Коротко

Новости

Подробно

Эхо грядущей войны

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 41

2 апреля США направили в Персидский залив уже третью оперативную авианосную группу (ОАГ). Согласно планам ВМФ США, в начале мая она должна соединиться с двумя ОАГ, уже находящимися у берегов Ирана. После этого совокупная мощь трех групп станет достаточной для нанесения массированного удара по Ирану. Политологи почти не сомневаются в том, что фактически уже запущен обратный отсчет до начала новой войны. Для отечественной экономики новая силовая акция США означает не только плюсы от взлета сырьевых цен, но и минусы от нестабильности мировых фондовых рынков. И какая из этих тенденций возобладает, во многом будет зависеть от характера грядущих боевых действий.

Морская боязнь


Направленная в Персидский залив военная группировка состоит из ядерного авианосца "Честер Нимиц", крейсера, четырех эсминцев с крылатыми ракетами на борту, подводной лодки и нескольких десантно-разведывательных кораблей.


Сейчас у берегов Ирана находятся две сопоставимые по огневой мощи американские ОАГ. Их флагманами являются ядерные авианосцы "Дуайт Эйзенхауэр" и "Джон Стейниц". Однако с десантными и транспортными кораблями у существующей группировки плоховато: они доставляют войска и грузы в соседний Ирак. Видимо, поэтому штатная численность личного состава на направленных к берегам Ирана десантных кораблях увеличена в два с половиной раза.


Эти маневры происходят на фоне довольно любопытных новостей. Министр обороны США Роберт Гейтс на слушаниях в конгрессе США 28 марта доложил законодателям, что "вооруженные силы США имеют достаточный потенциал для ведения еще одной военной кампании помимо кампаний в Афганистане и Ираке". И хотя глава Пентагона не назвал страну, о которой идет речь, очевидно, что под третьей военной кампанией имеется в виду кампания в Иране. Это заявление можно рассматривать как ответ иранской стороне, считающей, что американцам не выдержать войну на три фронта.


Символично и то, что контролируемый демократами конгресс США, вставляющий президенту Бушу палки в колеса в осуществлении его иракской военной кампании, по иранскому вопросу, напротив, фактически дал Белому дому карт-бланш на военную операцию. В начале этого года законодатели приняли резолюцию, позволяющую администрации Буша действовать в Иране по своему усмотрению, без согласований с конгрессом. Следует отметить, что по вопросу о том, что Иран на сегодняшний день — главный враг США, в американской политической элите налицо полный консенсус. Это означает, что внутри самой Америки никаких политических препятствий для военной операции в Иране нет.


Существуют и другие косвенные свидетельства о том, что угроза силовой развязки иранского кризиса стремительно нарастает. Так, 3 апреля, находясь с визитом в Ереване, глава МИД РФ Сергей Лавров напомнил, что Россия выступает категорически против силового решения иранской проблемы. Тем самым российский министр иностранных дел дал понять, что военная операция в Иране становится все более горячей темой и в Кремле не могут ее не замечать. Готовность США нанести удар по Ирану подтверждают и российские военные. Начальник российского Генштаба Юрий Балуевский 3 апреля подтвердил, что "США располагают в регионе группировкой, способной нанести удары по территории Ирана". Генерал, однако, добавил: "Можно, так же, как и с Ираком, нанести поражение военному и промышленному потенциалу Ирана, но победить невозможно".


Правила абордажа


В целом, по мнению политологов, вырисовываются четыре основных сценария развития событий.


Сценарий #1. Никакой войны не будет. Демонстрация силы — это блеф и очередное американское предупреждение Ирану.


Вопрос о применении американской военной силы против Ирана действительно обсуждается с 2002 года. За пять лет было много резких заявлений, и проблема Ирана, можно сказать, поистерлась. К сожалению, некоторые детали говорят о том, что на сей раз все гораздо серьезнее. Конечно, ради геополитического блефа можно отправить моряков и десантников в морской круиз за полмира, хотя это и влетает бюджету США в копеечку. Но вряд ли ради чистого блефа американцы и их союзники готовы в массовом порядке рисковать жизнями своих элитных солдат. А в последнее время появились многочисленные сообщения об активизации диверсионно-разведывательной деятельности вдоль границ и в территориальных водах Ирана. Результатом стал захват иранцами 15 английских моряков. Правда, вскоре после выхода "Нимица" из Сан-Диего иранское правительство обещало их отпустить.


Сценарий #2. Война начнется в мае 2007 года. Она будет короткой — не более двух недель — и ограничится массированными ударами с воздуха. Иран потерпит сокрушительное поражение и серьезных ответных ударов нанести не сможет.


Этот вариант представляется маловероятным, так как Иран — не Ирак и не Югославия. В отличие от Ирака, где 65% территории занимает пустыня, в Иране 60% территории занимают нагорья. Они заселены и с военной точки зрения представляют собой слабо уязвимые с воздуха естественные укрепления и идеальные укрытия для партизан. В отличие от Югославии, где американцам действительно удалось выиграть войну бомбежками, армия Ирана не участвует в гражданской войне. Она целенаправленно готовилась к конфликту с США не менее 10 лет. К тому же теократическая форма правления провоцирует появление большого числа фанатиков, которые будут сражаться до конца, и не только на территории Ирана.


Сценарий #3. Война начнется в июне 2007 года, когда истечет 60-дневный срок, предоставленный Ирану в резолюции Совета Безопасности ООН #1747. Однако блицкриг США провалится. Иран не потерпит быстрого поражения и начнет наносить серьезные ответные удары. В частности, по Израилю и по нефтяной отрасли стран региона. К осени станет актуальным вопрос о наземной операции и затяжном конфликте по образцу Ирака и Афганистана.


Данный сценарий представляется довольно реалистичным. Однако американцы умеют учиться на своих ошибках. Такого развития событий они постараются избежать всеми силами. Невыгодно это и с политической точки зрения: опыт показывает, что затягивание конфликта приводит к возникновению трений между США и их союзниками.


Сценарий #4. Война начнется "завтра", то есть в течение 7-10 дней. Ответ Ирана будет ощутимым, но все же недостаточным, чтобы остановить США. Наземная операция не состоится, но угроза применения наземных сил будет висеть все время. К осени все закончится отказом Ирана от ядерных амбиций и возвратом политической ситуации к 2002 году.


С военной точки зрения такая операция бессмысленна, разумнее все-таки подождать подхода "Нимица" и кораблей десанта. Но с точки зрения внутренней политики США это может оказаться разумным. Администрация Джорджа Буша сейчас подвергается критике со всех сторон, и единственным шансом для республиканцев выиграть выборы 2008 года является громкое достижение. Поскольку в экономике таковых не предвидится (вспомним мартовский фондовый кризис, когда индекс Dow Jones падал почти на 2% в день), то победа может придти из области внешней политики. Маленькая победоносная война сейчас была бы очень кстати. Но чем меньше времени до выборов в США, тем меньше у Джорджа Буша времени, чтобы достичь победы. В случае же затягивания конфликта он передаст следующей администрации страну, ведущую три войны одновременно. Разбираться с этим придется уже, скорее всего, демократам. А Джордж Буш напишет мемуары о том, как он спасал Америку от мирового терроризма, и со временем может стать героем нации.


К немедленной войне США активно подталкивает и Израиль. 4 апреля стало известно, что правительства Турции, Сирии и Саудовской Аравии дали разрешения на пролет израильских военных самолетов над их территорией. Такое разрешение обычно действует две недели. Возможно, Израиль начнет конфликт, а там и "Нимиц" с десантом подтянется.


Остров сокровищ


В краткосрочной перспективе Россия, конечно, может стать бенефициаром войны в Иране, подобно тому, как она выиграла от американо-иракского конфликта: цены на нефть, очевидно, снова взлетят.


Однако в долгосрочном плане Россия от этого конфликта проигрывает. Масштабная война означает волатильность и нестабильность на мировых фондовых рынках. Во время конфликта портфельные инвесторы, как правило, стремятся вывести средства с развивающихся рынков, и российский не будет исключением. Кроме того, рост военных расходов США означает инфляцию и дальнейшее ослабление доллара. И соответствующее укрепление рубля. Все усилия российских денежных властей по предотвращению излишнего укрепления национальной валюты могут оказаться напрасными под воздействием мощного внешнего фактора. Следует помнить, что курс доллара ниже 20 рублей в текущих ценах был бы катастрофой для российского машиностроения, да и не только для этой отрасли. А такое падение доллара по отношению к рублю может случиться, особенно если иранский конфликт примет затяжной характер.


Война в Иране может самым серьезным образом дестабилизировать и мировой рынок газа. В отличие от нефтяного рынка он является небиржевым. Очевидно, что в случае войны контракты на поставки иранского газа будут сорваны. Спрос и мировые цены на газ резко взлетят. Это может привести к росту внутренних российских цен на газ или, если тарифы будут жесткими, к дефициту газа. Для отечественной экономики оба варианта представляются негативными.


Кроме того, конфликт в Иране будет означать рост военных расходов России на укрепление южных границ, а также наращивание сил ВМФ на Каспии. Беженцы и фанатики-исламисты в неспокойном Южном округе совсем не нужны. Для защиты придется дополнительно наращивать расходы на силовые структуры, что в бюджете на 2008-2010 годы не предусмотрено.


И эта нестабильность может длиться годами, даже если США достигнут своих целей. Не говоря уже о том, что даже формальная победа США будет означать свертывание всех программ экономического сотрудничества России и Ирана,подобно тому, как это уже произошло в Ираке. Так что, по всей видимости, долгосрочные минусы от этой войны для России перевешивают краткосрочные плюсы.


СЕРГЕЙ СТРОКАНЬ, ПАВЕЛ ЧУВИЛЯЕВ


ЭКСПЕРТНАЯ ОЦЕНКА
Как США с Ираном воевать будут?

Юлия Цепляева, начальник аналитического отдела ING-банка:


— Вероятнее всего, что войны все же не будет, то есть реализуется сценарий #1. Конечно, сторонники любого из предложенных сценариев могут найти аргументы в его пользу. Однако наблюдается некоторый географический сдвиг мнений. Западные эксперты говорят, что военное решение конфликта выглядит предпочтительнее остальных. Эксперты в России склоняются к мысли, что завязший в других конфликтах Запад не сможет и не захочет наносить новый удар. Ведь ни в Ираке, ни в Афганистане конца войны не видно.


Мне хочется верить, что удара не будет. Хотя к нему надо готовиться. России надо быть готовой к тому, что из-за роста мировой конъюнктуры на рынках вновь появится избыток ликвидности, и денежным властям надо будет оперативно его стерилизовать. Вообще, российский рынок от войны явно выигрывает. При реализации любого сценария он остается привлекательным для инвестиций. Даже в случае затяжной войны Россия способна стать для инвесторов "тихой гаванью" с хорошими макроэкономическими показателями. Тем более что мировые фондовые рынки в случае войны тоже существенно не упадут, хотя их волатильность существенно повысится.


Но даже если война не начнется, из-за неминуемого роста уровня военных расходов практически во всем мире ведущие мировые валюты — и прежде всего американский доллар — будут ослабляться. Рубль же, наоборот, будет укрепляться, хотя для российской экономики это скорее негатив.


Евгений Надоршин, экономист ИБ "Траст":


— Если ранжировать предложенные сценарии, то, по моему мнению, 95% вероятности того, что войны не будет (сценарий #1), 4,5% за то, что США ударят немедленно (сценарий #4) и 0,5% вероятности на все остальное. США — с большой вероятностью — не решатся воевать в Иране потому, что эта война создаст им такие же проблемы, что и Ирак плюс Афганистан. Наличие разветвленной сети горных укреплений и фанатичных исламистов-сторонников существующей власти, как это было и в Афганистане, дополняется хорошо вооруженной и обученной тактике террористической партизанской войны армией, как в Ираке. Даже если предположить, что американцам удастся блицкриг, единственное, что они смогут с трудом удержать,— столица и крупные города, то есть отдельные точки. Но современная война — это война не маршрутов, а территорий, площадей. Поэтому прямой удар представляется для США чрезмерно рискованным, если не самоубийственным.


Для России война невыгодна со всех точек зрения. Пожалуй, только фондовый рынок сможет немного выиграть от роста цен на энергоносители. Но он же и проиграет, когда опасающиеся нестабильности инвесторы начнут выводить средства с развивающихся рынков. Война станет серьезной политической оплеухой для России, которая старалась ее предотвратить. Если наше мнение не будет учитываться, многие союзники охладеют к нам. А это означает проигрыш во внешнеэкономической сфере. Не говоря уже о том, что война придет на границу России, причем в таком месте, где географически рядом проходят магистральные трубопроводы. Самое негативное, что может быть в экономике, — нестабильность. Война способствует ее росту.


Питер Вестин, главный экономист МДМ-Банка:


— Реализуется сценарий #2. США проведет серию быстрых ударов по Ирану (Пентагон уже обозначил 450 стратегических целей). Отчасти США вынуждены будут это сделать, чтобы снять давление с Израиля, который в противном случае может нанести удар сам. Нападение на Иран вызовет повышение цен на нефть до $100 за баррель, после чего они могут немного снизиться и стабилизоваться на уровне $80 за баррель. С расширением конфликта цена на нефть будет только расти.


Инфляционное давление опять вернется на повестку дня в США из-за более высокой цены на нефть, а также из-за введения импортных пошлин на некоторые товары, импортируемые из Китая. Это охладит решимость ФРС снизить процентную ставку ближе к четвертому кварталу 2007 года, что будет негативно воспринято рынком. Доллар еще больше упадет в стоимости.


Россия в экономическом плане пострадает незначительно, хотя укрепление рубля по-прежнему будет проблемой. Российско-американские торговые отношения находятся на крайне низком уровне, основным торговым партнером России является ЕС, быстрыми темпами растет торговля со странами Азии, особенно с Китаем. Россия выиграет от более высоких цен на сырьевые товары. Фондовые рынки по всему миру будут переживать спад, средства с развивающихся рынков будут выводиться. Однако первоначальное падение российских ценных бумаг можно будет рассматривать как отличную возможность для их приобретения.


Екатерина Дегтярева, аналитик Абсолют-банка:


— В последнее время позиция США все больше напоминает позицию шерифа на Диком Западе. И как ситуация будет развиваться, представить сложно. По моему мнению, наиболее вероятным будет сценарий #2, который не предполагает ведения наземной операции. Возможен также вариант #1 с продолжением жесткого давления на Иран и с нагнетанием обстановки путем демонстрации силы.


На ситуацию в мировой экономике обострение ситуации на Ближнем Востоке повлияет двояким образом. На страны-экспортеры нефти обрушится поток дополнительной прибыли, вызванный ростом цен на нефть. На инвестиционном рынке ожидается повышенная волатильность и общая нервозность. Шансы на начало открытых боевых действий мы рассматриваем как не очень высокие, но любое обострение ситуации может изменить расклад сил. Предсказать, как сложится ситуация на мировых рынках, сегодня пока еще сложно. Но в условиях общей нервозности интерес инвесторов к рискам снизится, что повлечет за собой отток капитала с развивающихся рынков.


Константин Комиссаров, аналитик ИГ "Регион":


— Хочется верить, что это все же будет сценарий #3. Что война начнется — это факт. Не для того американцы начинали двигать авианосцы, чтобы просто так попугать и уйти. На кону запасы энергоресурсов, и очень значительные — 137 млрд баррелей нефти (вдвое больше, чем у России) и 27 трлн кубометров газа (вдвое меньше, чем у России). В случае успеха операции США возьмут под контроль чуть больше 20% мировых запасов нефти (включая Ирак) и 15% мировых запасов газа. Для сравнения: самая крупная нефтяная держава мира — Саудовская Аравия — контролирует 22% мировых запасов, а Россия как крупнейшая газовая держава — 27% мировых запасов газа.


С началом войны фондовые рынки, скорее всего, пойдут вниз. В момент кризисов капиталы уходят в "защитные" активы: госбумаги, золото, швейцарский франк. Заметим, что экономика США замедляется, но инфляция не падает. Недавно возможность стагфляции признал и глава ФРС США Бен Бернанке, когда говорил о том, что ФРС пытается усидеть на двух стульях. В такой ситуации стабилизация возможна только в долгосрочной перспективе. Процесс роста цен на энергоносители длится уже несколько лет, пока развитые экономики за счет накопленной энергоемкости выдерживают нагрузку. Но если нефтяные цены достигнут $100 за баррель, запаса прочности может и не хватить. И текущая ситуация в США тому подтверждение.


Для России возможная война только в плюс. Основные последствия: огромный профицит государственного бюджета и платежного баланса. Однако укрепление рубля частично нивелирует позитивный эффект.


Комментарии
Профиль пользователя