Коротко


Подробно

Дому Мельникова роют яму

памятник скандал

Всемирно известный памятник архитектуры, дом Константина Мельникова в Москве, вновь под угрозой. Рядом с ним строят торговый комплекс. Комментирует ГРИГОРИЙ Ъ-РЕВЗИН.


На Арбате снесен дом #39, соседний дом #41 доживает последние дни, в нем остался один арендатор, магазин "Сувениры", и вопрос его выселения — дело нескольких дней. Оба дома — памятники архитектуры ХIX века, оба сносятся незаконно, но об этом даже говорить неловко. Оба дома выходят на Арбат, а во дворе стоит знаменитый дом великого русского архитектора Константина Мельникова (1890-1974), выходящий в Кривоарбатский переулок.

Этот невероятный, составленный из двух цилиндров футуристический дом (1927-1929) уничтожают так часто, что уже неудобно повторять — это один из самых известных в Москве памятников архитектуры, шедевр авангарда, который входит в любую монографию по истории архитектуры ХХ века. Последний раз мы писали о доме год назад, когда половину дома купил сенатор Сергей Гордеев, до того, когда рядом с ним вырыли семиметровый котлован и дом пополз в яму, до того, когда слева от памятника стали строить жилой дом (так была похоронена идея музея Мельникова рядом с домом) и в памятнике пошли трещины.

Покупку дома сенатором автор настоящего текста тоже расценил как очередной этап его уничтожения. Как выяснилось, ошибся, сенатор оказался поклонником авангардной архитектуры вообще и дома Мельникова в частности и в данном случае выступил в редком в России качестве архитектурного коллекционера. Но опыт показывает, что даже наличие сенатора РФ в качестве собственника ничего не гарантирует.

Я просто перечислю условия нового строительства. Участок на Арбате куплен фирмой "Траст-ойл". Это не пустышка, а вполне реальная, уважаемая фирма, специализирующаяся в области торгового девелопмента. На месте домов 39 и 41 по улице Старый Арбат она планирует построить торговый комплекс с четырьмя подземными уровнями (отметка фундамента — минус 15 метров, площадь торгового этажа порядка 1800 кв. м). В верхней части здания располагается жилье порядка шести этажей, в высоту соседнего со строящимся домом архитектора Леонида Полякова, самого высокого в этой части Арбата.

Улица Арбат, как всем известно, пешеходная, а торговый комплекс требует загрузки. При такой площади торгового помещения — это порядка 15 грузовых машин в день. Все они пойдут через Кривоарбатский переулок, на котором стоит дом Мельникова. И проехать к комплексу они смогут только через арку соседнего с мельниковским дома, то есть в пяти метрах от него. Дом Мельникова имеет деревянную конструкцию и даже сейчас, когда мимо него проезжает грузовая машина, его трясет (сегодня движение грузовиков в этой части города возможно только по спецразрешению).

Прошлый раз дом поехал, когда рядом с ним вырыли семиметровый котлован,— теперь роют пятнадцатиметровую яму. Исследование грунтов, проведенное в этом году по инициативе Сергея Гордеева, показывает, что на данной территории имеются карстовые провалы, то есть шанс, что все поплывет, очень велик.

Остается, вероятно, добавить, что новый комплекс строится по постановлению правительства Москвы 2002 года, срок действия которого истек в декабре 2006 года, именно в этот момент был быстро снесен дом #39 по Арбату. Дом #37 по Арбату — усадьба XIX века, памятник архитектуры, в охранную зону которой попадает новая стройка. Попадает она, естественно, и в охранную зону дома Мельникова. То есть по охранному законодательству здесь также невозможно никакое строительство. Меж тем на Арбате начато строительство нового торгового комплекса на территории, где это запрещено законодательством по охране памятников, на грунтах, которые не выдерживают нагрузки, в условиях, когда комплекс нельзя будет обслуживать транспортом, и все это делается по просроченному постановлению правительства Москвы. Интересно, как это может происходить?

Наверное, ни в одной московской инстанции не осталось чиновника, который не знает, что такое дом Мельникова. Не в смысле того, что это памятник, а в смысле того, что это место скандальное и лучше туда не соваться. Но у нас рисковый народ — стратегия строится не на том, как бы не попасть в опасное место, а на том, как бы завести в опасное место кого-нибудь другого, чтобы самому не подставиться. Дома #39 и #41 московское правительство передало Театру имени Вахтангова для строительства малой сцены. Это у нас обычная практика. Сначала мэр дарит театру место под застройку, потом этот дар конкретизируется в том смысле, чтобы использовать культурную институцию в качестве тарана в каком-нибудь проблемном месте. Чтобы она там поборолась, чтобы вышло так, что либо погибнет памятник архитектуры, либо театр останется без сцены. Когда культурная общественность оторопеет перед этой дилеммой, можно подключать девелопера, чтобы тот уже строил в нагрузку к сцене то, что можно продать.

Театр имени Вахтангова, однако, оказался хитрым и играть по этой схеме не стал: он быстро в том же 2002 году обменял свой участок на другой (дома 26-28 по Арбату), и хозяином участка стала фирма "Траст-ойл". Для них все выглядело логично. Есть Арбат, где первые этажи — сплошь торговля, их прямой профиль. Есть распоряжение правительства Москвы о запрещении расположения жилья в первых этажах. Так что по всему получается торговый комплекс с жильем на Арбате — первоклассный объект недвижимости.

Дальше оказывается, что комплекс нельзя ни построить, ни эксплуатировать. С одной стороны территория, на которой нельзя строить ни по геологическим, ни по охранным соображениям, торговый комплекс, к которому нельзя подъехать, плюс сосед — сенатор РФ и поклонник архитектурного авангарда. С другой — люди, которые вложили деньги и в покупку земли, и в обеспечение всего этого процесса, плюс еще, вероятно, вторичные собственники, которые купили воздух над местом, на котором нельзя строить. Так продолжается четыре года, пока не истекает срок действия постановления правительства Москвы. А потом — что же делать — начинают стройку, потому что строительство — это такой процесс, в котором в принципе можно потерять многие противоречия.

Скучно обвинять власть в коррумпированности. Тут дело даже не в коррупции, тут интереснее. Власть предстает не каким-то там суперкоррупционером, а группой неуклюже конкурирующих между собой центров. Нельзя строить по охранным соображениям? Отлично, в игру вступает Москомнаследие. Удалось решить проблему? Отлично, сейчас скажут свое слово геологи. Геологи разрешили? Отлично, просто превосходно, теперь у нас вступает в игру департамент торговли, полное нарушение правил которой налицо. Просрочено постановление правительства Москвы? Так это же чудо как хорошо — сейчас начнем работать над выпуском нового.

И в этом процессе виноватого не найдешь. Это прекрасная среда для несколько специфического бизнеса. Но, к сожалению, сохранить памятник архитектуры в этой среде невозможно. Никто не сговаривается уничтожать дом Мельникова, но все намерены заработать. А то, что ценой заработка оказалось уничтожение памятника, ну что же, это приемлемые потери.


Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение