Коротко

Новости

Подробно

правила игры

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 13

анализирует спецкорреспондент отдела бизнеса Наталья Ъ-Скорлыгина


В последний, 13-й по счету лот активов ЮКОСа включена недвижимость, жемчужина которой — штаб-квартира ЮКОСа на Дубининской улице. Однако при более внимательном рассмотрении это не единственная жемчужина. Продаваемый в рамках лота дом номер 55, строение 1 по Ленинскому проспекту занимает Объединенный центр исследований и разработок ЮКОСа (ЮРД-Центр) — одно из первых в российской нефтянке учреждений, ориентированных на коммерциализацию плодов фундаментальной науки, которое с должной пышностью было открыто Михаилом Ходорковским в декабре 2003 года.

Год назад о своем намерении купить ЮРД-Центр объявил "Норникель", предлагавший за него, по моей информации, $35 млн. 22 февраля 2006 года совет директоров ЮКОСа даже одобрил продажу. Но тут вмешался ЛУКОЙЛ, который готов был предложить за него $28-42 млн. Особенно интересовали компанию разработки ЮРД-Центра в области технологии gas-to-liquids (GTL) — для работ в этой области ЛУКОЙЛ даже собрался дать центру контракт на 3 млн руб., но не дал, изрядно обозлив потенциального партнера. По причинам, которые мне толком никто и не объяснил, продажа центра ЛУКОЙЛу или "Норникелю" затянулась до введения конкурсного производства, которое и поставило на ней крест.

Чем технология GTL привлекательна, очевидно: это возможность получать бессернистое синтетическое топливо из чего угодно — природного, попутного нефтяного газа, угля или биомассы, дешевое в транспортировке и чистое, как слеза эколога. Однако ни для кого не секрет, что реально в мире работают только три GTL-проекта — Sasol-1 и Sasol-2 в ЮАР и завод Shell в Малайзии. Еще около пяти так и не были введены в эксплуатацию или остановлены. Основная причина — неподъемные инвестиции: примерно $1 млрд на 1 млн тонн установленной мощности против $300-400 млн при строительстве НПЗ. Прежде всего они связаны с колоссальными размерами реактора и расходами на его сооружение. Имея альтернативу построить НПЗ со сроком окупаемости пять лет, располагающий сырьем инвестор двадцать раз подумает, прежде чем вложиться в проект GTL с окупаемостью десять лет.

Между тем ученые ЮРД-Центра разработали технологию GTL, которая дает производительность 300-350 кг продукта на кубометр реакторного пространства — при стандартных 100 кг. Таким образом, можно сократить объем реактора втрое. Соответственно, CAPEX — $300-350 млн против $1 млрд, что выводит проект на уровень экономической обоснованности. Как мне объяснили в центре, сейчас ключевой момент — строительство пилотной установки, необходимое для оформления коммерческого лицензионного пакета. А тот, кто даст на это средства, в той или иной степени станет совладельцем лицензии и сможет ее тиражировать.

Что остановило ЛУКОЙЛ — мне, честно говоря, непонятно. "Норникель" же продолжает активно сотрудничать с центром, арендует там помещения для своих "Новых энергетических проектов", работающих над милой сердцу Михаила Прохорова водородной энергетикой. Он же, по неофициальным сведениям, финансирует часть развернутых ЮКОСом программ, в том числе косвенно — и программу GTL. Интерес "Норникеля" понятен: функционирование нового реактора возможно только при использовании кобальт-палладиевого катализатора, что открывает перед "Норникелем" перспективу расширения рынка палладия на 10 т в год (на "Норникель" приходится почти 50% мирового производства палладия, 98,4 т).

Однако ученые умы было решено продавать вместе с куда более дорогой недвижимостью. И по факту стоят они уже не в пределах $40 млн, а $846 млн. И неизвестно, как распорядится центром новый покупатель. Напомним, что "Роснефть" уже показала, что GTL ее интересует в куда более дорогом варианте — в рамках СП с южноафриканскими Sasol и PetroSA.


Комментарии
Профиль пользователя