Коротко

Новости

Подробно

Капитально перебрали

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 64

Несколько дней назад весь мир, в том числе и Россию, накрыла вторая за две недели волна мирового биржевого кризиса. Ничего удивительного, считает обозреватель "Власти" Сергей Минаев. Инвесторы во всем мире просто в очередной раз поняли, что заигрались с акциями.

В своей "Истории англоговорящих народов" Уинстон Черчилль изумлялся доверчивости британцев и их стремлению к быстрой прибыли, проявленному в 20-х годах XVIII века: "В каждой лондонской кофейне мужчины и женщины увлеченно инвестировали свои сбережения в любое предприятие, готовое взять их деньги. Одно предприятие предлагало вложить деньги в создание пулемета, стреляющего круглыми и квадратными пулями: круглые предназначались для христиан, квадратные — для турок. Другое предлагало инвестировать капитал в создание вечного двигателя. Самое смелое предложение звучало так: "Компания для осуществления коммерческой операции небывалой прибыльности. Никто не знает, в чем заключается эта операция". Предложение имело огромный успех, лондонский офис компании несколько дней осаждали толпы восторженных инвесторов. Собрав ?2 тыс. наличными, продавец акций скрылся".


Роберт Уолпол, занимавший пост министра финансов Британии во времена, описанные Черчиллем, как-то заявил в парламенте: "Речь идет о порочной практике игры на курсе акций, которая отвлекает национальный гений от торговли и промышленности, она способна довести доверчивых людей до разорения ложной надеждой на прибыль..." После таких слов оратор вложил деньги в акции Компании южных морей, которой было предоставлено право вести британскую колониальную торговлю,— курс акций этой компании вырос в десять раз за несколько месяцев, и Уолпол получил очень хорошую прибыль.


"Порочная практика игры на курсе" со времен Уолпола невероятно расцвела. Тем более что появилась возможность вкладывать деньги в акции не самостоятельно, а через инвестиционные компании. В 1928 году в США ежедневно появлялась одна такая компания. Например, компания под названием United Founders Corporation, имевшая начальный капитал $500, располагала акциями на $686 млн. Официально объявленной целью таких компаний было "дать возможность маленькому человеку иметь свою долю в общем процветании".


Биржевой крах 1929 года мало что изменил. К 1990-м годам половина работающих американцев располагали значительными пакетами акций и рост курсовой стоимости рассматривали как свою вторую зарплату. Именно поэтому бывший глава американской ФРС Алан Гринспен не приветствовал фондовый бум конца 1990-х годов, полагая, что из-за роста курса американцы слишком богатеют, тратят слишком много денег и это способно значительно ускорить инфляцию. Но Гринспен ничего не мог поделать. В США именно рост курса акций компании является главным показателем успешной работы ее управляющих. Как впоследствии выяснилось, стремясь к достижению наилучших производственных результатов, управляющие прибегали к массовым припискам прибыльности своих компаний. Иными словами, инвесторы и компании играли в одну игру — повышение стоимости акций. Игра некоторое время была взаимовыгодной, однако в дальнейшем пути игроков разошлись. После бухгалтерских скандалов и падения американского фондового рынка (14 января 2000 года индекс Dow Jones составил 11 722 пункта, а к октябрю 2002 года он уже упал до 7286) инвесторы с потерями все-таки продали свои акции. А управляющие компаний подверглись судебному преследованию и настоящей травле со стороны общественности. То же самое случилось и после биржевого краха 1929 года. Тогдашняя охота на виновников подешевения акций была сравнима только с послевоенной охотой на ведьм.


И вот сейчас все повторилось. Инвесторы, уже забывшие о бухгалтерских скандалах в Америке, восточноазиатском финансовом кризисе 1997 года и российском финансовом кризисе 1998 года, принялись покупать акции на всех мировых биржах. 20 февраля индекс Dow Jones показал очередной рекорд — 12 785 пунктов. Таким образом, он оказался более чем на 1000 пунктов выше того уровня, за которым последовали бухгалтерские скандалы и биржевой крах начала 2000-х годов. Почти одновременно на встрече министров финансов G7 в Эссене было указано, что ситуацию на мировых фондовых рынках определяют 11 тыс. крупных спекулятивных фондов, которые контролируют $1,5 трлн и вкладывают деньги, не считаясь с интересами стабильности экономик и валют стран, где они покупают акции. G7 обещала поставить деятельность этих фондов под контроль. Фонды дали понять, что ни на какой контроль не согласятся, скорее перестанут покупать акции.


В начале марта акции во всем мире рухнули — предлогом послужило подешевение на 9% акций на Шанхайской бирже из-за опасности подорожания кредита в Китае. На прошлой неделе, в среду, акции во всем мире рухнули снова — на этот раз после известия, что в США среди ипотечных кредитов, выданных заемщикам с плохой кредитной историей, много невозвратных. В итоге к среде по сравнению с 20 февраля индекс упал на 710 пунктов (то есть на 5%). Инвесторы явно решили, что рост индекса Dow Jones с октября 2002 по февраль 2007 года на 5000 пунктов не может объясняться реальным повышением прибыльности компаний. Надо заканчивать игру и спасать свои деньги. Российские власти, которые гордились рекордами российского фондового рынка, а также российские инвесторы, которые на этом рынке играли, почувствовали себя как лондонцы XVIII века, узнавшие, что продавец акций скрылся с £2 тыс.


Комментарии
Профиль пользователя