Коротко


Подробно

Экспертные злоключения

Музейные работники хотят давать экспертизу по месту работы

музеи скандал

Вчера руководитель Федерального агентства по культуре и кинематографии Михаил Швыдкой получил письмо от Национальной организации экспертов в области искусства (НОЭКСИ), в котором 30 ведущих музейных экспертов России просят его пересмотреть решение о запрете музейной экспертизы для частных лиц. Комментирует ТАТЬЯНА Ъ-МАРКИНА.


Роскультура в октябре завершила переутверждение музейных уставов. Пересмотреть их пришлось в связи с очередной сменой правового статуса музеев. Воспользовавшись этим, из уставов исключили пункт о проведении коммерческой экспертизы.

До сих пор шумных публичных скандалов с экспертными заключениями, выданными на фальшивые картины, было всего два — пресловутый поддельный Шишкин, едва не попавший в 2004 году на аукцион Sotheby`s, и полотна псевдо-Киселева, русского передвижника, из-за которых антиквары Татьяна и Игорь Преображенские угодили год назад за решетку. В первом случае имелась экспертиза Государственной Третьяковской галереи, во втором — экспертиза Всероссийского художественного научно-реставрационного центра имени Грабаря (ВХНРЦ). Меж тем подобных картин и подобных экспертиз на внутреннем рынке больше. Пример на изображениях рядом: картина художника дюссельдорфской школы Фрица Эбеля (оцененная на швейцарском аукционе Fischer в €9-12 тыс.) экспертизой ГТГ 2004 года безоговорочно признана картиной Ивана Шишкина (стоимостью как минимум €300 тыс.). Роскультура решила обезопасить себя и прекратить музейную практику коммерческой экспертизы.

Принятое решение явно противоречит интересам и сотрудников российских музеев, и арт-дилеров. Во-первых, потому что музеи лишаются возможности заработать. Сами эксперты не пропадут — работают же специалисты Третьяковки в частной фирме "Арт-Консалтинг", где отвечают своим именем, а результаты застрахованы международной страховой компанией Lloyd`s. Но доход от коммерческой экспертизы во многих музеях делят на всех — от директора до уборщиц, получается прибавка к зарплате. Во-вторых, потому что покупатель по-прежнему хочет экспертизу солидного музея — это повышает цену картины. Любая музейная экспертиза к тому же дешевле, чем того же "Арт-Консалтинга", хотя ГТГ в итоге дает листочек с туманными соображениями, а "Арт-Консалтинг" — пачку документов.

Атакуя распоряжение Роскультуры, НОЭКСИ выдвигает следующий аргумент: если музейщики окажутся вне игры, экспертизу начнут делать случайные люди. Появятся организации, у которых будет достаточно средств на приобретение аппаратуры, и количество фальшивок с экспертизами только возрастет. Меж тем у государства нет способа найти и выучить экспертов, кроме как в музеях. У немузейного сообщества тоже нет иной базы: если на Западе существуют выдающиеся частные собрания, у нас 90% произведений-эталонов сосредоточено в музеях.

"Если бы кто-то целенаправленно продвигал план по разрушению института экспертизы России в интересах криминальных участников оборота культурных ценностей, то более точного, простого и эффективного решения, чем запрет музеям на оказание услуг по экспертизе, не удастся себе представить",— угрожают эксперты. Кроме того, члены НОЭКСИ указывают на то, что имена самых уважаемых экспертов настолько тесно связаны с музеями, в которых они десятилетиями работают, что совершенная ими ошибка все равно бросит тень на имя музея. Они ссылаются при этом на этический кодексе ИКОМ (Международный совет музеев): "Любая деятельность, касающаяся музейного дела, проводимая музейным работником в частном порядке, может отразиться на самом музее или быть ему приписана",— записано в ст. 5 п. 3 кодекса.

По-видимому, Роскультуру это волнует не в первую очередь. Главное сейчас — избежать международного скандала, который до сих пор не случился просто чудом. Пока что владельцы фальшаков с экспертизами оказались русскими, и им не приходит в голову судиться с музеями, что означает с Минкультом и Российской Федерацией. Решение волевое и половинчатое: музеям делать экспертизу теперь нельзя, а госучреждениям вроде Всероссийского научно-исследовательского института реставрации (ВНИИР) и того же ВХНРЦ — по-прежнему можно.

По-видимому, ситуация будет корректироваться в соответствии с потребностями антикварного рынка — так, во всяком случае, уверяет глава Федерального агентства по культуре и кинематографии Михаил Швыдкой. Однако на некоторое время музейная экспертиза в России поставлена вне закона.


Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение