Коротко


Подробно

"Ужас, сколько музыки вокруг!"

Максим Фадеев вернулся в большой шоу-бизнес с "Серебром"

рассказывает Борис Барабанов

В один из первых уикендов марта ответственная комиссия решала, кто едет представлять страну на конкурсе эстрадной песни "Евровидение". После прошлогоднего второго места Димы Билана российский музыкальный истеблишмент был настроен по-боевому. Короткий список претендентов был предсказуем: Сергей Лазарев, Александр Панайотов, Алексей Чумаков, группы "Банд`Эрос" и "Куба". Люди благонадежные, ходящие под всеми уважаемыми продюсерами, вниманием музыкальных телеканалов и FM-станций, мягко говоря, не обделенные. Но в итоге было принято сенсационное решение: в Хельсинки поедет группа "Серебро" с песней "Song N1". Так после перерыва в несколько лет в поле общественного внимания вернулся продюсер Максим Фадеев, о котором после руководства одной из "Фабрик звезд" практически ничего не было слышно. Кроме разве что обвинений критиков в том, что он и прочие продюсеры проекта испортили вкус целому поколению, и стонов пожилых поп-артистов по поводу того, что молодые "фабриканты" отодвинули их, заслуженных и талантливых, от гастрольной кормушки. Сам Максим Фадеев о прошлом не жалеет.

Жалеть о том, что сделано, оценивать прошлое — глупо. Все, что сделано, сделано правильно. "Фабрики звезд" в разных версиях существуют в Америке, во Франции, в Германии, Италии, Швеции, Дании, Швейцарии. Это просто часть современной культуры, такая же, как реалити-шоу. Да, они появились, и я часть этого океана. Было бы странно орать, что вот из-за этой конкретной акулы наш океан стал грязным.

Глюкоза

Глюкоза

Фото: МИХАИЛ РАЗУВАЕВ

После "Фабрики" я не появлялся в СМИ на протяжении почти четырех лет. Значит, я не соответствовал духу времени, но надо сражаться. Проиграю — признаю, что стал стар, мне пора на покой. Хотя когда мне говорят, что я штампую песни, как на конвейере, я отвечаю, что это только так кажется. В последний период я написал не больше двадцати, причем многое было написано в соавторстве. Был такой период, когда моя музыка имела больший спрос, чем чья-либо другая. Потом на смену мне пришел другой музыкант, а ему на смену придет другой. К тому же не каждого артиста публика готова слушать целый час. Искусство дробится на все более мелкие куски. В виде трека, клипа проект успешен, а убедить публику, что нужно идти на концерт, уже сложнее. Лет двадцать пять-тридцать назад в мой город приезжала группа "Аракс" или "Машина времени", и они могли месяцами c аншлагом играть там одну и ту же программу. Потом информации стало становиться все больше, и сейчас это же ужас, сколько музыки вокруг, ужас!

Продюсерский центр Максима Фадеева расположен на седьмом этаже большого офисного здания на Новоданиловской набережной. Зубр отечественного шоу-бизнеса, выводивший на рынок Линду и Глюкозу и руководивший "Фабрикой звезд" второго созыва, сидит в большом кабинете. На стене — искусственно состаренные фото его сына Саввы с самурайским мечом в руках, напротив — портрет жены, у дверей — рояль. Те, кто наблюдал за перипетиями "Фабрики", возможно, сегодня не узнали бы продюсера, встретив его на улице. Господин Фадеев сбросил килограммов двадцать и коротко постригся. Хочется предположить, что так музыкант готовится к рывку на "Евровидении". Но на самом деле его отношение к конкурсу весьма скептическое.

В России к этому конкурсу отношение какое-то особенное. На самом деле "Евровидение" — это конкурс самодеятельных артистов и песен. То, что мы посылаем туда звезд, это абсурд. Если бы мы присутствовали на серьезном музыкальном рынке, на американском или европейском, то конкурс "Евровидение" был бы для нас стыдной историей. Вы можете себе представить Бритни Спирс сражающейся за Америку на "Евровидении"? Для "Серебра" "Евровидение" — первая площадка, первый концерт. Для нас самая главная задача — понравиться России, нам важно, чтобы в нашей стране сказали: "Молодцы, девчата, зажгли!" Вообще, группе "Серебро" почти два года. Мы готовим серьезный музыкальный проект, с которым можно выйти в Китай, Малайзию и Японию. Это сейчас проще, чем, скажем, выйти на американский рынок. Грубо говоря, Востоку нужны белые поющие красавицы: t.A.T.u. продали в Японии больше дисков, чем The Beatles.

Катя Лель

Катя Лель

Фото: АЛЕКСЕЙ КУДЕНКО

За песней "Song N1" появился клип, в котором в лучах световых пушек и при почти полном отсутствии декораций вышагивают три красотки, которых довольно трудно отличить одну от другой. Наверное, так должен выглядеть русский аналог Pussycat Dolls.

Нам нужно было срочно готовить промо-материалы для "Евровидения", и времени на то, чтобы продумывать индивидуальные образы, роли, не было. Позже мы сняли уже настоящий клип на эту песню. Я думаю, у зрителей будет достаточно поводов лучше познакомиться с девушками, они того стоят. Лена Темникова — выпускница моей "Фабрики", она, как и я, родом из Кургана, хотя до "Фабрики" мы не были знакомы. На данный момент она в группе — самая опытная кошка. Остальные пока ведут себя тише. Ольга Серябкина танцевала и пела у другого моего воспитанника — Иракли. Марина Лизоркина пришла ко мне на прослушивание, принесла фотографии, я сказал, что мне нужно еще и видео, она вышла из кабинета и тут же, за стенкой, сделала видео — просто спела при включенной камере в телефоне и оставила трубку на ресепшене. Мне принесли телефон, я включил, посмотрел, и вскоре она позвонила мне на этот же, свой, телефон. Марина — в моей жизни она появилась из интернета, по объявлению, которое мы дали на одном из сайтов. Это, может быть, уже смешно слушается, но это правда — я нахожу людей в интернете.

Прошлой находкой Максима Фадеева в интернете была певица Глюкоза, существовавшая до поры до времени в виде анимированного персонажа клипов, а позже материализовавшаяся в виде девочки Наташи Ионовой. Как-либо комментировать историю возникновения Глюкозы как персонажа, изложенную в недавно вышедшей книге Михаила Козырева "Мой рок-н-ролл", продюсер Фадеев отказывается, ссылаясь на то, что книгу не читал и не собирается. Согласно тексту господина Козырева, Максим Фадеев, с которым они дружили, как-то признался, что голос, которым поет Глюкоза, принадлежит его жене. На протяжении всего творческого пути господина Фадеева сопровождали обвинения в циничных продюсерских манипуляциях, а разрыв с первым и самым талантливым подопечным — певицей Линдой — оппоненты музыканта связывали с тем, что, став грандиозно востребованным, он слишком полюбил деньги. В прессе упоминались самые разные гонорары за написание хита с торговым знаком "автор — М. Фадеев", но счет всегда шел на десятки тысяч долларов.

Линда

Линда

Фото: ВАСИЛИЙ ШАПОШНИКОВ

Помимо отношений с господином Козыревым есть еще одна тема, которой Максим Фадеев просит не касаться в интервью,— скандал между певицей Катей Лель и ее покровителем Александром Волковым. Когда-то Максим Фадеев написал для госпожи Лель песню, за которую ему, кажется, больше всего досталось от журналистов: "Попробуй муа-муа, попробуй джага-джага...". Впрочем, звучала песня вполне актуально, даже с легким намеком на группу Moloko, разрывавшую эфиры своей "Sing It Back". Напористый синти-поп песни "Song N1" тоже обладает явными признаками модности, что совсем не гарантирует ее успеха в России. При этом продюсер все же надеется на понимание соотечественников.

Главное — не предполагать, что аудитория дурнее нас. Интуитивно человек чувствует абсолютно все. The Black Eyed Peas нашим людям нравится? Нравится. А ведь это ультрамодная история. И одновременно публике нравятся какие-то группы, которые на их фоне даже к самодеятельности близко не подползали. Аудитория реагирует на правду. Я хочу сделать коллектив, за который будет не стыдно ни на каком уровне. Должна же наконец появиться первая высокопрофессиональная русская команда, которая сможет выступить где угодно.

При сегодняшнем масштабе проектов продюсерского центра господина Фадеева трудно поверить, что когда-нибудь он перестанет снабжать страну музыкальным товаром. Тем не менее продюсер на полном серьезе утверждает, что видит свое будущее в индустрии производства полнометражных мультфильмов. Уже год его команда готовит фильм по детской книжке, написанной самим господином Фадеевым. Историю и персонажей придумывает сам продюсер.

Я контролирую работу художников и всегда могу сказать: "Переделай ему нос, уши чуть длиннее, и пусть он будет розовым". Этот фильм — мечта, которую я наконец-то могу осуществить. Если я увижу, что он оказался интересен публике в России и за рубежом, я в ту же секунду покину шоу-бизнес. Окончательно и бесповоротно.

Даже если так, есть у двух занятий продюсера Фадеева, нынешнего и будущего, нечто глубоко родственное. В конце концов, ведь это очень практичная фраза: "Переделай ему нос, уши чуть длиннее, и пусть он будет розовым".

Пока готовится площадка для прыжка в новую жизнь, Максим Фадеев продолжает конструировать поп-проекты для отечественных слушательских масс. Со времен "Муси-пуси" и "Джага-джага" продюсер не утратил способностей к сочинению игриво-загадочной лирики. Если в англоязычном тексте "Song N1" поется что-то вроде "положи свою вишенку на мой тортик", то по-русски та же эмоция выражена еще более задорно. Господин Фадеев охотно цитирует: "Девчонки ямми-ямми, следите за краями, и попадает в кровь ля-мука любовь..."

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение