. Если это произойдет, то Тихоокеанский флот будет заперт в бухте, как и Балтийский, и Северный.


Георгий Кунадзе, в 1991-1994 годах замминистра иностранных дел. У нас нет четко определенного вероятного противника. И Россия давно официально придерживается этой точки зрения. Но сейчас тот редкий случай, когда я согласен с Сергеем Ивановым. В Азиатско-Тихоокеанском регионе не существует договорных режимов, поэтому ни о какой системе безопасности там не может быть и речи.


Николай Кошман, президент Ассоциации строителей России, бывший полпред президента в Чечне. Пожалуй, я воздержусь называть одну страну вероятным противником, поскольку не хотелось бы, чтобы мне закрыли въезд в это государство.


ВОПРОС НЕДЕЛИ / ГОД НАЗАД*

Вы бы кому дали отсрочку?

Госдума начинает рассматривать предложения Минобороны об отмене отсрочек от призыва в армию.

Юрий Росляк, первый заместитель мэра Москвы. Нельзя забривать в солдаты тех, кто является интеллектуальной основой общества.


Дмитрий Маркаров, первый вице-президент холдинговой компании "Росгосстрах". Только очень талантливой молодежи. По всей России их 800 человек.


Владимир Васильев, председатель комитета Госдумы по безопасности. Призывникам с родителями-инвалидами и детьми. Нельзя ребенка оставлять без присмотра, он пойдет на улицу.


Александр Гончарук, президент АФК "Система". Никому. Нужно сделать так, чтобы служба в армии была целью.


Ольга Вдовиченко, председатель внешнеторгового объединения "Машиноимпорт". Как мать — всем, мне страшно от того, что происходит в армии.


Андрей Соколов, актер, режиссер. Пацифистам, больным и людям творческих профессий. "Балалаечник" большой пользы не принесет — у него руки научены другому.


Георгий Шпак, губернатор Рязанской области. Инвалидам и умственно неполноценным ребятам. А вообще, мне очень нравятся законы Израиля — там служат все, даже женщины.


Виктор Илюхин, депутат Госдумы, лидер Движения в поддержку армии. Студентам третьих курсов и старше. Перво- и второкурсники вполне могут призываться, их учебе это мало помешает.


Татьяна Яковлева, председатель комитета Госдумы по охране здоровья. Сельским врачам. Армия доберет немного, а желание врачей работать в селе исчезнет.


*Должности указаны на момент опроса.

Комментарии
Профиль пользователя