Коротко


Подробно

Подо льдом замерзших рек

Независимость в Абхазии и Южной Осетии — это проблема этнического выживания

кавказская проблема


Вопрос выживания

Ситуация на Южном Кавказе ухудшается. Конфликты в этом регионе отнюдь не заморожены. Заморожены процессы их урегулирования. Картина происходящего скорее напоминает замерзшую реку, подо льдом которой невидимые, но очень сильные и опасные течения. Обычно эти конфликты рассматривают как часть более масштабных геополитических сражений, оставляя вне поля зрения их внутреннюю логику. Но что же происходит под толщей льда "замерзших рек"?


Самой серьезной как для Абхазии, так и для Южной Осетии является демографическая проблема. Именно ощущение, что этносы находятся под угрозой, формирует тот идейный контекст, в котором существуют сепаратистские образования. По данным еще советской переписи-1989, численность населения Абхазии составляла примерно 500 тыс. человек. Сегодня в Абхазии насчитывается, по некоторым оценкам, лишь немногим больше 200 тыс., треть из которых составляют этнические абхазы, еще одну треть — армяне, немногим меньше трети — грузины (живущие главным образом в Гальском районе).

Демографическая ситуация в Южной Осетии еще сложнее. До войны ее население насчитывало приблизительно 100 тыс. человек. Сегодня здесь, наверное, проживают 35-40 тыс. осетин и около 20-22 тыс. грузин. Хотя реальные цифры мало кто знает. Кроме того, отток населения продолжается. По словам Вахтанга Джикаева, советника президента Южной Осетии, "по окончании школы выпускник может выбрать одно из двух: пойти в администрацию либо отправиться в Северную Осетию. Тот, кто хочет работать, должен покинуть республику".

Резкое сокращение населения ограничивает возможности развития непризнанных республик. В долгосрочной перспективе для того, чтобы Абхазия стала туристическим центром или транспортным коридором, по которому Россия осуществляла бы торговлю с югом Кавказа, Ираном и Турцией, требуются люди. Но абхазы уже составляют меньшинство, и любые меры по восстановлению численности населения приведут лишь к сокращению их доли. В долгосрочном плане выбор перед Абхазией и Южной Осетией стоит между ассимиляцией с другими народами Российской Федерации либо созданием децентрализованного государства совместно с Грузией. Полной независимости таким маленьким образованиям в таком регионе не сохранить.

Ключевые идеи сепаратизма


Главное желание Абхазии и Южной Осетии состоит в том, чтобы добиться международного признания своей де-факто независимости. Непризнанные республики, по мнению их руководства, соответствуют критериям государственности, указанным в Конвенции Монтевидео 1933 года.

До сих пор в основе сепаратизма как Абхазии, так и Южной Осетии лежит принцип "этнической исключительности", и свои действия они определяли преимущественно как борьбу с грузинами. Абхазия стала самоуправляющейся только после того, как более чем 200 тыс. грузин покинули регион под угрозой преследований. Отделение Южной Осетии также подразумевает исключение грузинского населения. В результате в обеих непризнанных республиках возникли этнократические режимы. Они представляют один этнос, а не все население этих территорий.

Господство одной этнической группы особенно ощутимо в Абхазии. Даже армяне и русские, живущие там и поддерживающие независимость Абхазии, почти не представлены в административных структурах. Фактически абхазы представляют собой "доминирующее меньшинство". Несмотря на относительно высокий уровень политического плюрализма в Абхазии и присутствие значительных элементов демократии, этнократический характер Республики Абхазия подрывает их аргументы в пользу самоопределения.

Общие интересы — разные цели


Желание абхазов обрести независимость не только настраивает их против Грузии, но и накладывает определенную двусмысленность на абхазо-российские отношения. При этом цели России и Абхазии существенно различаются: если главная цель Абхазии — независимость, то главная цель России — укрепление своего влияния на Южном Кавказе. И в Абхазии, и в Южной Осетии ощущается определенная неуверенность в отношении геополитических мотивов России. Ведь если цель укрепления российского влияния потребует этого, Россия, возможно, будет готова договориться с Грузией за счет Абхазии и Южной Осетии.

Настороженное отношение к России усугубляется опять же опасениями за демографическое будущее абхазов. Нетрудно спрогнозировать, что в составе Российской Федерации несколько десятков тысяч абхазов могут просто раствориться. Проблема родственной Адыгеи, которую хотят объединить с Краснодарским краем, не прошла незамеченной. В Абхазии полагают, что для сохранения абхазов как этнической группы республике "нужна независимость, но не интеграция в Российскую Федерацию". Абхазы любят подчеркивать, что они не хотят становиться частью России, нацелены на "ассоциированные отношения" с Россией, а не на "ассоциированное членство" в ней.

Опасения относительно выживания нации, напротив, подталкивают Южную Осетию к большему слиянию с Россией. Для южных осетин объединение с РФ означало бы объединение с Северной Осетией, что считается единственной гарантией сохранения малочисленных осетин, живущих к югу от Большого Кавказа.

Перспективы признания


Главное желание Абхазии и Южной Осетии состоит в том, чтобы добиться международного признания своей независимости. У обеих республик — два ключевых аргумента в пользу этого. Первый — что они уже государства де-факто, то есть полностью соответствуют основным критериям государственности, указанным в Конвенции Монтевидео 1933 года. И им не хватает только международного признания. Однако создание прогрузинских администраций в Кодорском ущелье и Южной Осетии и "альтернативный референдум" в Южной Осетии подрывают эти тезисы. Получается, что есть по два непризнанных правительства, а также неопределенные территории и население.

Второй аргумент в пользу признания — указание на Косово как на прецедент, который применим и на Южном Кавказе. Однако желание Южной Осетии вступить в Российскую Федерацию подрывает параллели с Косово. Никто не собирается допустить вступления Косово в Албанию. Сепаратизм — это одно, а ирредентизм — другое. К тому же и Россия, наверное, против того, чтобы путь к возможной независимости Абхазии и Южной Осетии лежал через установление международных протекторатов ООН и введение международных сил по поддержанию мира в этих регионах, как это имеет место в Косово. Такой протекторат, возможно, в интересах Абхазии, но не России.

В итоге перспективы региона так же неясны, как и все последнее десятилетие. Лед уже начинает трещать, но весна на Кавказе еще далеко.

Нику Попеску, Центр европейских политических исследований, Брюссель


Развернутый вариант статьи будет опубликован в журнале Pro et contra.


Тэги:

Обсудить: (0)

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение