Коротко

Новости

Подробно

Съезд убедителей

"Единая Россия" доказывает свою незаменимость

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

С субботу в Екатеринбурге прошел 7-й съезд партии "Единая Россия". Единороссы укрепили свои ряды спортсменами и актерами, выбрали себе главного оппонента и, как считает специальный корреспондент Ъ АНДРЕЙ Ъ-КОЛЕСНИКОВ, получили своего кандидата в преемники президента РФ.


Основные участники съездовской интриги съехались в Екатеринбург в пятницу. Вместе с лидером партии Борисом Грызловым, мэром Москвы Юрием Лужковым, министром по делам ГО и ЧС Сергеем Шойгу прилетели гендиректор "Рособоронэкспорта" Сергей Чемезов и президент ОАО РЖД Владимир Якунин. Два последних должны были по всем признакам стать первыми.

Лидеры партии, которые приехали в Екатеринбург раньше, предупреждали, что с этими людьми будут связаны приятные партийные сюрпризы. Вице-спикер Госдумы Владимир Пехтин рассказал, что Владимир Якунин "будет включен в руководящий орган партии". Другой партийный лидер не удержался и еще в пятницу сообщил, что оба не только будут приняты в партию и кооптированы в высший совет "Единой России", но станут и членами бюро высшего совета.

— Вот сейчас они из самолета выйдут, и слушайте, что они скажут! — сказал журналистам один из встречавших. — Внимательно слушайте!

Таким многообещающим голосом по первому каналу на моей памяти анонсировался только телесериал "Тихий Дон".

Впрочем, никто из спустившихся по трапу, как ни странно, не сказал ничего адекватного анонсу. Топ-делегаты съезда быстро разъехались по предприятиям. Борису Грызлову в Верхней Пышме показали творение уральских конструкторов — электровоз нового типа, получивший ко многому, если не ко всему обязывающее имя "Единая Россия". Юрию Лужкову, занимающему в партии строчку ниже, показали новый трамвай. При Сергее Шойгу топили новую металлургическую печь. И только Минтимер Шаймиев приехал в Екатеринбург со своим самоваром. В торжественной обстановке он вручил губернатору Свердловской области Эдуарду Росселю медаль в честь тысячелетия Казани.

Вечером накануне съезда лирическое настроение лидеров партии изменилось. Они уже не настаивали, что Владимир Якунин на следующее утро станет одним из них. Секретарь президиума генсовета Вячеслав Володин держался из последних сил и как заклинание повторял, что у партии "Единая Россия" и Владимира Якунина будет совместный проект, но отказывался пояснить, какой именно, что, разумеется, позволило сделать окружающим, а окружали его в этот момент, как назло, десятки журналистов, долгожданный вывод о том, что это проект "преемник".

Впрочем, точно такой же вывод журналисты просто обязаны были сделать из информации о приезде в Екатеринбург главы администрации президента России Сергея Собянина. Для этого им предоставили все условия. Источники — что в партии, что в администрации президента — были на выбор.

Между тем рано утром в субботу стало известно, что Владимир Якунин вообще не приедет на съезд. Это было очень странно. Ведь он был приглашен. Он был гостем съезда. Он приехал не для того, чтобы вместе с Борисом Грызловым дать электровозу имя "Единая Россия". Вернее, не только для этого. И вот он, получалось, проигнорировал приглашение.

У центрального входа возле лестницы на второй этаж высокопоставленных участников работы съезда встречал глава центрального исполкома "Единой России" Андрей Воробьев. Я сначала спросил его, почему по другую сторону дверей, на улице, подъезжающих делегатов приветствуют только активисты "Молодой гвардии". Известно же было, что здесь хотели постоять активисты и других организаций: "Яблока", Российской партии жизни, Союза общежитий. Но им было отказано в разрешении — в связи с тем, что возле одного здания может собираться только одна организация.

— Почему тут только "Молодая гвардия"? — с удовольствием переспросил Андрей Воробьев.— А потому, что нам конкуренты не нужны.

— Именно вам и нужны конкуренты,— заметил я.— Чтобы вы с ума не сошли.

— Ну да,— подумав, согласился Андрей Воробьев.

Он, очевидно, решил, что до сих пор недооценивал эту опасность. Но тут же он решил ответить в духе предстоящих съездовских баталий — так, чтобы мало не показалось.

— Так же, между прочим, как и вам! — с вызовом заявил он.

Глупо было с ним спорить.

Андрей Воробьев в ответ на мои расспросы несколько раз повторил, что да, Владимир Якунин и в самом деле выделен партией в отдельный проект и что даже не в один, а, кажется, уже сразу в три проекта, и все производственные, и что именно по этой причине на съезде его не будет, потому что на съезде производственные вопросы обсуждаться не будут.

Тем временем мимо, бегло поздоровавшись с Андреем Воробьевым, прошли остальные лидеры партии. Я еще надеялся увидеть среди них господина Якунина и узнать у него, почему он отказывается от чести получить членский билет "Единой России" из рук лидера партии. Но не было его, не было.

Следом за лидерами к гардеробу подошел актер Алексей Гуськов и начал многозначительно раздеваться. Вот Алексей Гуськов в этот день согласился стать членом партии. Да, и раньше мне этот актер, честно говоря, не очень нравился.

Между тем стало известно, что к киноконцертному залу "Космос" подтягиваются все-таки митингующие. Их остановили метрах в пятистах от здания на пригорке, недалеко от храма, построенного на месте дома Ипатьевых.

Я подошел к этим людям. Здесь, по щиколотку в снегу, мужественно мерзли члены общественной организации "Союз общежитий". Я думал, что они в соответствии со статусом мероприятия в киноконцертном зале подойдут сюда с лозунгами "Мир народам!" "Земля крестьянам!". Но они держали в руках плакаты "Ордера общежитиям!".

— Вам, что, разрешение на митинг все-таки дали? — обрадованно спросил я у женщины, которая отказалась представиться, но к которой все обращались как к главной тут.

— Разрешения пока нет,— ответила она.— Но его должны привезти. Но зато у нас есть уведомление.

— То есть?

— Уведомление о том, что мы будем проводить митинг. Мы уведомили об этом власти.

Это была новая форма работы с властью. Оппозиция решила бороться с ней ее же бюрократическими методами.

К Союзу общежитий начали подходить люди с другими плакатами: "Карман пустой, ЕДРО — отстой!", "Едроссы — пятилетнее похмелье Руси!", а также с оранжевыми шариками в руках. На каждом шарике была хорошо различимая героическая надпись "Уже пора".

Я спросил, кто же здесь главный. Я уже знал, что люди эти из Российской партии жизни и что часом раньше они повздорили, не поделив место у здания областного ТЮЗа с коллегами из "Яблока". Союз общежитий оказался великодушнее и даже был, по-моему, рад, что он тут теперь не один: дело в том, что рядом молча митинговала уже и третья сила — подразделения свердловского ОМОНа.

Подошедший ко мне лидер оранжевых шариков, депутат областной думы Дмитрий Уткин, впрочем, почему-то сказал, что собравшиеся никакой партии не представляют, а просто по зову сердца гуляли с этими шариками в опасной близости от киноконцертного зала "Космос". Дмитрий Уткин пояснил:

— Все получилось очень удачно! Именно на том месте, где мы сейчас с вами стоим, расстреляли царя. Прямо вот тут, а не там, где храм построили.

Я не шибко разделял радость Дмитрия Уткина по этому поводу и все-таки поспешил вернуться в "Космос". Я успел как раз к началу съезда. Играли гимн, Борис Грызлов и Юрий Лужков на сцене шевелили губами, остальные слушали гимн, сжав зубы.

Сцена была оформлена, как обычно, очень многозначительно. За столом президиума стояли друг на друге красные и синие светящиеся изнутри параллелепипеды разной высоты, а венчали эти хрупкие конструкции белые кубики с жирными черными точками. Такие кубики кидают при игре в кости. Казалось, стоит ткнуть в эту конструкцию пальцем — и весь этот карточный домик рассыплется. Я даже глазам не поверил, когда все это увидел. По моим представлениям, так оформить зал мог только беспощадный враг "Единой России" — из партии, например, "Справедливая Россия".

Первым на съезде выступил Сергей Собянин, зачитавший приветствие президента России и добавивший несколько слов от себя. Голос Сергея Собянина при этом был поразительно похож на голос сатирика Виктора Коклюшкина, так что все происходящее на этом съезде сразу окрасилось для меня в чрезвычайно жизнерадостные цвета.

Потом в партию были приняты новые члены, и среди них не оказалось Владимира Якунина. Борис Грызлов вручал им членские билеты. Двое, до сих пор уверенно стоявшие на коньках, а не на платформе "Единой России",— Антон Сихарулидзе и Светлана Журова — поблагодарили съезд за оказанную им честь.

— Вдвойне волнительно получить членский билет из рук Бориса Грызлова,— сказал Антон Сихарулидзе, привыкший вообще-то получать не билеты, а медали.— Вы получили в моем лице бойца, который готов отстаивать интересы партии!

"С оружием в руках",— мне кажется, он постеснялся добавить в последний момент.

— Когда играет гимн, на наших глазах, глазах спортсменов,— сказала Светлана Журова,— всегда слезы! Мы не можем спокойно слушать гимн России! И вот когда все будут слушать гимн России со слезами, тогда она никогда не потеряется!

Светлана Журова имела в виду Россию, которую мы потеряли.

Борис Грызлов в своем сорокаминутном докладе отметил, что члены "Единой России" "по своим основным принципам остаются центристами". То есть в некоторых случаях возможны и варианты. После этого он с резкой критикой обрушился на тех, кто берет эти варианты за основу.

— Оценивая современный этап развития партийной системы,— сказал он,— мы видим, что новые структуры хотят занять место на флангах, в частности на левом фланге. Это их право. Но каждому важно помнить, что попытки приватизировать понятие "справедливость", точно так же, как понятие "свобода", бесперспективны.

Борис Грызлов говорил, разумеется, о партии "Справедливая Россия" и о ее лидере, главе Совета федерации Сергее Миронове. Сначала эти высказывания носили ритуально беспощадный характер съездовских баталий. Но потом я стал понимать, что все это, кажется, всерьез:

— Наши новые оппоненты еще не стали партией в полном смысле слова, но уже успели проявить себя как достаточно безответственная сила, любой ценой стремящаяся преодолеть выборный барьер. По сути, это партия бывших, стремящихся вернуть свои позиции под новыми лозунгами! Под одно знамя собираются люди, не имеющие ничего общего, кроме стремления к власти! Несмотря на заявления о поддержке президента, своей безответственностью они прямо подрывают реализацию его курса! Их неразборчивость в кадровой политике может открыть дорогу во власть криминалу. Именно такую неразборчивость они уже проявили на региональных выборах!

Это было уже слишком. Слишком личное.

Сергей Шойгу насчет Сергея Миронова в своем докладе высказался предметнее. Сначала он долго говорил о задачах партии, о законах, которые она приняла:

— Считаю важным и полезным перед принятием таких важных законов, которые касаются всех без исключения граждан, например закона об отмене порога явки на выборы или 122-го закона (о монетизации льгот.—Ъ), учитывать мнения и пожелания однопартийцев. Для этого существует, на мой взгляд, эффективный механизм внутрипартийного референдума, который можно провести достаточно быстро. И, самое главное, учесть мнение коллег!

Сергей Шойгу не пояснил в докладе, что он был против этого закона, но это и так стало ясно. А в самом конце, отвлекшись от текста речи и словно подумав, прежде чем решиться, он заявил следующее:

— Не так давно прозвучала инициатива, которая, безусловно, касается всех нас и страны. Более того, прозвучало обвинение в адрес депутатов Государственной думы, что много-много месяцев в Госдуме лежит законопроект о выборности членов Совета федерации. Исходя из этого, я предлагаю принять на съезде решение: на ближайшем заседании принять этот закон, внесенный председателем Совета федерации, сразу в трех чтениях, и уже на мартовских выборах выбирать сенаторов всенародным голосованием!

Продолжительные аплодисменты.

В перерыве лидеры партии комментировали свои собственные мысли. Всех прежде всего интересовало теперь, конечно, предложение Сергея Шойгу. Он выступал перед журналистами в перерыве, стоя в десятке метров от стенда "Молодой гвардии", на котором была наклеена фотография разъяренного Сергея Миронова и, надо думать, его рука с характерной распальцовкой, а также слова "Слы, фраера?! У вас проблемы будут!". Кроме Сергея Миронова героями стенда стали Борис Березовский и Гарри Каспаров.

Сергей Шойгу пояснил, что в одном из ток-шоу Сергей Миронов обвинил фракцию "Единой России" в Госдуме в том, что она не принимает законопроект о всенародной выборности членов Совета федерации.

— Мы стали разбираться,— пояснил Сергей Шойгу,— и выяснили, что законопроект еще не внесен в Госдуму. Но мы обязательно разберемся. К примеру, уже в марте выборы в Совет федерации в 19 субъектах федерации. Кстати, и в Питере будут выборы.

Выборность пока состоит в том, что законодательное собрание должно выдвинуть кандидатуру члена Совета федерации. Теперь Сергей Шойгу, воспользовавшись словами Сергея Миронова, настаивал на том, чтобы это были полноценные выборы. Да, господин Миронов, похоже, совершил ошибку, произнеся эти слова. Члены "Единой России" решили, начав войну против него и его партии, которая на нем и держится, наказать его, справедливо рассчитывая, что Сергей Миронов от своих публичных слов не откажется. Они теперь, скорее всего, намерены выставить против него на выборах настолько масштабную фигуру, что у Сергея Миронова против нее не будет шансов. Таких фигур немного. Более того, она у "Единой России" одна. По всем признакам это может быть только сам Сергей Шойгу.

— Законопроект такой существует,— подтвердил Борис Грызлов.— Это не миф, это реальный документ, это все возможно принять еще в декабре этого года. Но, коллеги, это не главная новость...

Он ошибался. Это была уже главная новость. Она на какое-то время даже заслонила собой отсутствие на съезде Владимира Якунина.

Я спросил президента Татарии Минтимера Шаймиева, нравится ли ему эта идея.

— Мы должны,— сказал он,— исправить ошибку всех тех лет с момента реформы Совета федерации! Надо выбирать по-настоящему! Но не наперекор Конституции! Например, в Татарии нужно выбирать из пары кандидатур. Одну-две предложу я... Это будет беспроигрышный вариант...

— И, получается, все,— сказал я.— Кандидатуры закончились.

— Нет, ну еще можно одну от законодательного собрания,— не согласился Минтимер Шаймиев.— Даже, может, одну от общественной организации... Хотя это уже много...

После перерыва делегаты выслушали выступление главы "Рособоронэкспорта" Сергея Чемезова, из которого мне, например, стало понятно, что "Единая Россия" и правда как воздух нужна ему — прежде всего для лоббирования интересов своего ведомства, и это лоббирование обойдется ему, как члену бюро высшего совета, конечно, дешевле, чем любое другое.

В самом конце работы съезда один из лидеров партии — Олег Морозов — самокритично признался, что "Единая Россия" позиционирует себя "как партия исторического успеха, которого она добьется в обозримом будущем". То есть в настоящем ей рассчитывать по большому счету не на что.

После съезда на первый план снова вышла тема Владимира Якунина. Лидеры партии один за другим признавались, что они относятся к Владимиру Якунину с безграничным уважением.

— Он является человеком, который реализует цели, совпадающие с целями "Единой России",— заявил Юрий Лужков.— А почему на съезде не произошло того, что планировалось в связи с ним? Я думаю, это было решено в режиме обсуждения с Владимиром Ивановичем...

Сколько ни бились журналисты, лидеры партии вот так с нами и разговаривали. В конце концов господин Володин рассмеялся, можно сказать, нам в лицо:

— Что, не "течет"?! Ниоткуда информация не "течет", да?! Редкий случай! Все молчат! Партийная дисциплина!

Увы, этот случай так и не стал редким. От участвовавших в работе съезда источников, которые заслуживают доверия, в том числе и лидеров партии, мне стало известно, что решение об "отзыве" Владимира Якунина было принято в сотрудничестве с администрацией президента России. Очевидно, было решено, что двух более или менее значительных фигур, в связи с появлением которых в киноконцертном зале "Космос" журналисты могли бы сделать несокрушимый вывод о том, что у партии власти появился свой преемник, на одном съезде быть не должно.

Кто-то должен был уйти.

Сергей Собянин предпочел остаться.

Андрей Ъ-Колесников



Комментарии
Профиль пользователя