Коротко

Новости

Подробно

Британские моряки красуются после камеры

и смакуют ужасы иранского плена

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

В конце минувшей недели британские моряки, вернувшиеся накануне из Тегерана, рассказали о своем двухнедельном пребывании в иранском плену. По словам моряков, их "почти пытали": посадили в одиночные камеры, заставляли спать на куче одеял, завязывали глаза и ставили лицом к стене. Британцы также отрицали свои признания в нарушении границы Ирана, которые на прошлой неделе крутили иранские госканалы. В ответ Тегеран обвинил моряков во лжи и неблагодарности.


После триумфального возвращения 15 британских моряков из иранского плена в минувший четверг целые сутки о них ничего не было слышно — доступ прессы к "национальным героям" был ограничен. Наконец, после кратких встреч с родными и продолжительного общения с военным начальством, вечером в пятницу они предстали перед журналистами на базе британских ВМС "Чивнор". Не было лишь 26-летней Фэй Терни — единственной женщины среди захваченного 23 марта экипажа. Именно ее "признания" в нарушении госграницы Ирана охотнее всего крутили госканалы Исламской Республики.

Рассказывать о пленении и заточении были отряжены старшие по званию — 25-летний капитан морской пехоты Крис Эйр и начальник команды катера, 26-летний лейтенант британских ВМФ Феликс Кэрман. Итак, 23 марта группа моряков остановила подозрительное торговое судно и начала его досмотр, действуя в рамках мандата ООН. Крис Эйр прервал рассказ и сразу начал оправдываться: "Давайте я сразу все объясню: что бы мы там ни говорили раньше, мы находились в иракских территориальных водах, в нескольких километрах от границы Ирана". Досмотрев судно и не найдя ничего подозрительного, моряки вдруг заметили, что прикрывавший их вертолет куда-то улетел. А вместо него к кораблю на полной скорости приближались катера корпуса стражей исламской революции.

Капитан Эйр тяжело вздохнул и продолжал: "Они окружили нас и стали что-то агрессивно выкрикивать. Один из иранских офицеров говорил по-английски, я ему пытался все объяснить, но нас не слушали. Мы приготовились к бою. Иранцы были вооружены крупнокалиберными пулеметами, гранатометами, они направили на нас свое оружие. Тут мы поняли, что столкновение не только угрожает нашей жизни, но и может вызвать последствия огромного стратегического значения. И тогда мы сдались". Видя недоумение журналистов, капитан пояснил: "Понимаете, мы же могли потерять жизнь! Намерения иранцев были непонятны, поэтому мы не стали отстреливаться и сразу сдались. А когда нас взяли в плен, мы их наконец-то раскусили. Но оружие у нас уже отобрали, так что отстреливаться мы никак не могли, хотя имели полное право".

Об ужасах иранского плена рассказывал лейтенант Кэрман: "Нас привезли сначала на военно-морскую базу и допрашивали. Грубо, но не более того. Затем нас переправили в Тегеран и бросили в тюрьму. В тюрьме нам связали руки, один раз даже поставили лицом к стене. Короче, оказывали постоянное психологическое давление. А потом нас раздели и вместо формы выдали тюремные робы!" Условия содержания, по мнению британского офицера, были чудовищными: "Мы сидели в небольших одиночных камерах, а спать приходилось на груде одеял. Нас допрашивали, преимущественно по ночам, заставляли признаться в нарушении границы, обещали отпустить. Мы не сговаривались. Просто все по отдельности согласились на их условия".

Наконец, за пару дней до освобождения морякам разрешили собираться вместе, но только перед камерами иранских телеканалов. Затем их отправили на встречу с президентом Ахмади-Нежадом. "Я всем посоветовал, чтобы не выкидывали каких-либо фокусов и на все соглашались. Домой-то нам всем хотелось",— объяснил Феликс Кэрман. Под конец моряки в один голос заявили, что никаких претензий к руководству флота или командирам крейсера Cornwall, не обеспечившим экипаж достаточным прикрытием, у них нет. "Мы очень горды быть частью экипажа Cornwall и надеемся скоро вернуться в ряды команды. И пожалуйста, господа журналисты, не надо нас ни о чем расспрашивать",— заявил лейтенант Кэрман. Впрочем, уже в ближайшее время отношение моряков к общению со СМИ может резко измениться. Вчера британское командование разрешило всем 15 военнослужащим продавать журналистам рассказы о своем пребывании в плену. По сведениям газеты Sunday Times, наиболее расторопной из бывших заложников оказалась Фэй Терни — она уже согласилась продать свою историю телеканалу ITV за £100 тыс.

"Команда не нарушила никаких правил, согласившись на требования иранцев. Они — украшение флота",— подвел итоги пресс-конференции командующий британскими ВМС адмирал Джонатан Банд.

Реакция Тегерана последовала на следующий же день. Иран обвинил моряков во лжи и "черной неблагодарности". "Пресс-конференция была инсценирована правительством Тони Блэра. Подобные пропагандистские действия не могут скрыть ошибки британских военнослужащих, вторгшихся в территориальные воды Ирана",— заявил представитель МИД Ирана Мохаммад Али Хоссейни. Иранский посол Расул Мовахедьян и вовсе заявил, что Лондон теперь в долгу перед Тегераном и обязан помочь иранскому режиму нормализовать отношения с Западом. "Подарок президента Ахмади-Нежада — это триумф иранско-британских отношений",— заключил посол. Вечером в дискуссию включился Вашингтон. "Отношение иранских властей к британским морякам просто возмутительно и недопустимо",— заявил представитель Белого дома Гордон Джондро.

Между тем бурное обсуждение эпопеи развернулось и в британской прессе. Большинство изданий обходило молчанием поведение экипажа в плену, зато активно критиковало власти Великобритании за фактическое бездействие, а Ирана — за "несправедливое отношение к пленным". Итог дискуссии подвела газета Daily Mail: "Отношение иранцев к пленным, возможно, и было несправедливым. Но его стоит сравнить с тем, как это происходит на базе в Гуантанамо и тюрьме Абу-Грейб".

Александр Ъ-Габуев



Комментарии
Профиль пользователя