Коротко

Новости

Подробно

"Ты, парень, отсюда уже не выйдешь"

Вынесен приговор за подрыв поезда Грозный—Москва

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

Мособлсуд вчера вынес приговор бывшему научному сотруднику ФГУП "НИИ неорганических материалов имени Бочвара" Владимиру Власову и бывшему мастеру ГУП "Гормост" Михаилу Клевачеву, которые были признаны присяжными виновными в совершении в День независимости России подрыва поезда Грозный--Москва на участке Узуново--Боготищево в 153 км от столицы. В последнем слове подсудимые утверждали, что невиновны. "Следователи, добиваясь признания, говорили мне, что в поезде сотни трупов, чеченцы жаждут кровной мести и уже охотятся за моими родственниками",— утверждал господин Власов.


Здание Мособлсуда вчера было заполнено бойцами ОМОНа и судебными приставами. Всех, кто направлялся в 11-й зал заседания, где проходил процесс по делу о подрыве поезда, омоновцы досматривали с пристрастием: для начала предлагали снять верхнюю одежду, а затем ощупывали в специально отведенной комнате, спрашивая при этом о запрещенных предметах — оружии или наркотиках. Усиленно охранялся коридор и зал заседаний, в котором присутствовало около двух десятков силовиков.

Процесс над Владимиром Власовым и Михаилом Клевачевым проходил в закрытом режиме. Судья Наталья Валикова не пустила журналистов даже на последнее слово обвиняемых. Тем не менее Ъ стало известно, о чем они говорили.

"Я, конечно, понимаю, что последнее слово — это чистая формальность, и знаю, что приговор давно отпечатан и даже подписан,— начал Владимир Власов.— 2 апреля (в тот день вторая коллегия присяжных вынесла вердикт о виновности подсудимых; первая коллегия была готова оправдать подсудимых, но ее распустили в декабре прошлого года.—Ъ), когда я услышал, что мне придется умереть за колючей проволокой за чью-то глупую шутку, я лишний раз убедился, что сатанинский материальный мир, конечно, силен, но сила его небезгранична — не все в жизни решают президенты и их генеральные прокуроры, а тем более мелкие 'шестерки' этой системы, возомнившие себя вершителями судеб". Разоблачив спецслужбы, которые, по мнению господина Власова, "не предотвратили еще ни одной трагедии", он перешел к конкретике. "МВД, состоящее из кучи управлений и департаментов, пошло по самому простому пути — распечатки звонков почему-то только одной сотовой компании. И если посмотреть эту распечатку на первых страницах тома #4 в то злополучное утро (12 июня 2005 года — день подрыва поезда Грозный--Москва.—Ъ), то видно, что многие номера вообще не зарегистрированы, а многие зарегистрированы на подставных лиц. А взяли меня и Клевачева как более или менее подходящих честно зарегистрированных абонентов",— сказал подсудимый.

Причиной своего задержания Владимир Власов, занимавшийся в тот злополучный июньский день перевозкой домашнего скарба и холодильника из Москвы на дачу, считает "политинформацию Клевачева, которую он проводил со своими не очень адекватными подружками о боевиках и партизанских отрядах". "Но если нормальный человек послушал бы это, то все стало бы ясно — разговаривают какие-то нездоровые люди",— пояснил господин Власов.

"Пока мой адвокат Прилепский добивался встречи со мной, следователи мне говорили, что в поезде сотни трупов (на самом деле легкие травмы получили девять пассажиров.—Ъ), чеченцы жаждут кровной мести и уже охотятся за моими родственниками и поэтому я должен признаться в преступлении, иначе они не смогут меня защитить,— отметил Владимир Власов.— Мне ежедневно повторяли, что оправдать даже невиновных людей, оказавшихся в таком положении, невозможно — ты, парень, отсюда уже не выйдешь". В заключение господин Власов сказал: "Наше уголовное дело — это 24 тома совершенно не связанных между собой фактов, из которых никак не вытекает, что мы с Клевачевым изготовили эту взрывчатку и подорвали поезд". "Даже проведенные экспертизы этого не утверждают",— добавил он. Однако его выступление и слова подсудимого Клевачева, заявившего о своей невиновности, уже никак не могли повлиять на решение суда.

Суд признал подсудимых Власова и Клевачева виновными в терроризме, совершенном организованной группой, повлекшем тяжкие последствия, и в покушении на убийство двух и более лиц общеопасным способом, организованной группой, по мотиву национальной и религиозной ненависти и вражды. Владимир Власов был приговорен к 18 годам строгого режима, а Михаил Клевачев к 19 годам. К тому же судья частично удовлетворила иски троих пострадавших, при этом урезав сумму компенсации с 200 тыс. руб. до 50 тыс. и 150 тыс. руб. Но полностью был удовлетворен иск страховой компании железной дороги ЖАСО о возмещении ей 3,8 млн руб. Адвокаты, по словам Валерия Прилепского, были готовы к подобному исходу и в десятидневный срок намерены обжаловать такое решение в Верховном суде.

Юрий Ъ-Сенаторов



Комментарии
Профиль пользователя