Коротко

Новости

Подробно

Беспартийная борьба

Дагестан выберет между президентом и мэром

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 3

Самые сложные выборы 11 марта предстоит провести в Дагестане, где борьба фактически ведется не между партиями, а между сторонниками президента Муху Алиева и мэра Махачкалы Саида Амирова. С подробностями — ОЛЬГА Ъ-АЛЛЕНОВА.


На улицах Махачкалы практически нет предвыборной агитации — всего на двух перекрестках висят спаренные баннеры партий "Патриоты России" и "Единая Россия". Когда эти баннеры развешивали вместе, то хотели, наверное, сказать, что в общероссийском масштабе партии эти — стратегические партнеры. Но в Дагестане все вышло иначе. Партии разделились на два лагеря, и "Единая Россия" оказалась в лагере президента Дагестана Муху Алиева, а "Патриоты" — мэра Махачкалы Саида Амирова. Между двумя этими чиновниками, помимо того что один из них аварец, а другой — даргинец, существует, как утверждают дагестанские эксперты, политическая конфронтация. Депутат народного собрания Дагестана Сулайман Уладиев рассказывает, что ее истоки кроются в обещании прежнего главы Дагестана Магомедали Магомедова передать президентское кресло своему ближайшему соратнику мэру Амирову. Договоренность пришлось нарушить из-за давления Кремля: после 20 лет правления в Дагестане даргинского клана еще один даргинец у власти вызвал бы возмущение многочисленного аварского народа, поэтому главой республики назначили спикера парламента аварца Муху Алиева. Депутат Уладиев говорит, что особенность дагестанской предвыборной кампании в том, что никто в республике толком не понимает, чем одна партия отличается от другой.

— Среднестатистический дагестанец в горах вообще не знает, что такое "Единая Россия" или "Патриоты",— говорит депутат.— Он думает, как бы выжить и кто бы ему 500 рублей за голос дал.

Особенности дагестанских выборов наглядно показали и проведенные соцопросы. "Из нашего опроса выходило, что только 4% избирателей будут голосовать по принципу партийной принадлежности кандидатов,— говорит директор ООО 'Медиафакт' Гаджимурат Раджабов.— Более 50% избирателей ориентируются на личные качества кандидатов: в районах ведь все друг друга знают. И около 40% будут голосовать, исходя из того, к какому лагерю примыкает та или иная партия".

В еще действующем народном собрании Дагестана — 121 депутат, в новом же их будет 72. Учитывая, что каждый влиятельный человек в этой республике хочет иметь своих представителей в парламенте, а депутатских мест стало меньше, борьба за эти места ужесточилась. Дошло до того, что кандидаты стали перебегать из партии в партию, чтобы занять более выгодное место в списках. Так, за один день "Единая Россия" могла потерять до 20-30 кандидатов, а СПС — на столько же человек пополнить свои ряды. Говорят, что в СПС перешли единороссы, поддерживающие мэра Амирова,— чтобы в парламенте пополнить число его сторонников. Однако авторитетные аварцы, поддерживающие президента, сделали так, что СПС на выборы не попал.

— В Хасавюрте группа от СПС написала самоотвод,— говорит депутат Уладиев.— По закону если региональная группа берет его, то и вся партия не допускается до регистрации. Этой лазейкой в федеральном законодательстве просто нельзя было не воспользоваться.

— Администрацией Хасавюрта руководит авторитетный борец Сайгидпаша Умаханов, значит, это его рук дело? — интересуюсь я у депутата.

— Его и тех, кого вы, журналисты, называете "Северным альянсом". Они помогли таким образом президенту, чтобы он не проиграл эти выборы.

Заслугой аварских лидеров, о которых говорил депутат Уладиев, помимо действий против СПС стала информационная кампания, развернутая в республиканской газете "Черновик". В ней публиковали материалы о давлении "амировцев" на избирателей. В свою очередь, подшефные мэрии издания разоблачали "алиевцев". Так в Дагестане впервые началась информационная война. Причем журналисты, которые в ней участвовали, предварительно вывезли из республики свои семьи. Покушение на лидера "Патриотов России" Эдуарда Хидирова показало, что сделали они это вовремя.

Один из учредителей "Черновика" Хаджимурат Камалов считает, что партия "Патриоты России" была последней надеждой мэра Амирова.

— Так вышло, что "Патриоты" оказались не в чести у президента,— говорит он.— А у нас расклад такой, что сама по себе партия не может идти в парламент, она должна входить в какую-то группировку. Вот Амиров и сделал на них ставку после того, как провалилась его затея с СПС. В "Патриотах" самые дееспособные люди — это люди Амирова, и они пройдут в парламент, впрочем, большинства у них не будет (получив большинство в парламенте, мэр Амиров мог стать его председателем. Сейчас спикером является даргинец, сын Магомедали Магомедова Магомедсалам--Ъ). В этой схватке победу одержал Муху Алиев. Этого никто не ожидал — его считали чересчур интеллигентным для нашей борцовской республики.

Президенту Алиеву удалось даже выпутаться из сложной ситуации, сложившейся в последние дни в Кизлярском районе. На одном из совещаний он объявил, что руководителем района должен быть избран русский. Тут же сотрудники МВД начали проверять местных предпринимателей, поддержавших аварского кандидата на этот пост, олимпийского чемпиона по борьбе Сагида Муртазалиева. Сторонники последнего обвинили господина Алиева в давлении — дело дошло до вмешательства федеральных властей. В итоге основной русский кандидат на этот пост, Николай Еремеев, возглавлявший район с 1997 года, снялся с выборов. Это опять же оказалось на руку сторонникам президента — в последнее время говорили, что господин Еремеев связался с командой Саида Амирова.

Незадолго до выборов в мэрии Махачкалы "Единая Россия" провела встречу с избирателями. Напоминало это партийные собрания советских времен. Директора предприятий выступали перед залом и, обращаясь почему-то к мэру Саиду Амирову, сидевшему в президиуме, говорили, что обещают провести свет в парках, пустить троллейбусы по новым маршрутам, отремонтировать старые здания — и все это до выборов. Один нерасторопный руководитель сказал было, что сможет электрифицировать парк имени Шамиля только через месяц, на что мэр Амиров сказал: "Свет должен быть к выборам!" В самый разгар совещания в зале погас свет — мэра, на которого в разное время было совершено 15 покушений, мгновенно окружили телохранители, а распорядители стали оправдываться перед залом, объясняя, что свет погас во всем районе. Однако из окна было видно, что в соседнем административном здании свет горел, так что распорядители вынуждены были признать, что "это тоже метод предвыборной борьбы". Сам мэр Амиров, комментируя слухи о противостоянии с президентом, сказал мне, что его давно "хотят поссорить с Муху Гимбатовичем", намекая, по всей видимости, на все тех же аварских националистов. И пообещал, что никому не удастся посеять межнациональную вражду в Дагестане.

А в республиканском избиркоме в это время сверяли последние списки и созванивались с участковыми избиркомами. В Дагестане много сел, где до сих пор нет телефонной связи, поэтому с местными избиркомами в день выборов можно будет общаться только по рации.

— В Дагестане более 1 млн 375 тыс. избирателей,— рассказывает зампред избиркома Мустапа Курбанмагомедов.— Из них около 218 тыс.— в Махачкале. Всегда больше всего вопросов вызывает именно Махачкала, поэтому, чтобы избежать возможных подтасовок, мы решили в столице использовать комплексы обработки избирательных бюллетеней. А чтобы махачкалинцам не было обидно, такие комплексы используем еще в Хасавюрте и Дербенте.

— Как бы вы охарактеризовали предвыборную борьбу? — спросила я чиновника.

— Нормальная борьба,— ответил он.— С дагестанскими особенностями.


Комментарии
Профиль пользователя