! Проблема Байконура

Между Москвой и Алма-Атой пролегла байконурская тень

       Вопрос о Байконуре грозит стать яблоком раздора в отношениях Москвы и Алма-Аты. Неурегулированность статуса космодрома дает повод Нурсултану Назарбаеву искать решение проблемы за рамками диалога с Россией. Хотя в ходе недавнего визита Андрея Козырева в Казахстан и было объявлено о подготовке соглашения по Байконуру к намеченной на конец марта встрече Ельцина и Назарбаева, обозреватель Ъ СЕРГЕЙ Ъ-ЦЕХМИСТРЕНКО имеет достаточно оснований сомневаться, что оно будет подписано. Создается впечатление, что Алма-Ата в нем не заинтересована: в среду вечером первый замдиректора Аэрокосмического агентства Казахстана Айсултан Калыбаев заявил, что договор об аренде не может быть заключен в ближайшее время. Учитывая, что на Востоке случайно никто не высказывается, не верится, что это частное мнение чиновника.
       
Зачем России космодром за границей
       Статус Байконура и входящего в его систему Ленинска определяются межправительственным соглашением от 2 октября 1992 года. Тогда Россия в лице Минобороны и Российского космического агентства взяла на себя 94% финансирования этих объектов. В 1993 году было затрачено 47 млрд руб., а в этом году, по оценке замначальника космодрома Виктора Графинина, требуется уже 259 млрд (в соотношении 10:1 между МО и РКА), из которых пока получено 6 млрд. Находящиеся на космодроме войска в соответствии с соглашением входят в военно-космические силы России, руководство которых всегда фактически рассматривало Байконур как военную базу России.
       Важность Байконура для Москвы очевидна: географическое положение космодрома позволяет запускать пилотируемые корабли, межпланетные станции и спутники (а именно спутники связи и шпионы) на геостационарную орбиту. По техническим причинам это неосуществимо с космодромов Плесецк и Капустин Яр в России. Сходны лишь условия на Дальнем Востоке, и в Москве уже обдумывают планы строительства космодрома под Благовещенском. Но их реализация пока сдерживается и финансовыми соображениями, и близостью Китая, реакцию которого на град из отработанных частей ракет-носителей нетрудно предугадать (кстати, поля падений Байконура находятся теперь в четырех странах — России, Узбекистане, Казахстане и Туркменистане).
       В Алма-Ате все это понимали, когда стали говорить о несоответствии соглашения 1992 года интересам Казахстана. 25 декабря 1993 года на встрече Виктора Черномырдина с Сергеем Терещенко казахстанский премьер сам поставил вопрос об аренде. Россия ухватилась за эту идею, назвав оптимальный срок аренды — 30 лет. Но стороны не сошлись в цене. Сумма, запрошенная Алма-Атой, до сих пор содержится в тайне. Это дает почву для самых фантастических предположений — называются цифры вплоть до $40 млрд в год. Однако реально казахские аппетиты скромнее — $3,5 млрд в год плюс $7 млрд за 1992-1993 годы. Но и это пока неприемлемо для Москвы, не желающей к тому же платить за советский Байконур в СКВ.
       Видимо, переговоры об аренде и впрямь зашли в тупик, если даже г-н Калыбаев взял на себя смелость заявлять, что такой договор не будет заключен. Правда, почему-то Алма-Ата аргументирует свою позицию нерешенностью вопроса о статусе российских войск на космодроме, цитируя Назарбаева: военных баз в Казахстане "нет и быть не может". Однако упускается из виду, что в последнее время Россия уже не единожды заявляла о пересмотре своих позиций и уже готова не придавать Байконуру статус базы. Видимо, изменение подходов Казахстана следует рассматривать в свете общей эволюции его внешней политики.
       
Камо грядеши, Нурсултан Абишевич?
       Еще на заре казахской независимости Назарбаев предложил создать на базе Байконура международный консорциум, где для России не просматривалось преимуществ не только перед бывшими республиками СССР, но и перед другими космическими державами во главе с США. Москва отреагировала тогда резко негативно, и идея консорциума, казалось, канула в Лету. И тут выясняется, что новое — это хорошо забытое старое. Напомнили это казахам побывавшие в январе на Байконуре американцы — делегация НАСА во главе с координатором международной политики агентства г-ном Кларком. Гости после переговоров с вице-президентом Казахстана Ериком Асанбаевым и представителями аэрокосмического агентства республики благосклонно отнеслись к предложенной программе сотрудничества. Сразу же были подписаны соглашения о совместном наблюдении за космическим пространством и обломками аппаратов, которые могут представлять опасность для орбитальных объектов. Для осуществления этой программы, а также для подготовки и обмена кадрами решено было создать объединенную группу.
       Недоумение американцев вызывало лишь одно: почему Байконур — собственность Казахстана — практически "безвозмездно используется Россией"? В ответ на что казахи, сославшись на соглашение 1992 года, заверили, что в дальнейшем Казахстан не намерен делить космодром и будет распоряжаться им самостоятельно. Очевидно, аналогичные заверения дал и Нурсултан Назарбаев во время визита в США (кстати, там, согласно сообщению ИТАР-ТАСС, было подписано и некое соглашение о совместном использовании Байконура, хотя его детали не оглашаются).
       Вряд ли Россия со всем этим смирится и откажется от Байконура. Как заявил вчера Ъ зампредседателя комитета Думы по делам СНГ Юрий Воевода, "просто так мы его отдать не можем — это неприемлемо". На начало марта уже намечены слушания о судьбе космодрома. Впрочем, возможен и путь отступления: если вопрос о консорциуме все же встанет в повестку дня, Москва намерена добиваться контрольного пакета акций.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...